19 августа 2011

Дело № 1-54-11

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

гор. Таганрог, Ростовская область 19 августа 2011 г.

Судья Таганрогского городского суда Ростовской области Марченко Р.В., с участием:

государственного обвинителя прокуратуры г. Таганрога Пардоновой И.А.,

обвиняемой Церюта Н.В.,

защитника адвоката Терезникова А.Ю., удостоверение №, ордер №;

защитника адвоката Невского И.А., удостоверение №, ордер №;

потерпевшего Банк 1 в лице представителей Г.В., Е.М..;

потерпевшего Ж.А.,

при секретаре Остапенко Н.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

ЦЕРЮТА Н.В., <данные изъяты>, не судимой,

обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.176 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.174.1 УК РФ, ч.4 ст.159 УК РФ, ст.196 УК РФ,

установил:

Церюта Н.В., являясь на основании приказа №пр от <дата> директором ООО Т., расположенного по адресу: <адрес>, наделенной в соответствии с Уставом ООО Т., организационно-распорядительными и административно-хозяйственными обязанностями в указанной коммерческой организации, имея умысел на незаконное получение кредита, используя свое служебное положение, <дата> обратилась в Банк 1, расположенный по адресу: <адрес> с целью заключения кредитного договора об открытии невозобновляемой кредитной линии. Для рассмотрения вопроса о выдаче кредита Церюта Н.В. в обеспечение испрашиваемого кредита предоставила в банк заведомо ложные сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО Т., предоставив опись имущества ООО Т., включив в нее ранее предоставленное ООО Т. лизинговое оборудование, принадлежащее собственнику ЗАО Е. залоговой стоимостью 4 833 581,12 рублей, и ОАО Банк 2 залоговой стоимостью 812 935,46 рублей. По результатам изучения предоставленных Церюта Н.В. документов последняя <дата> добилась заключения между ООО Т. в ее лице и Банк 1 в лице заместителя управляющего К.А. договора об открытии невозобновляемой кредитной линии № от <дата> на предоставление ООО Т. кредита в сумме 42 500 000 рублей д. XXX,25% годовых в целях пополнения оборотных средств.

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Таким образом, Церюта Н.В. ложно обеспечила исполнение обязательств по договору невозобновляемой кредитной линии № от <дата>, тем самым незаконно получила для ООО Т. кредит, путем предоставления заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО Т., причинив своими действиями Банк 1 крупный ущерб.

Она же, Церюта Н.В., являясь на основании приказа №. директором ООО «Т.», используя свое служебное положение <дата> в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, добытыми ею в результате совершенного преступления, а именно незаконного получения кредита, действуя с преступным умыслом, направленным на легализацию таких денежных средств, осуществляла финансовые операции с денежными средствами.

<данные изъяты>

<данные изъяты>

После получения денежных средств в результате совершенного ею преступления, предусмотренного ч.1 ст. 176 УК РФ Церюта Н.В. согласно заключению эксперта <дата> частью денежных средств в сумме 31 681 023 рублями распорядилась по своему усмотрению, совершив финансовые операции в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.

Таким образом, Церюта Н.В., совершила финансовые операции с денежными средствами, приобретенными в результате совершения ею преступления, то есть легализовала их на общую сумму 31 681 023 рубля.

Она же, Церюта Н.В., являясь на основании приказа №., и приказа №, директором и учредителем с 20% долей в Уставном капитале ООО «Т.», расположенного по адресу: <адрес> наделенной в соответствии с Уставом ООО «Т.» зарегистрированным в ИФНС России по г.Таганрогу, организационно-распорядительными и административно-хозяйственными обязанностями в указанной коммерческой организации, имея умысел на хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, из корыстных побуждений, с использованием своего служебного положения под предлогом приобретения товара и пополнения оборотных средств организации <дата> на территории г.Таганрога завладела денежными средствами в особо крупном размере на общую сумму 26 052 201, 24 рублей.

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Таким образом, Церюта Н.В., являясь директором ООО «Т.», путем злоупотребления доверием потерпевших ОАО ПТ, ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю., Ж.А. с использованием своего служебного положения за период <дата>. похитила денежные средства в общей сумме 26 052 201, 24 рублей, которыми распорядилась по своему усмотрению в своих личных, корыстных целях, чем причинила указанным лицам ущерб в особо крупном размере.

