10 января 2012

Дело № 2-37/12

<данные изъяты>

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

10 января 2012 г. г. Омск

Советский районный суд г. Омска в составе

Председательствующего судьи Романовой О.Б.

при секретаре Шоль Р.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чуевой Т.В. к Мироненко А.В., Левановичу В.В., Чуеву А. В., Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска о признании недействительными отказа от приватизации жилого помещения, договора безвозмездной передачи в собственность граждан в порядке приватизации, договоров купли-продажи, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма,

установил:

Чуева Т.В. обратилась в суд с иском к Мироненко А.В., Левановичу В.В., Чуеву А.В., Департаменту имущественных отношений Администрации адрес о признании недействительными договора безвозмездной передачи в собственность граждан в порядке приватизации, договоров купли-продажи, истребовании имущества из чужого незаконного владения, указав, что ее сын Чуев А.В. на основании договора от .... о безвозмездной передачи жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, в собственность (приватизации) стал собственником указанного жилого помещения. Затем незаконно, без ее согласия снял с ее регистрационного учета. 16.11.2009 г. Чуев А.В. заключил с Левановичем В.В. договор купли-продажи спорной квартиры. Последний в свою очередь 05.05.2011 г. продал квартиру Мироненко А.В., который в настоящее время угрожает, что выселит ее из квартиры и ограничит ее жилищные права после своего вселения в квартиру.

В момент приватизации она проживала и была зарегистрирована в спорном жилом помещении, т.е. имела наравне с сыном Чуевым А.В. права на участие в приватизации, но по просьбе сына отказалась от приватизации. При этом сын ввел ее в заблуждение относительно того, что она будет ограничена в пользовании квартирой. Она полагала, что отказ от приватизации не повлечет негативных для нее последствий. Не предполагала, что без ее согласия возможно будет продать квартиру. Если бы ей были известны последствия, она бы не отказалась от приватизации. Полагает, что утратила право на участие в приватизации, право на приобретение квартиры в собственность. Факт введения сыном в заблуждение подтверждается тем, что без ее ведома он снял ее с регистрационного учета. В дальнейшем она восстановила запись регистрации в спорном жилом помещении. Поэтому считает, что на основании ст. 178 ГК РФ договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность, последующие договоры купли-продажи квартиры являются недействительными. Поэтому просит признать недействительным договор безвозмездной передачи жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, в собственность Чуеву А.В. от 16.01.2007 г.; признать недействительным договор купли-продажи спорного жилого помещения от 16.11.2009 г., заключенного между Чуевым А.В. и Левановичем В.В.; признать недействительным договор купли-продажи спорного жилого помещения от 05.05.2011 г., заключенного между Левановичем В.В. и Мироненко А.В.; признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности Мироненко А.В. на указанную квартиру; признать Мироненко А.В. добросовестным приобретателем; признать незаконным право собственности Мироненко А.В. на данную квартиру, возвратить ей жилое помещение, расположенное по адресу: адрес (л.д. 7-9).

