25 мая 2011

Дело № не определено

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

25 мая 2011 года г. Томск

Советский районный суд города Томска в составе:

председательствующего Шефер И.А.

при секретаре Панфиловой В.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Щерба ТВ к Государственному учреждению – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Томск Томской области о взыскании суммы недоплаченной пенсии, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных издержек,

установил:

Щерба Т.В. обратилась в суд с иском к ответчику ГУ-УПФ РФ в г. Томск Томской области о взыскании суммы недоплаченной пенсии в размере <данные изъяты>, процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме <данные изъяты>, расходов по оплате услуг по составлению искового заявления в размере <данные изъяты>.

В обоснование требований указала, что <данные изъяты> обратилась в ГУ-УПФ РФ с заявлением о назначении пенсии по старости в соответствии с пп. б п. 1 ст. 28 закона РФ «о трудовых пенсиях в российской федерации», с ДД.ММ.ГГГГ ей назначена пенсия. Представителями пенсионного фонда ей было пояснено, что в пенсионном деле имеется архивная справка от ДД.ММ.ГГГГ Департамента труда и социальной защиты населения по <адрес> об отсутствии сведений о заработной плате работников <данные изъяты> предприятия <данные изъяты> за период <данные изъяты>, с которой она была ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем отсутствуют доказательства получения заработной платы в размере <данные изъяты> в <данные изъяты> году. Решением Советского районного суда г. Томска, вступившим в законную силу ДД.ММ.ГГГГ был установлен факт получения ею в <данные изъяты> году заработной платы в размере <данные изъяты>. В связи с этим ДД.ММ.ГГГГ она представила в пенсионный фонд заявление о перерасчете пенсии и приложила копию указанного решения суда. Однако перерасчет пенсии ей был установлен с 1го числа месяца, следующего за месяцем, в котором было подано заявление о перерасчете. Считает, что на основании положений ст. 2 закона РФ «о трудовых пенсиях в российской федерации» за период с <данные изъяты> по <данные изъяты> ей должна быть выплачена сумма части пенсионного обеспечения с учетом установленного судом юридического факта в размере <данные изъяты>.

В судебном заседании истец заявленные требования поддержала в полном объеме по основаниям изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика Драчева С.Б. иск не признала и пояснила, что пенсия назначена истцу в соответствии с требованиями ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», перерасчет в соответствии с требованиями истца произведен со следующего месяца за месяцем обращения с заявлением о перерасчете и представлением соответствующего документа, подтверждающего право на перерасчет, то есть также в соответствии с требованиями закона, а именно: ст. 20 ФЗ «о трудовых пенсиях в российской федерации», требования ст. 395 ГК РФ считает неприменимыми к данным правоотношениям, поскольку договорных отношений в данном случае между сторонами не возникло. Считает также, что требование истца о возмещении издержек, понесенных ею на составление искового заявления неподлежащими удовлетворению, поскольку использование денежных средств пенсионного фонда в соответствии с действующим законодательством носит целевой характер использования денежных средств и направления их расходования определены.

Выслушав объяснения сторон, исследовав и оценив представленные доказательства, суд находит иск подлежащим удовлетворению частично по следующим основаниям.

В ходе судебного разбирательства Судом установлено, что трудовая пенсия Щерба Т.В. назначена с ДД.ММ.ГГГГ., на момент ее обращения за назначением трудовой пенсии сведений о ее заработной плате за <данные изъяты> год не имелось. Размер ее заработной платы в <данные изъяты> году установлен решением Советского районного суда г. Томска от ДД.ММ.ГГГГ, то есть после назначения ей пенсии. С заявлением о перерасчете пенсии на основании указанного решения Щерба Т.В. обратилась к ответчику ДД.ММ.ГГГГ, перерасчет ей произведен с ДД.ММ.ГГГГ. Указанные обстоятельства подтверждены представленными в материалы дела доказательствами, а также не оспаривались сторонами.

Согласно п. 1 ст. 20 ФЗ «о трудовых пенсиях в российской федерации» (в редакции, действовавшей на момент обращения истца к ответчику с заявлением о перерасчете пенсии) перерасчет размера трудовой пенсии (части трудовой пенсии) в соответствии с пунктами 2-4 ст. 17 данного закона, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 настоящей статьи, производится:

с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступили обстоятельства, влекущие за собой перерасчет трудовой пенсии в сторону уменьшения;

с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором принято заявление пенсионера о перерасчете размера трудовой пенсии в сторону увеличения.

Таким образом, статьей 20 указанного закона определяются процессуальные сроки перерасчета размера трудовой пенсии лишь в случаях, предусмотренных ст. 17 закона.