Она же, Церюта Н.В., являясь директором и учредителем с 20% долей в Уставном капитале ООО «Т.», расположенном по адресу: г. <адрес>, наделенной в соответствии с Уставом ООО «Т.» организационно-распорядительными и административно-хозяйственными обязанностями в указанной коммерческой организации, в личных интересах в период с <дата> совершила действия по выводу активов предприятия, направленные на умышленное создание неплатежеспособности ООО «Т.», выразившиеся в заключении договоров купли-продажи имущества на заведомо невыгодных условиях, заключении формальных и фиктивных договоров, зачетов взаимных требований (предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов), которые стали причиной неплатежеспособности ООО «Т.».

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Таким образом, Церюта Н.В., являясь на основании приказа №, и приказа № директором и учредителем с 20% долей в Уставном капитале ООО «Т.» за период <дата> совершила действия, заведомо влекущие неспособность ООО «Т.» в полном объеме удовлетворить требования кредитора ЗАО «Е.» на общую сумму 7 467 100,44 рублей, и требования ИФНС Росси по г. Таганрогу Ростовской области об исполнении обязанности по уплате обязательных платежей в бюджет, а именно задолженности по налогам, задолженности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, по текущим платежам на общую сумму 113 318 614, 77 рублей, чем причинила крупный ущерб, так как 17.08.XXXX г.решением Арбитражного суда № ООО «Т.» признано несостоятельным (банкротом), и в отношении него открыта процедура конкурсного производства.

В судебном заседании подсудимая Церюта Н.В., отрицала свою причастность к совершению инкриминируемых ей преступлений, предусмотренных ч.1 ст.176 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.174.1, ч.4 ст.159 УК РФ, ст.196 УК РФ, вину не признала.

Церюта Н.В. в судебном заседании в целом поддержала показания, данные ею на предварительном следствии (т.12 л.д.57-64, т.14 л.д.103-105, т.15 л.д.6-8), из которых следует, что все эпизоды носят исключительно гражданско-правовой характер и все судебные акты по указанным эпизодом уже вынесены в суде. Никакого умысла и намерения обманывать и не платить у нее не было. Личной выгоды она не преследовала. Заработную плату она получала, как и все сотрудники организации. После того, как прекратились ее полномочия как директора, нести обязательства ООО «Т.» не входит в ее обязанности. Со Банк 1 был заключен кредитный договор на 100 млн. рублей. Было получено несколько траншей этого кредита на общую сумму 59,5 млн. рублей. Но затем по непонятным для нее причинам Банк 1 отказался выплачивать оставшуюся сумму. Она не могла знать о том, что банк не выплатит ей часть кредита. Деньгами, поступившими от Банк 1, а также от реализации товара планировалось рассчитаться с кредиторами и пополнить товарооборот. Денежные средства получались для осуществления деятельности. Тех денежных средств, которые должны были быть получены в банке, было бы достаточно для продолжения деятельности предприятия и погашения текущих долгов. Кроме того, были заемные деньги от Ж.А. (для пополнения оборотных средств и закупки товара) которые были, скорее всего, сданы в кассу ООО «Т.», а затем - в банк. Кроме того, <дата> ООО «Т.» также получил денежные средства в сумме 21 465 500 рублей от Р.Ю., которого хорошо знала, для приобретения товаров для ООО «Т.» которые были сданы в банк, Р.Ю. были выданы квитанции. Позднее Р.Ю. обратился в суд и его исковые требования были удовлетворены. Но почему-то Р.Ю. не обратился в Арбитражный суд для включения его в реестр кредиторов, а безосновательно пошел в милицию и написал заявление. По поводу финансово- хозяйственных взаимоотношениях с ООО «У.» она пояснила, что с указанной организаций был заключен договор. По поводу ухудшения финансово-хозяйственного положения ООО «Т.» она показала, что финансово-хозяйственное положение организации было ухудшено в связи с тем, что Банк 1 нарушил условия договора, не выдал денежные средства по заключенному договору. Банк 1 подорвал деятельность крупной организации. О проведении процедуры банкротства ей ничего не известно. По поводу продажи товаров, торгового оборудования и недвижимости в период проведения процедуры банкротства ей также ничего не известно. С водителями Х.Т. она не знакома.