Далее, Чуева Т.В. в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнила исковые требования, указав, что ей при подписании отказа от приватизации положения Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» не разъясняли, а попросили только подписать отказ. В тексте данного закона, даже если бы он ей зачитывался, отсутствуют указания на правовые последствия отказа и права собственника жилого помещения, указанные в ст. 30 ЖК РФ и ст.209 ГК РФ, в частности, право отчуждать жилое помещение без согласия проживающих с ним лиц, ей не разъяснялись. Не имея юридического образования, и в момент отказа от участия в приватизации спорной квартиры не знала и не могла знать содержания ст. 30 ЖК РФ и ст. 209 ГК РФ. По указанным обстоятельствам она утратила право на участие в приватизации и приобретения права собственности в спорном жилом помещении на ? доли помимо ее воли. Поскольку Чуев А.В. приватизировал квартиру без ее участия, поскольку в договоре приватизации нет ее подписи, он нарушил ее жилищные права, введя ее в заблуждение посредствам сокрытия от нее информации о праве собственника продать квартиру без согласия лиц, проживающих вместе с собственником, договор приватизации жилого помещения, заключенный с Чуевым А.В., не соответствует требованиям закона – ст. 209 ГК РФ. По этим же основаниям не соответствует закону договор купли-продажи, заключенный между Чуевым А.В. и Левановичем В.В., и между Левановичем В.В. и Мироненко А.В., поскольку последняя сделка заключена в момент незаконного снятия ее с регистрационного учета. Мироненко А.В. при совершении сделки полагал, что квартира свободна от прав третьих лиц, в то время, как она была зарегистрирована и продолжала проживать в квартире. Полагает, что на основании ст. 168 ГК РФ отказ от приватизации, договор о безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан, договоры купли-продажи от 16.11.2009 г. и 05.05.2011 г. являются недействительными. Поэтому просит признать недействительным отказ от участия в приватизации от 21.12.2006 г. недействительным; признать недействительным договор безвозмездной передачи жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, в собственность Чуеву А.В. от 16.01.2007 г.; признать недействительным договор купли-продажи спорного жилого помещения от 16.11.2009 г., заключенный между Чуевым А.В. и Левановичем В.В.; признать недействительным договор купли-продажи спорного жилого помещения от 05.05.2011 г., заключенный между Левановичем В.В. и Мироненко А.В.; признать недействительным запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности Мироненко А.В.; признать за ней право владения и пользование квартирой на условиях договора социального найма; взыскать расходы по оплате государственной пошлины (л.д. 81-86).

В судебном заседании истец Чуева Т.В. исковые требования с учетом их уточнения поддержала в полном объеме, указав, что в 2006 г. она со своим сыном Чуевым А.В. решили приватизировать спорную квартиру на имя сына, в связи с этим поехали в БТИ. Ее там спросили, на кого оформлять документы, на что она ответила, что на сына. Она собственноручно заполнила заявление об отказе в приватизации жилья, понимая, что собственником квартиры станет ее сын. Чуев А.В. давления на нее не оказывал. Но она не знала, и ей не разъяснили, что ее можно будет выселить из квартиры и без ее согласия продать квартиру. Если бы ей данные положения разъяснили, и она это понимала, она бы не стала приватизировать квартиру только на сына. При написании заявления об отказе от участия в приватизации она заблуждалась, т.к. думала, что если сын станет единственным собственником квартиры, ее жилищные права не будут ущемлены. Полагает, что ущемление жилищных прав состоит в том, что если новый собственник заселится в квартиру с семьей, совместно с ними невозможно будет ужиться, т.к. квартира очень маленькая. Поэтому считает ее отказ от участия в приватизации недействительным. Также полагает, что сам договор приватизации жилого помещения является недействительным, поскольку указанный договор составлялся в ее отсутствие, и она в нем не расписывалась. О том, что квартира была продана дважды, и новым собственником в настоящее время является Мироненко А.В., она узнала в мае 2011 г.

Представитель Чуевой Т.В. – Баянов А.Я., действующий на основании доверенности (л.д. 25), в судебном заседании уточненные исковые требования Чуевой Т.В. поддержал в полном объеме, указав, что отказ Чуевой Т.В. от участия в приватизации является недействительным, поскольку оно не соответствует требованиям Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», ст.ст. 30, 31 ЖК РФ, ст. 209 ГК РФ. В заявлении не указан перечень прав лица, отказывающегося от участия в приватизации, не прописаны последствия отказа от приватизации. По его мнению, поскольку истцу не были разъяснены положения ст.ст. 30, 31 ЖК РФ, ст. 209 ГК РФ, а также последствия отказа от участия в приватизации, отказ истца от участия в приватизации является недействительной сделкой. Вместе с тем, далее сказал, что не может пояснить, каким требованиям закона не соответствует отказ истца от участия в приватизации квартиры. Договор безвозмездной передачи жилого помещения также считает недействительной сделкой, поскольку пункт 4 договора не соответствует п. 1 ст. 420 ГК РФ, а кроме того, поскольку этим договором Чуевой Т.В. вменены обязанности по заключению договора найма с собственником жилого помещения, договор должен быть подписан также и ею. Считает, что отказ от приватизации и договор приватизации нарушают жилищные права истца. Оспариваемые договоры купли-продажи спорной квартиры являются недействительными, поскольку жилое помещение не было свободным от прав третьих лиц и в данных договорах не имеется указаний на то, что Чуева Т.В. имеет право постоянного бессрочного пользования квартирой.