Пунктом 2 ст. 20 ФЗ «о трудовых пенсиях в российской федерации» (в редакции, действовавшей на момент обращения истца к ответчику с заявлением о перерасчете пенсии) установлено, что заявление пенсионера о перерасчете размера трудовой пенсии принимается при условии одновременного представления им всех необходимых для такого перерасчета документов.

Однако указанные нормы в данном случае неприменимы, они регулируют иные отношения.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2006 (ответ на вопрос 18) разъяснено, что согласно п. 3 ст. 19 федерального закона от 17 декабря 2011 года «о трудовых пенсиях в российской федерации» в случае, если в данных индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования отсутствуют необходимые для назначения трудовой пенсии сведения и (или) к заявлению приложены не все необходимые документы, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии.

Вместе с тем п. 1 ст. 19 вышеуказанного Федерального закона установлено, что трудовая пенсия назначается со дня обращения за ней, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Таким образом, назначение трудовой пенсии обусловлено наличием права на указанную пенсию, реализация которого зависит от волеизъявления обладателя этого права.

Следовательно, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что на момент первоначального обращения за трудовой пенсией в пенсионный орган гражданин имел право на указанную пенсию, однако не располагал необходимыми сведениями и (или) документами, подтверждающими право на пенсию, и не смог представить их в установленный трехмесячный срок по не зависящим от него причинам (например, тождественность выполняемых истцом функций тем работам, которые дают право на пенсию, была установлена в ходе судебного разбирательства), то суд вправе удовлетворить требование истца о назначении ему трудовой пенсии по старости с момента первоначального обращения за указанной пенсией.

Аналогичное разъяснение дано Верховным Судом РФ и в п. 5 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2006 года, а также в определении Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 года № 16-В05-5.

Из указанных разъяснений следует, что отказ включить в трудовой стаж периоды работы, установленные решениями судов после назначения трудовой пенсии, с даты первоначального обращения гражданина в пенсионный орган за назначением трудовой пенсии, является необоснованным.

В ходе судебного разбирательства установлено, что на момент первоначального обращения за трудовой пенсией в пенсионный орган истец имела право на указанную пенсию, однако не располагала необходимыми сведениями и документами, подтверждающими ее право на пенсию, и не могла представить их в установленный трехмесячный срок по независящим от истца причинам, что подтверждается обращением истца в администрацию <адрес>, а именно по вопросу определения среднемесячного заработка за <данные изъяты> год и ответом указанной администрации о невозможности подтвердить средний заработок истца за <данные изъяты> в связи с реорганизацией, после чего истец обратилась в суд, и только решением Советского районного суда г. Томска от ДД.ММ.ГГГГ был установлен средний заработок истца за <данные изъяты> год в размере <данные изъяты>. Указанным решением также подтверждается факт, что истец не могла представить доказательств размера заработной платы за <данные изъяты> год в установленный трехмесячный срок в пенсионный орган по независящим от нее причинам, по описанным в нем обстоятельствам.

Поскольку право на пенсию с учетом заработной платы в <данные изъяты> года в размере <данные изъяты> у Щерба Т.В. возникло с достижением ею пенсионного возраста, то есть с ДД.ММ.ГГГГ, расчет и выплата пенсии за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ были произведены пенсионным органом без учета сведений о заработной платы за <данные изъяты> год, следовательно, Щерба Т.В. должна быть выплачена часть недоплаченной пенсии за указанный период в сумме <данные изъяты>. Размер и представленный истцом расчет суммы недоплаченной пенсии пенсионным органом не оспаривался. Таким образом, указанная сумма подлежит взысканию с ответчика.

Требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ удовлетворению не подлежат, поскольку нормы указанной статьи в данном случае неприменимы.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ) гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Согласно положениям п. 3 ст. 2 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА Российской Федерации к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Нарушение пенсионных прав затрагивает имущественные права граждан, однако такие правоотношения между пенсионным органом и лицом, имеющим право на получение пенсии, носят публично-правовой, а не частно-правовой характер, они не основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

На основании требований ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию судебные издержки в виде расходов на оплату услуг по составлению искового заявления, подтвержденных соответствующей квитанцией, в размере <данные изъяты>.

Руководствуясь ст.ст. 194-197 ГПК РФ, суд

решил:

Исковые Требования Щерба ТВ удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного учреждения – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации г. Томск Томской области в пользу Щерба ТВ сумму недоплаченной пенсии в размере <данные изъяты>, расходы на услуги по составлению искового заявления в сумме <данные изъяты>.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Советский районный суд г. Томска в течение десяти дней со дня изготовления мотивированного текста решения.

Судья: И.А. Шефер

Решение не вступило в законную силу.

Оригинал документа


Споры из нарушений пенсионного законодательства
Наверх