С предъявленным ей обвинением она не согласна. Считает его надуманным и логически не увязанным с существующим гражданским законодательством и правилом ведения предпринимательской деятельности. По поводу правоотношений с ОАО «ПТ», ИП А.Д., Р.Ю., Ж.А. и ООО «У.», пояснила, что денежные средства поступили в кассу предприятия и нашли отражение в налоговой отчетности. Подписи кассира и бухгалтера она не подделывала. Помимо всего прочего Ж.А. и Р.Ю. обращались с исками к ООО «Т.», по которым есть решения. Ж.А. стоит в реестре кредиторов ООО «Т.». Отказа Р.Ю. о включении его в реестр кредиторов не было. Эти правоотношения с участием указанных лиц носят исключительно гражданский характер. Ж.А. получил от ООО «Т.» часть денежных средства в счет погашения долга. ЗАО «Е.» передавало в аренду ООО «Т.» терминалы платежей заведомо для передачи их в субаренду, указывая в договоре лизинга «по адресу субарендатора». Более того, этот договор был заключен не ею, а ранее действующим директором. Дополнительные соглашения были подписаны по просьбе субарендатора ООО «<данные изъяты>». Денежные средства в сумме 17 690 млн. рублей, перечисленные в ООО «ТА, были согласованы со Банк 1, деньги выдавались на эти цели. С того момента, как она престала осуществлять роль директора, она никаких указаний сотрудникам ООО «Т.» не давала. Никаких договоров и платежных поручений не подписывала. В указанный период, когда осуществляется период «Наблюдения» все выплаты от предприятия были запрещены, кроме выплат заработной платы и ведения текущей деятельности предприятия. Ей непонятно, каким образом она организовала неспособность ООО «Т.» выдать лизингодателю ЗАО «Е.» его имущество. ООО «Т.» обязано возвратить имущество, а не денежные средства, как остальным кредиторам и повлиять на выдачу либо не выдачу имущества на стадии конкурсного производства она не в силах. Все эпизоды (якобы преступные действия), вмененные ей, полностью противоречат гражданским законам, регулирующим процедуру банкротства, ведение предпринимательской деятельности ООО, лизинговым правоотношениям, правоотношениям по договору займа, и.т.д.

Несмотря на непризнание подсудимой Церютой Н.В. вины, Суд считает что обвинение, предъявленное Церюта Н.В., является обоснованным и в полном объеме подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Вина Церюта Н.В. по факту предоставления в Банк 1 заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации ООО «Т.» для получения кредита в сумме 42 500 000 рублей по договору № от <дата> подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями допрошенных потерпевших и свидетелей:

- управляющего Банк 1 Г.В., который в суде поддержал свои показания, данные на предварительном следствии (т.3 л.д.15-16) о том, что с <дата> одним из клиентов Банк 1 являлось ООО «Т.». На тот момент учредителем и директором данного общества являлся И.А., затем директором ООО «Т.» был А.С., а в последствии стала Церюта Н.В. Кредитование ООО «Т.» производилось отделением Банк 1 самостоятельно, но в рамках установленного Банк 1 лимита на данного клиента. Процедура предоставления кредита расписана нормативными актами, а сумма кредита определяется финансовым состоянием юридического лица, его ходатайством, а также стоимостью предоставляемого обеспечения. Документами, подтверждающими право собственности на залоговое имущество (основные средства предприятия - оборудование, имущество, здания, сооружения) являются договора купли-продажи, платежные поручения на оплату имущества, расшифровки балансовых счетов предприятия, в которых отражается наличие залогового имущества и инвентарные карточки на основные средства на каждую единицу. Оригиналы карточек находятся у заемщика, и проверяются при проверке залога. Заявка о предоставлении кредита от ООО «Т.» поступила в банк <дата>, и после проведения необходимой процедуры кредит был выдан под залог недвижимости, принадлежащей ООО «Т.», и доли в уставном капитале И.А. стоимостью 85 млн. рублей, в том числе торгового оборудования, расположенного в сети магазинов «М.», по <адрес>, а также и других местах стоимостью 6 млн. рублей. На торговое оборудование были предоставлены документы, подтверждающие право собственности, они были проверены службами безопасности и кредитной службой, также была проведена проверка фактического наличия залогового имущества с выездом по месту его нахождения, был составлен акт, куда были внесены наименования оборудования и инвентарные номера, присвоенные заемщиком. Затем составлен договор залога (со списком оборудования, предоставляющегося в залог) и выдан кредит на сумму 42 500 000 рублей. Платежи по уплате процентов по данному кредитному договору № от <дата> от ООО «Т.» поступили дважды - <дата> и <дата>, но уже <дата> возникли вопросы по уплате процентов. В связи с тем, что в этот период полки магазинов ООО «Т.» стали пустеть и стал падать товарооборот, банком были инициированы неоднократные переговоры с учредителем и директором этого предприятия. Церюта и И.А. поясняли, что имеет место нехватка оборотных средств и долги перед поставщиками, которые отказались поставлять товар без предоплаты. Затем банку стало известно, что ООО «Т.» <дата> подало заявление о несостоятельности (банкротстве), а <дата> к нему (Г.В.) обратился директор ЗАО «Е.» и сообщил, что у банка в залоге находится имущество, а именно торговое оборудование, принадлежащее ЗАО «Е.», которое по договорам лизинга передано в пользование ООО «Т.» и расположено оно в магазинах по <адрес>. После получения этой информации банк начал проверку. Как пояснил свидетель, проверка проводилась по тем документам, которые были предоставлены в обеспечение кредита, и тем документам на оборудование, которое было предоставлено ЗАО «Е.». Кроме кредитного договора № от <дата> у банка с ООО «Т.» были заключены и иные кредитные договора и если бы банку было известно о том, что часть залогового имущества не принадлежит ООО «Т.», то кредит бы предоставлен не был вообще, потому что это уже подпадает под определенную статью, или был бы предоставлен в меньшем размере с учетом коэффициента обеспеченности залогом выдаваемого кредита, т.е сумма кредита была бы уменьшена. До введения процедуры банкротства денежные средства от ООО «Т.» не поступали. Банк получил частичное удовлетворение по своим искам только после реализации имущества ООО «Т.» на торгах. Сумму задолженности по договору № от <дата> он в настоящий момент пояснить не может, т.к. после реализации <дата> конкурсной массы ООО "Т." частично была погашена общая сумма задолженности перед Банк 1 по всем договорам. Имущество, идентифицированное как принадлежащее ЗАО «Е.», не являлось предметом торгов.