Ответчик Леванович В.В. участия в судебном заседании не принимал, был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства, просил о рассмотрении дела в свое отсутствие (л.д. 116, 118). В представленном отзыве указал, что 16.01.2007 г. Чуевым А.В. был заключен договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации. Чуева Т.В. от участия в приватизации отказалась, написав отказ. Следовательно, она добровольно отказалась от приватизации жилого помещения. Отметил, что каких-либо письменных доказательств, подтверждающих факт заблуждения Чуевой Т.В. о совершаемых действиях в отношении жилого помещения, ею представлено не было. С момента заключения договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации от 16.01.2007 г. прошло более четырех лет. Обстоятельств, прерывающих или приостанавливающих в соответствии с законом срок исковой давности, в данном случае не имеется. Полагает, что у истца истек срок исковой давности. По существу заявленных требований указал, что 16.11.2009 г. между ним и Чуевым А.В. был заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес. Данный договор заключен добровольно, без принуждения со стороны кого-либо, все существенные условия в договоре были оговорены. После заключения договора купли-продажи он зарегистрировал своё право собственности, о чем мне было выдано свидетельство о регистрации права собственности. Как при заключении договора купли-продажи, так и после регистрации его права собственности, никаких возражений со стороны третьих лиц не поступало. Согласно ст. ст. 4, 6 договора купли-продажи от 16.11.2009 г., гр. Чуев А.В. гарантировал, что квартира по адресу: адрес, не заложена, под запрещением не состоит, судебного спора о ней нет, свободна от проживания третьих лиц. Поэтому считает себя добросовестным приобретателем. Просил в удовлетворении исковых требований отказать в виду истечения сроков исковой давности.

Представитель ответчика Левановича В.В. – Савицкий Е.А., действующий на основании доверенности (л.д. 78), исковые требования Чуевой Т.В. не признал в полном объеме по основаниям, изложенным в письменных возражениях Левановича В.В., просил в удовлетворении иска Чуевой Т.В. отказать, как по существу, так и в связи с пропуском срока исковой давности.

Ответчик Мироненко А.В. в судебном заседании исковые требования не признал в полном объеме, указав, что он приобрел спорную квартиру у Левановича В.В. по договору купли-продажи. Перед приобретением квартиры он ее осматривал, ФИО1 в квартире не было. О том, что она имеет право пользования квартирой, он не знал.

Ответчик Чуев А.В. участия в судебном заседании не принимал, был извещен по правилам ст. 119 ГПК РФ по известному месту жительства.

Ответчик – Департамент имущественных отношений Администрации г. Омска в лице своего представителя участия в судебном заседании не принимал, был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, об уважительности причин неявки не сообщил, возражений по иску не представил (л.д. 103).

Третьи лица – Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Омской области, ГП Омской области «Омский центр технической инвентаризации и землеустройства» в лице своих представителей участия в судебном заседании не принимали, были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания. Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Омской области поступило ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя (л.д. 96, 101). В представленном суду отзыве высказал возражения против удовлетворения исковых требований (л.д. 94-97).

Суд, выслушав стороны, изучив материалы гражданского дела, приходит к следующему.

Согласно ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В силу ч. 1 ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

На основании ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В соответствии с положениями ст. 35 Конституции РФ государство, признавая и защищая частную собственность, берет на себя обязанность обеспечить ее охрану путем принятия соответствующих законов. Названная статья Конституции основывается на общепризнанных принципах международного права, содержащихся в ст. 17 Всеобщей декларации прав человека и ст. 1 Протокола N 1 от 20 марта 1952 г. к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.). Право собственности может быть ограничено лишь с соблюдением ч. 3 ст. 55 Конституции. Правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом регулируются нормами гражданского законодательства. Лишение лица его имущества возможно только по решению суда. Под лишением следует понимать принудительное прекращение права собственности, т.е. лишение лица права владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом.

В ходе судебного разбирательства установлено следующее.

