15 января 2004

Дело № 304

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

00.00.00 город Владивосток

Владивостокский гарнизонный военный суд в лице судьи Бояркина Д.В.,

при секретаре Толокновой Т.В.,

с участием государственных обвинителей: военного прокурора 304 военной прокуратуры гарнизона Гришмановского В.Л. и помощника военного прокурора 304 военной прокуратуры гарнизона Вяткина К.П.;

потерпевшего 1 и его представителя Сибирякова А.В., а также потерпевшего 2 и его представителя адвоката Аминьевой Я.А., предъявившей удостоверение №1142 от 15 января 2004 года и ордер №33 от 3 февраля 2011 года;

подсудимого: Гриневича В.В. и его защитника адвоката Кралина В.В., предъявившего удостоверение №426 от 10 января 2003 года и ордер № 282 от 3 февраля 2011 года,

в открытом судебном заседании, в расположении суда рассмотрел уголовное дело по обвинению

ГРИНЕВИЧА

В.В.,

в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.2 ст.336 УК РФ и преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ,

установил:

Органами предварительного следствия Гриневичу предъявлено обвинение в том, что он, 9 июня 2010 года, около 23 часов, находясь в очередном отпуск в г.Москве, в телефонном разговоре с подчиненным ему по службе потерпевшим 1, будучи недовольным служебной деятельностью последнего, используя нецензурные выражения в его адрес, в неприличной форме унизил честь и достоинство потерпевшего, тем самым причинив ему моральные и нравственные страдания, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ.

Ему же предъявлено обвинение в том, что 2 августа 2010 года, примерно в 22 часа, Гриневич, находясь в очередном отпуске в квартире по месту своего проживания, будучи недовольным уставной требовательностью потерпевшего 2, в чьем подчинении подсудимый проходил военную службу, в телефонном разговоре с последним, используя при этом нецензурные выражения в его адрес, в неприличной форме унизил честь и достоинство потерпевшего, тем самым причинив ему моральные и нравственные страдания, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ.

При этом Гриневич, высказал потерпевшему 2 угрозу физической расправы и убийством путем применения охотничьего огнестрельного оружия, которая была воспринята потерпевшим реально.

Данные действия подсудимого Гриневича органами предварительного следствия квалифицированы как совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ.

В судебном заседании, государственный обвинитель, оценив исследованные судом доказательства, реализуя свое право, предусмотренное ч.ч.7,8 ст.246 УПК РФ, обоснованно отказался поддерживать обвинение в совершении подсудимым преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ в отношении потерпевшего 1 и преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, в отношении потерпевшего 2, а также просил переквалифицировать действия Гриневича, совершенные им в отношении потерпевшего 2 с ч.2 ст.336 УК РФ, на ч.1 ст.130 УК РФ.

При этом прокурор пояснил, что обвинение Гриневича в совершении преступления в отношении потерпевшего 1, своего достоверного подтверждения в судебном заседании не нашло и объективно опровергнуто добытыми в судебном заседании доказательствами.

По результатам анализа имеющихся доказательств по делу, государственный обвинитель пришел к выводу о наличии неустранимых сомнений в виновности Гриневича в оскорблении потерпевшего 1 и отсутствии бесспорных и достаточных доказательств события указанного преступления, в связи с чем просил суд прекратить уголовное дело в данной части, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления.

Также, по убеждению военного прокурора, является необоснованным обвинение Гриневича в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, поскольку оно также опровергается исследованными судом доказательствами, из которых усматривается, что Гриневич В.В. не был замечен в использовании охотничьего ружья не по предназначению, данное ружье подсудимого хранилось надлежащим образом в сейфе, установленном в квартире подсудимого. Сам потерпевший 2 пояснил суду, что ранее не видел подсудимого с охотничьем ружьем. До состоявшегося разговора по телефону между потерпевшим 1 и Гриневичем, последний никогда не совершал активных противоправных действий в отношении потерпевшего 1 или других военнослужащих части, что могло однозначно свидетельствовать о том, что Гриневич реально исполнит высказанную им угрозу.

Отказавшись от обвинения Гриневича в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, военный прокурор просил суд прекратить уголовное дело в данной части, на п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления.

По убеждению суда, государственный обвинитель обоснованно пришел к выводу, что предъявленное Гриневичу обвинение в совершении им преступления в отношении потерпевшего 1, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ и преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, не нашло своего подтверждения в судебном заседании, в связи с чем, в соответствии с ч.7 ст.246 УПКРФ, отказался от обвинения подсудимого в совершении указанных преступлений.

Поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержания перед судом обеспечиваются обвинителем, учитывая, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, суд на основании ч.2 ст.254 УПК РФ, считает необходимым прекратить уголовное дело в отношении Гриневича, в части совершения последним указанных выше преступлений, а именно: преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ, в отношении потерпевшего 1, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, а также преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, в отношении потерпевшего 2, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Что же касается действий Гриневича в отношении потерпевшего 2, совершенных им 2 августа 2010 года, по мнению суда, государственный обвинитель обоснованно переквалифицировал содеянное подсудимым с ч.2 ст.336 УК РФ, на ч.1 ст.130 УК РФ, поскольку конфликтная ситуация, возникшая между Гриневичем и потерпевшим 2 2 августа 2010 года не была следствием их служебных взаимоотношений, не связана с исполнением ими обязанностей военной службы, при этом являлась следствием межличностных взаимоотношений и была обусловлена поведением потерпевшего 2 по отношению к дочери подсудимого.

В судебном заседании потерпевший 2, заявлял ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Гриневича, на основании ст.25 УПК РФ, в связи с примирением с подсудимым.

Обосновывая заявленное ходатайство, потерпевший 2 пояснил, что в ходе рассмотрения уголовного дела было достигнуто примирение с подсудимым, в связи с чем, каких-либо претензий он к нему не имеет, так как моральный вред, причиненный ему, полностью заглажен.

Подсудимый Гриневич согласился с ходатайством потерпевшего и не возражал против прекращения уголовного дела в его отношении в связи с примирением с потерпевшим.

Кроме того, подсудимый Гриневич пояснил, что ему в полном объеме разъяснены и понятны основания и последствия прекращения уголовного дела на основании ст.25 УПК РФ.

Защитник подсудимого адвокат Кралин В.В. пояснил, что имеются все основания, предусмотренные ст.25 УПК РФ, для прекращения уголовного дела в отношении Гриневича, поскольку последний впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести, полностью возместил потерпевшему причиненный вред.

Как это указывалось выше, государственный обвинитель, поддержал заявленное потерпевшим 2 ходатайство и просил суд прекратить уголовное дело в отношении Гриневича, в части, касаемой совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.76 УК РФ и в порядке ст.25 УПК РФ.

Оценив изложенное выше, в совокупности с мнением сторон, суд приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст.76 УК РФ, в порядке ст.25 УПК РФ суд, вправе, на основании заявления потерпевшего, прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении впервые преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Кроме того, согласно ч.2 ст.27 УПК РФ для прекращения уголовного дела по указанному основанию необходимо, чтобы с этим согласился обвиняемый.

Только при наличии всех указанных условий уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

Анализ приведенных выше доводов сторон в совокупности с материалами дела позволяют суду сделать вывод о наличии всех условий и оснований, предусмотренных законом, необходимых для прекращения уголовного дела в отношении подсудимого Гриневича, чьи действия по отношению к потерпевшему 2 квалифицированы по ч.1 ст.130 УК РФ.

Так, имеется заявление потерпевшего 2 о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого в связи с примирением с последним; данное примирение, по убеждению суда, фактически достигнуто, как то указал сам потерпевший; Гриневич, впервые привлекаемый к уголовной ответственности, не возражал против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст.25 УПК РФ.

Поскольку наличие основания для прекращения уголовного дела, определенных ст.25 УПК РФ, достоверно установлены судом, то в силу требований ч.3 ст.254 УПК РФ, суд, удовлетворяя ходатайства потерпевшего и государственного обвинителя, считает необходимым, уголовное дело в отношении Гриневича прекратить, а подсудимого, на основании ст.76 УК РФ освободить от уголовной ответственности.

Руководствуясь ст.ст.24, 25,27,132, 246, 254, 256 УПК РФ,

постановил:

В виду отказа государственного обвинителя от обвинения, в соответствии с ч.2 ст.254 УПК РФ и ч.7 ст.246 УПК РФ, прекратить уголовное дело в отношении Гриневича В.В.:

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления;

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления;

Прекратить уголовное дело в отношении Гриневича В.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.25 УПК РФ, то есть в связи с примирением сторон.

Гриневича В.В. за совершенное преступление, предусмотренное ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.76 УК РФ, от уголовной ответственности освободить.

Меру пресечения в отношении Гриневича В.В. – подписку о невыезде и надлежащем поведении, отменить.

Вещественные доказательства по делу: разрешение на хранение и ношение охотничьего, пневматического, огнестрельного оружия на имя Гриневича В.В., а также охотничье оружие марки ТОЗ 91 – 12- 1Е №940121, находящиеся на ответственном хранении в УВД по Первомайскому району г.Владивостока, по вступлению постановления в законную силу, передать Гриневичу В.В. в пользование по принадлежности.

Судебные издержки по делу в размере 5000 (пять тысяч) рублей, за оплату труда эксперта на предварительном следствии, на основании ч.9 ст.132 УПК РФ, взыскать в доход федерального бюджета: с Гриневича В.В - в сумме 2500 (две тысячи пятьсот рублей), с потерпевшего 2 - в сумме 2500 (две тысячи пятьсот рублей).

Настоящее постановление может быть обжаловано в кассационном порядке Тихоокеанский флотский военный суд в течение 10 суток со дня его вынесения.

Председательствующийподелу Д.В.Бояркин

Оригинал документа


Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ФЗ от 06.05.2010 № 81-ФЗ)
Наверх