В судебном заседании свидетель Г.В. также пояснил, что при принятии решения кредитным комитетом указываются цели использования кредита до зачисления их на расчетный счет заемщика, в дальнейшем банк также контролирует цели расхода денег. Когда «Т.» кредитовался на получение оборотных средств, то в договоре прописывалось «с целью пополнения оборотных средств». Когда «Т.» инвестировался на приобретение зданий, то указывалось «на приобретение здания такого-то по адресу такому-то». Поэтому цели указаны в договоре четко, мало того, они указаны в договоре залога и всех договорах, которые сопутствуют кредиту. Для зачисления денежных средств на расчетный счет предприятия оно должно предоставить банку договоры, на основании которых у них имеются отношения с контрагентами, плюс платежные поручения. В соответствии с договором и платежными поручениями банк делает перечисления на контрагентов в соответствии с представленным списком. Таким образом, банк не принимает решения о предоставлении кредита, не зная цели использования кредита. При перечислении денежных средств по кредитному договору № ООО «Т.» проверялся на его целевое использование. Все контрагенты, которым перечисляли деньги, состояли в списке.

- начальника сектора по работе с проблемными активами Банк 1 № Е.М., который поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.249-250) о том, что он <дата> в качестве кредитного инспектора имел непосредственное отношение к проверке залогового обеспечения по кредиту №, предоставленного ООО «Т.». Была предоставлена опись имущества, передаваемого в залог, и протокол собрания учредителей ООО «Т.», на котором согласовалось предоставление имущества в залог. В обеспечение договора № был заключен договор залога № от <дата>, согласно которому ООО «Т.» в залог предоставляло оборудование в соответствии с приложением к договору №, и договор залога № от <дата>, согласно которому также предоставлялось ООО «Т.» в залог оборудование в соответствии с приложением к договору №. Перечень оборудования, указанный в приложении к договору №, и перечень оборудования, указанный в приложении к договору №, был различен, то есть предоставлялось разное оборудование. Для подтверждения факта владения предоставленного в обеспечение оборудования ООО «Т.» в лице генерального директора Церюта Н.В. было предоставлено письмо, в котором было указано, что владельцем предоставленного в залог имущества является ООО «Т.», был предоставлен пакет необходимых документов на это имущество. Пакет документов включал инвентарные карточки по оборудованию, расшифровку балансовых счетов и 01 счетов - расшифровку балансовых счетов предприятия. 01 счет - это документ подтверждающий наличие средств у предприятия. В инвентарных карточках указывается, под каким номером числится оборудование на балансе предприятия. При приобретении оборудования заводится инвентарная карточка, там указывается номер и стоимость оборудования. В расшифровках статей баланса приобретение оборудования у лизинговых компаний не было отражено в кредиторской задолженности. Все эти данные явились основанием для того, чтобы считать имущество, передаваемое в залог, имуществом, принадлежащим ООО «Т.». В судебном заседании свидетель Е.М. пояснил, что проверку залогового обеспечения в виде торгового оборудования он осуществлял в магазинах <адрес> На основании представленных документов деньги перечислялись сначала на счет ООО «Т.», а затем контрагентам. На сегодняшний момент осталась задолженность перед Банк 1, установленная арбитражным судом, в размере 219 млн.рублей. Это - основной долг, проценты и штрафы.