Согласно договору социального найма жилого помещения № от 12.12.2006 г. право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, на указанный период принадлежало нанимателю Чуеву А.В. и Чуевой Т.В. (л.д. 62-63) на основании ордера № от 22.01.1979 г. (л.д. 65). Указанное обстоятельство подтверждено и копией лицевого счета от .... на указанную квартиру (л.д. 49, 64)

16.01.2007 г. между Департаментом недвижимости Администрации города Омска в лице Государственного предприятия Омской области «Омский центр технической инвентаризации и землеустройства» и Чуевым А.В. был заключен договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации (л.д. 47, 58), в соответствии с которым, в собственность Чуева А.В. была передана адрес мкр. Береговой адрес. В пункте 4 указанного договора указано, что в перечне лиц, проживающих в жилом помещении и отказавшихся от участия в приватизации, указана Чуева Т.В., которая сохраняет право проживания в жилом помещении на условиях договора найма, заключенного с собственником.

В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Анализ вышеприведенной нормы ГК РФ позволяет сделать вывод, что наиболее характерные особенности права собственности, отличающие его от других гражданских прав, состоят в следующем:

1) право собственности - это первоначальное субъективное право, непосредственно вытекающее из закона. Между законом, определяющим правомочия собственника, и собственником не существует никаких других субъектов права. Последние лишь противостоят собственнику как лица, обязанные не нарушать принадлежащее ему право собственности. Право собственности является вещным правом;

2) право собственности по своему содержанию представляет собой наиболее полное имущественное право, предусмотренное гражданским законодательством. Оно основано на действии принципа дозволения совершать любые действия, не запрещенные законом;

3) право собственности действует в течение всего времени, пока продолжает существовать соответствующее имущество, являющееся его объектом.

4) право собственности зиждется на принципе: одна вещь - один собственник (либо несколько совмещенных между собой собственников). Все другие вещные права на вещь имеют зависимый от права собственности характер;

5) право собственности имеет исключительный характер: оно исключает все другие лица от осуществления правомочий, принадлежащих собственнику.

В ряде случаев собственник может быть лишен всех трех важнейших правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом (например, арест имущества). Но это не означает автоматического прекращения права собственности. Такая ситуация имеет временный характер: собственник либо будет восстановлен в своих правах, либо по основаниям, предусмотренным законом, его право будет прекращено.

16.11.2009 г. Чуев А.В. заключил с Левановичем В.В. договор купли-продажи жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. адрес, адрес (л.д. 40). Актом приема-передачи квартиры подтверждается, что 16.11.2009 г. указанное жилое помещение передано ФИО4 Левановичу В.В. (л.д. 39).

05.05.2011 г. Леванович В.В. продал, а Мироненко А.В. купил по договору купли-продажи спорную квартиру (л.д. 31-32). Согласно акту приема-передачи, 05.05.2011 г. спорное жилое помещение было передано покупателю (л.д. 33).

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, собственником жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, является ответчик Мироненко А.В. (л.д. 10).

В соответствии с преамбулой к Закону РФ от 04.07.1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» приватизация есть это бесплатная передача в собственность граждан РФ на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде.

Согласно ст. 11 названного Закона каждый гражданин имеет право на приобретение в собственность бесплатно в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

В силу ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 154 ГК РФ сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Таким образом, в силу ст.ст. 153, 154 ГК РФ заявление об отказе от участия в приватизации жилого помещения является односторонней сделкой, договор о безвозмездной передаче жилого помещения в собственность граждан – двусторонней сделкой.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Истцом при уточнении исковых требований указано, что ее отказ от участия в приватизации жилого помещения, выраженный в заявлении, а также договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан не соответствуют требованиям закона.

Вместе с тем, в силу ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Из содержания указанной нормы права следует, что приватизация жилого помещения возможна только при обязательном согласии на приватизацию всех совершеннолетних членов семьи нанимателя.

При этом, названным Законом, а также иными правовыми актами не предписано, в какой форме и каким содержанием должен быть совершен отказ лица, занимающего жилое помещение на условиях социального найма, от участия в приватизации жилого помещения, а также законодательно не предусмотрено, какие права лица, отказывающегося от участия в приватизации, и последствия отказа от приватизации должны быть разъяснены указанному лицу.

Кроме того, Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не предусмотрено, что лицо, имеющее право на получение в порядке приватизации в собственность жилое помещение, но отказавшееся от участия в приватизации, должно участвовать в заключении договора о безвозмездной передаче жилого помещения в собственность граждан и подписывать его, как сторона сделки.