- кредитного инспектора Банк 1 № Л.Е., которая поддержала в судебном заседании свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.163-164, т.11 л.д.271-272, т.12 л.д.27-28), о том, что <дата> ей на сопровождение был передан клиент ООО «Т.». Клиентом были предоставлены заявка о выдаче кредита в сумме 42 500 000 рублей и необходимые документы для рассмотрения вопроса о выдаче кредита: анкета, ходатайство о выдаче кредита, различные правоустанавливающие документы, документы по залогу (в том числе на оборудование). Были предоставлены инвентарные карточки, счет №, финансовая отчетность за истекший период, расшифровки к финансовой отчетности, и др. документы. После проверки, подготовки и подписания кредитной документации ООО «Т.» был выдан кредит в сумме 42 500 000 рублей. После выдачи кредита она совместно с сотрудником службы безопасности Д.М. выезжала в магазины «М.», где производила проверку наличия предоставляемого в залог имущества. Проверка осуществлялась путем сверки оборудования, имеющегося в предоставленном ООО «Т.» и подписанном генеральным директором Церютой Н.В. перечне, с оборудованием имеющемся в наличии. При проверке было установлено наличие торгового оборудования, все имущество было на своих местах. Акт проверки был подписан ею, Д.М. и Церюта. От ООО «Т.» при проверке залогового имущества в магазинах присутствовала Т.Г. - старший администратор. Кроме этого был заключен договор ипотеки № от <дата>, согласно которому ООО «Т.» передавало банку в залог недвижимость расположенную по адресу: <адрес> (магазин). Также были заключены договора поручительства: с физическим лицом №/П-1 от <дата> с И.А., с ООО «Торгсервис-Алко» №/П-2 от <дата>, с ООО «ТМ» <адрес> от <дата>, договор <адрес> от <дата>, согласно которому Церюта Н.В. как физическое лицо выступала поручителем по кредиту. Кроме этого был заключен договор залога доли в уставном капитале И.А. № от<дата>, договор залога доли в уставном капитале № от <дата> от Церюта Н.В. Она (Л.Е.) сопровождала кредит до <дата>, затем им занималась Е.Ю.. Всего договоров с ООО «Т.» было заключено 7-8, в том числе и инвестиционные.

- главного инспектора отдела безопасности и защиты информации Банк 1 № Д.М.,который в ходе судебного разбирательства поддержал свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.169-170) о том, что в его обязанности входит осуществлять подготовку заключений о деятельности и деловой репутации заемщика для кредитного комитета, а также производить проверку залогового имущества. Ему известно, что одним из клиентов Банк 1 являлось ООО «Т.». При оформлении кредитных договоров с ООО «Т.» он производил проверку кредитного досье ООО «Т.», подлинность представленных документов. По кредитному договору № от <дата> на сумму 42 500 000 рублей он совместно с сотрудниками банка Е.Ю., Е.М. в <дата> производил проверку наличия и условий хранения предмета залога, в данном случае торгового оборудования, расположенного в сети магазинов «М.», расположенных по <адрес> и подтвержденного инвентарными карточками с указанием инвентарных номеров, расшифровкой счета 01 (основные средств) и справкой о том, что все передаваемое имущество принадлежит на праве собственности ООО «Т.». На момент проверки в ходе осмотра было установлено частичное отсутствие торгового оборудования и наличие аналогичного оборудования с другими инвентарными номерами. Затем в Банк 1 обратились сотрудники ЗАО «Е.», которые пояснили, что они сотрудничают с ООО «Т.» и производили финансирование ООО «Т.» на приобретение торгового оборудования в магазины <адрес>, предъявили копии договоров лизинга, подтверждающие данный факт. После чего им и Е.М. совместно с сотрудниками ЗАО «Е.» была произведена проверка залогового имущества, при которой сотрудник ЗАО «Е.» в соответствии с имеющимся у него списком перечня торгового оборудования (без заводских номеров), наклеивал на торговое оборудование наклейки с надписью «Собственность Е.». В результате было установлено, что часть торгового оборудования, которое было передано ЗАО «Е.» в адрес ООО «Т.» по договору лизинга, находилось в залоге в Банк 1. Как следует из показаний свидетеля, установить данное торговое оборудование можно было только по наименованию и по месту его расположения, т.е. по адресам, но не по заводским номерам, так как в списках отсутствовали заводские номера торгового оборудования. О том, что существуют договоры лизинга, заключенные между ЗАО «Е.» и ООО «Т.» не было известно Банк 1. Как пояснил свидетель в судебном заседании оборудование в разных магазинах стояло одинаковое, ООО «Е.» определяло свое оборудование по наименованию и адресу магазина. Было установлено, что в соответствии с договорами лизинга, предоставленными ЗАО «Е.», балансодержателем торгового оборудования по <адрес>, являлось ООО «Т.». Однако, бухгалтерия ООО «Т.» не имела права ставить на баланс оборудование, полученное по договору лизинга;

- аналогичными показаниями кредитного инспектора Банк 1 № Е.Ю., которая, поддержав свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д. 230-231), суду пояснила, что с <дата> она занималась сопровождением кредитов по ООО «Т.», а в <дата> осуществляла проверку залогового имущества - материально-балансовых ценностей (недвижимость и оборудование) совместно с сотрудником отдела безопасности в магазинах по <адрес>. В результате проверки по инвентарным номерам были выявлены нарушения в виде расхождений в инвентарных номерах, отсутствовала незначительная часть оборудования. В момент проверки залогового оборудования в банк пришел представитель ЗАО «Е.» и представил договора лизинга, в соответствии с которым залоговое имущество было передано ООО «Т.». О том, что существуют договоры лизинга, заключенные между ЗАО «Е.» и ООО «Т.», перед заключением кредитного договора банку известно не было. В связи с этим была проведена сверка оборудования в магазинах <адрес> Как следует из показаний свидетеля, данное торговое оборудование находилось на балансе, на счете №, что является не допустимым, т.к. оно не являлось собственностью ООО «Т.». В данном случае ООО «Т.» должен был поставить оборудование на баланс по другому номеру счета.

- эксперта по мониторингу Филиала ЗАО «Е.» в <адрес> Р.Н., который в суде показал, что договоров аренды было порядка 6, директором ЗАО «Е.» был Б.Е., сейчас он на пенсии. Было 3 договора на оборудование в <дата> было передано торгово-холодильное оборудовании. Оно было размешено в магазинах на <адрес>. По каждому договору было поставлено оборудование марки «Неман» и более 100 наименований. Компания приобрела оборудование на сумму порядка 12 млн. рублей Имущество было размещено в магазинах, лизингополучатель произвел ряд платежей, но в <дата> прекратил производить оплаты и, за нарушение платежной дисциплины, в <дата> они (Зао Е.») расторгли договора в одностороннем порядке. Они встречались с госпожой Церюта и у неё и у них. Решали, как быть с долгом и что дальше делать. Церюта предлагали перевести долг на другую копанию, провести реструктуризацию. Окончательно было принято решение о расторжении договора. После расторжения договора были направлены иски в арбитражный суд <адрес>. Они получили сообщение о принятии заявления. Он (Р.Н.) приехал к Церюта и предложил вернуть оборудование, получил ответ, что получим после решения суда. После этого до них дошла информация о том, что оборудование заложено в Банк 1. Они встретились с представителем Банк 1 и им было разрешено произвести сверку оборудования. После сверки они написали заявление о возбуждении уголовного дела. В <дата> был произведен осмотр в магазинах, был составлен акт в присутствии представителей «Т.» в лице А.О. на наличие оборудования. Далее они получили исполнительные листы по решению арбитражного суда, где указано об изъятии имущества и взыскании долга. Листы о взыскании передали в службу судебных приставов. <дата> произведены торги и имущество продано. По полученным документам было установлено, что когда был назначен управляющий, то каким-то образом их имущество значилось выбывшим. После этого судебный пристав <дата> вошел беспрепятственно в <адрес> и по заводским номерам было установлено, что имущество, указанное в исполнительном листе находится на месте, но не все. Это имущество было изъято, по двум другим магазинам у них были судебные разбирательства. Было вынесено определение о наложении на него арест и «<данные изъяты>» было необходимо освобождать помещение. Они передавали помещение «<данные изъяты>» и имущество было передано на хранение. Впоследствии они отказались от иска. Им (ЗАО «Е.») сейчас практически все холодильное оборудование за исключением 3 или 5 позиций возвращено. На имуществе имеются заводские номера, и по этим номерам было идентифицировано имущество. Когда судебные приставы передали им имущество по <адрес> то «<данные изъяты>» обжаловал действия. При рассмотрении дела были приглашены свидетели которые монтировали и демонтировали оборудования и было установлено, что это именно то оборудование. При заключении договоров лизинга в магазине на <адрес> указывались номера оборудования, по остальным не указывалась. П.В. знал о лизинговом имуществе и претензиях. Церюта приезжала и пыталась решить вопрос по имуществу. Им (Р.Н.) неоднократно направлялись письма П.В., что имущество принадлежит «Е.» и не должно быть отчуждены. Письма им возвращались они встречались с адвокатом П.В. Л. и пытались передать документы, но Л. говорил, что он не уполномочен получать документы, только П.В..