Согласно заявлению об отказе от 21.12.2006 г. Чуева Т.В., ознакомившись с положением Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», предусматривающего ее права и возникающие последствия, в письменном виде заявила об отказе от участия в приватизации жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, и оставила за собой право участвовать в приватизации другого жилого помещения. В тексте заявление имеется запись о том, что данное заявление записано собственноручно Чуевой Т.В. (л.д. 48).

В судебном заседании Чуева Т.В. подтвердила то обстоятельство, что она и ее сын Чуев А.В. решили, что именно последний станет собственником квартиры, а она пришла к решению отказаться от участия в приватизации спорного жилого помещения. При этом, она понимала, что она собственником жилого помещения не станет, т.е. ее воля при написании указанного отказа была направлена именно на ее отказ от участия в приватизации квартиры и согласилась с тем, что Чуев А.В. станет собственником жилого помещения.

Таким образом, поскольку истец в письменном виде выразила свое согласие на получение Чуевым А.В. в порядке приватизации в единоличную собственность жилого помещения, расположенного по адресу: адрес, мкр. Береговой, адрес, и тем самым отказалась от участия в приватизации, что не противоречит требованиям закона.

Ссылка стороны истца на тот факт, что Чуева Т.В. не была ознакомлена с положениями ст.ст. 30, 31 ЖК РФ, ст. 209 ГК РФ, а также последствия ее отказа от участия в приватизации, что, по мнению истца, противоречит закону, не основано на нормах материального права.

Более того, как Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», так и иные правовые акты Российской Федерации являются общедоступными, и при должной внимательности и осмотрительности истец могла ознакомиться с положениями закона, а также при желании получить соответствующие консультации в компетентных органах.

Поэтому отсутствуют основания считать, что отказ Чуевой Т.В. от участия в приватизации жилого помещения, а также договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации являются недействительной сделкой по мотиву их ничтожности.

Что касается доводов стороны истца о том, что ее отказ от участия в приватизации жилого помещения был совершен под влиянием заблуждения, поскольку она не предполагала, что в результате перехода квартиры в единоличную собственность только Чуева А.В. ее жилищные права будут ущемлены, суд указывает следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Под заблуждением принято понимать неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой им сделки. Внешнее выражение воли в таких случаях не соответствует ее подлинному содержанию. По смыслу приведенной правовой нормы сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств имеющих для него существенное значение и под их влиянием совершает сделку, которую он совершил бы, если бы не заблуждался.

Чтобы сделка могла быть признана недействительной, заблуждение должно существовать уже в момент совершения сделки и иметь существенное значение для ее совершения. Заключение сделки под влиянием заблуждения надлежит понимать так, что такое заблуждение налицо тогда, когда оно касается условия, без которого сделка не была бы совершена (нет заблуждения - нет сделки).

Из уточненного иска Чуевой Т.В., ее доводов в судебном заседании следует, что в момент совершения ею отказа от участия в приватизации жилого помещения, она понимала, что она именно отказывается от участия в приватизации квартиры, в результате отказа она не становится собственником жилого помещение, которое переходит в единоличную собственность ее сына Чуева А.В., а она лишается возможности приобрести в собственность указанную квартиру, что само по себе свидетельствует об отсутствии у истца заблуждения относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Вместе с тем, истец пояснила, что при совершении указанного отказа она не предполагала, что этот отказ не повлечет для нее негативных последствий в виде ущемления ее жилищных прав, поскольку при отчуждении жилого помещения Чуевым А.В. у нее значительно снижается возможность пользования ею квартирой при другом собственнике.

Статья 19 ФЗ «О введении в действие Жилищного Кодекса РФ» от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ ограничивает применение части 4 ст. 31 ЖК РФ, предусматривая ее нераспространение на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» при рассмотрении иска собственника жилого помещения о признании бывшего члена его семьи утратившим право пользования этим жилым помещением необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 19 Вводного закона действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Согласно частям 2 и 4 статьи 69 ЖК РФ (до 1 марта 2005 года - статья 53 ЖК РСФСР) равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении.