- показаниями менеджера по безопасности филиала ЗАО «Е.» в <адрес> С.Е., о том, что финансовая аренда предусмотрена законом. По требованию клиента компания закупает то или иное имущество, инвестируя данное предприятие и передает предмет лизинга получателю. Заключается договор аренды. Заключается акт приема передачи, назначаются платежи, имущество остается в собственности ЗАО «Е.». Лизингополучатель обязан выплачивать аренду за использование предмета лизинга. При окончании срока аренды лизингополучатель имеет право выкупить оборудование. Сумма обусловлена договором, составляется дополнительное соглашение или договор купли продажи. Если лизинг исполняли добросовестно, то это оборудование передается. Согласно заказа «Т.» их компания купила торговое оборудование и передала оборудование, с <дата> было 6 договоров. Договоры были заключены со сроком погашения на 36 месяцев с уплатой иммунитетных платежей, это равные платежи по лизингу плюс выгода предприятия. До <дата> с перебоями «Т.» оплачивал платежи, с <дата> платежи были прекращены. В связи с этим согласно договора и закона ЗАО «Е.» в одностороннем порядке прекратила исполнение договора и уведомила об этом «Т.». Уведомление о прекращении уже было во время проведения процедуры банкротства и уведомлялся управляющий К.. Во время мониторинга оборудования было установлено, что оно заложено в сбербанк, в связи с чем было направлено письмо в сбербанк, что собственником заложенного оборудования является не «Т.», а «Е.», договор залога был подписан Церюта. Они обратились в суд, все иски были выиграны, часть оборудования была возращена, а часть была продана и сейчас идут тяжбы. 95 наименований осталось не изъятого оборудования. Возвращено очень мало. Список всего имеется в уголовном деле и список, и стоимость, и остаточная стоимость. Их иск это не оплаченные арендные платежи и вторая часть это остаточная стоимость не возвращенного оборудования. Все эти расчеты в деле имеются. Передавалось в основном холодильное оборудование. В данном случае оборудование стояло на балансе в «Т.». Они могут определить свое оборудование, так как эти холодильники были монтированы в магазинах <адрес>, оно принадлежало только «Е.» и передавалось оно в магазине. Иного оборудования, кроме принадлежащего «Е.», в магазине не было. Сейчас оборудование демонтировано. Демонтаж оборудования это дело ни одного часа. Ему не известен факт демонтажа оборудования в магазине <адрес>. При мониторинге оборудования выяснили, что оборудование ЗАО «Е.» находится в залоге. Через три года оно бы перешло в «Т.», но прошло всего полтора года. Переход права собственности оформляется договором купли - продажи или дополнительным договором. На момент обнаружения оборудования под залогом оно принадлежало «Е.».

- оглашенными в судебном заседании с согласия сторон показаниями эксперта по мониторингу ЗАО «Е.» Н.Г., (т.2 л.д.247-248) о том, что в период времени с <дата> между ЗАО «Е.» и ООО «Т.», расположенном в <адрес>, были заключены договора финансовой аренды (лизинга) на приобретение торгового оборудования. На момент заключения вышеуказанных договоров директором ООО «Т.» являлся А.С.. Торговое оборудование в ООО «Т.» располагалось в <адрес> в сети магазинах «М.». Затем в <дата> ООО «Т.» прекратил производить оплату лизинговых платежей по трем договорам. На тот момент директором ООО «Т.» являлась Церюта Н.В.. В <дата> Р.Н. - эксперт по мониторингу, лично приезжал в вышеуказанные магазины для проверки торгового оборудования. На тот момент магазины работали, но покупательский спрос был довольно низкий, торговое оборудование, принадлежащее ЗАО «Е.» находилось в наличии и соответствовало заводским номерам. В последствии, <дата> он также выезжал в адреса вышеуказанных магазинов «М.», чтобы сфотографировать торговое оборудование ЗАО «Е.», переданное ООО «Т.». Он лично сфотографировал имущество ЗАО «Е.», а именно торговое оборудование. При этом, именно представитель ООО «Т.» показывал ему оборудование, которое принадлежало ЗАО «Е.». В виду того, что серийные или заводские номера торгового оборудования, в договорах лизинга, проставлены не были, он сверял торговое оборудование по признаку наименования. На оборудовании присутствовали инвентарные номера, которые, как пояснил ему представитель ООО «Т.», были присвоены ООО «Т.» для учета.