Анализируя указанные законоположения, суд указывает, что если член семьи собственника на момент приватизации имел равные права с лицом, которое впоследствии приобрело в собственность данное жилое помещение, но отказался от приватизации, дав согласие на приватизацию иному лицу, то при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу он не может быть выселен из этого жилого помещения, поскольку имеет право пользования данным жилым помещением. При этом необходимо исходить из того, что право пользования носит бессрочный характер.

С учетом того, что Чуева Т.В. в момент приватизации спорного жилого помещения наравне с Чуевым А.В., оформившим свое право собственности на квартиру в порядке приватизации, равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, у нее сохраняется право постоянного пользования жилым помещением, поскольку она продолжает проживать в спорной квартире и ее право пользования не прекращено, несмотря на отчуждением Чуевым А.В. жилого помещения.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что отказ истца от участия в приватизации спорной квартиры и договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан ни коим образом не ущемляют ее жилищные права.

Поэтому, отсутствуют предусмотренные законом основания для удовлетворения исковых требований Чуевой Т.В. о признании недействительным ее отказа от участия в приватизации жилого помещения и договора передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации, в связи с чем, в удовлетворении указанных требований истцу надлежит отказать.

Кроме того, суд находит состоятельными доводы стороны ответчика Левановича В.В. о применении последствий пропуска истцом срока исковой давности по следующим основаниям.

В силу ст. 195, 196, 197 ГК РФ, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться иные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Как указано выше, отказ Чуевой Т.В. от участия в приватизации жилого помещения был совершен ею 21.12.2006 г., договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан был заключен Чуевым А.В. 16.01.2007 г., о чем истцу было достоверно известно.

Требование о признании указанного договора недействительным по мотиву его оспоримости было заявлено 09.11.2011 г. (л.д. 14), а требования о признании недействительными этого же договора и отказа от участия в приватизации жилого помещения в силу их ничтожности предъявлены Чуевой Т.В. в д. XXX.12.2011 г. (л.д. 87-88), т.е. за пределами срока исковой давности, установленного ст. 181 ГК РФ для оспаривания названных сделок как по мотиву их оспоримости, так и по мотиву ничтожности.

В силу ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Таким образом, поскольку истцом пропущен срок исковой давности по требованиям о признании недействительным отказа от участия в приватизации жилого помещения и договора передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации, в связи с чем, в удовлетворении указанных требований истцу надлежит отказать и по мотиву пропуска срока исковой давности.

Что касается требования истца о признании недействительными договоров купли-продажи спорного жилого помещения, заключенных .... между Чуевым А.В. и Левановичем В.В., и 05.05.2011 г. между Левановичем В.В. и Мироненко А.В., по мотиву их ничтожности из-за несоответствия требованиям закона, суд также не находит оснований для их удовлетворения.

Как указано истцом, основанием для признания данных договоров недействительными является то обстоятельство, что жилое помещение не было свободным от прав третьих лиц и в данных договорах не имеется указаний на то, что Чуева Т.В. имеет право постоянного бессрочного пользования квартирой, в связи с чем, покупатели не заключили бы данные договоры.

Действительно, согласно ст. 558 ГК РФ существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

Вместе с тем, в силу п. 1 ст. 460 ГК РФ неисполнение продавцом обязанности передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц, дает покупателю право требовать уменьшения цены товара либо расторжения договора купли-продажи, если не будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц на этот товар, в связи с чем, Чуева Т.В. не вправе требовать признания оспариваемых договоров недействительными по указанному основанию.

Поскольку отсутствуют основания для удовлетворения требований Чуевой Т.В. о признании недействительными отказа от приватизации жилого помещения, договора безвозмездной передачи в собственность, договоров купли-продажи, отсутствуют и основания для удовлетворения иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма.

Таким образом, суд, оценив доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, приходит к выводу о том, что в удовлетворении иска Чуевой Т.В. надлежит отказать в полном объеме.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Чуевой Т.В. к Мироненко А.В., Левановичу В.В., Чуеву А.В., Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска о признании недействительными отказа от приватизации жилого помещения, договора безвозмездной передачи в собственность, договоров купли-продажи, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма – отказать.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд путем подачи апелляционной жалобы в Советский районный суд г. Омска в течение месяца со дня составления мотивированного решения.

Судья <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Оригинал документа
Споры, связанные со сделками с частными домами и приватизированными квартирами
Телефоны юристов
Наверх