- показаниями экспедитора ЗАО «Е.» <дата> Т.О., который поддержал в суде свои показания на предварительном следствии (т.3 л.д.20-21) о том, что ЗАО «Е.» сотрудничало с ООО «Т.», которому поставляло торговое оборудование по договорам лизинга. Он лично выезжал в <адрес> для сверки передаваемого оборудования по наименованию и заводским номерам, которые должны быть указаны или в договорах лизинга или в дополнительных соглашениях. Им был подписан акт передачи торгового оборудования лизингополучателю. Кроме того, свидетель пояснил, что на импортном оборудовании часто могут отсутствовать идентификационные номера, поэтому сверку оборудования осуществляли по наименованию модели и ее стоимости.

- оглашенными с согласия сторон показаниями директора ЗАО «Е.» <дата> Б.Е., (т.3 л.д.42-43), о том, что примерно <дата> ЗАО «Е.» стало сотрудничать с ООО «Т.», было заключило около 5-7 договоров финансовой аренды (лизинга). На основании договоров лизинга ЗАО «Е.» приобрело торговое оборудование для ООО «Т.» и передало данной организации для владения и пользования. Как правило, в договорах лизинга указываются идентификационные номера (заводские или инвентарные) передаваемого имущества или оборудования, которые также указываются в договорах купли-продажи, товаротранспортных накладных (которые находятся в ЗАО «Е.»), в актах ОС1 о приеме-передаче основных средств. Данные акты подписывались им и директором организации лизингополучателя. На момент подписания договора купли-продажи торгового оборудования для ООО «Т.» с ЗАО «Б.», последняя организация не предоставила заводские номера в виду отсутствия в наличии оборудования. При этом, было оговорено, что заводские номера оборудования будут указаны в товаротранспортных накладных. По этой причине в договорах лизинга с ООО Т.» не были указаны заводские номера передаваемого торгового оборудования.

- показаниями исполнительного директора ЗАО «Б.» в период времени <дата> Н.А., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.67-68) о том, что организация ЗАО «Б.» осуществляла реализацию оборудования (торгового, холодильного) и комплектующих к ним, поставляемого в адрес супермаркетов и иных магазинов. Поставщиком оборудования для ЗАО являлась фирма «<данные изъяты>». В <дата>. по инициативе ООО «Т.» была осуществлена поставка холодильного оборудования через лизинговую копанию ЗАО «Е.» для нужд ООО «Т.». Кроме поставки фирмой ЗАО «Б.» торгового и холодильного оборудования в конкретные магазины сети магазинов ООО «Т.», проводился монтаж этого оборудования согласно плану расстановки, осуществлялись пусконаладочные работы. После чего составлялся договор на сервисное техническое обслуживание и сотрудники ЗАО «Б.» осуществляли техническое обслуживание установленного оборудования. От ООО «Т.» она общалась с М.В., В.В. и Церюта. Специфика установки и монтажа поставляемого оборудования обсуждалось с представителями ООО «Т.» заранее, вопросы по техническому согласованию приобретаемого оборудования обсуждалось ею с В.В., а финансовые вопросы обсуждались непосредственно с Церютой Н.В.

- показаниями технического директора ЗАО «Б.» Ш.Ю., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.296-298) о том, что в период времени с <дата> он работал сначала начальником сервисной группы, а затем техническим директором в ЗАО «Б.». Организация занимается поставкой отечественного, белорусского и немецкого холодильного и торгового оборудования на территории южного федерального округа. Лично он контролировал монтаж приобретенного оборудования, который был условием гарантии на него. Примерно <дата> с определенной периодичностью устанавливалось холодильное и торговое оборудование в сети магазинов ООО «Т.», расположенных по <адрес>, пе<адрес>, пе<адрес>, пе<адрес>, и др., часть которого, как ему было известно, ООО «Т.» приобретала самостоятельно, а часть оборудования приобреталась в лизинг через ЗАО «Е.». Монтаж оборудования осуществлялся сотрудниками организации ЗАО «Б.» одетыми в специальные костюмы синего цвета, на которых и сзади и спереди было белыми буквами указано название организации. Как правило, первоначально в магазинах прокладывались медные трубы, а впоследствии завозилось оборудование. В ООО «Т.» поставлялись пристенные и островные стеллажи, пристенные среднетемпературные горки, холодильные среднетемпературные витрины (гнутое стекло), банеты низкотемпературные. Установка оборудования осуществлялась по схеме, в которой был указан план расстановки оборудования. Согласно этой же схемы и подбиралось холодильное и торговое оборудование. Все оборудование подключалось к центральным холодильным машинам (соединение нескольких компрессоров с единым пультом управления) по средствам соединения и пайки медных труб. На улице стояли конденсаторы для выбрасывания тепла на улицу, и охлаждения внутреннего объема холодильников. Как показал свидетель, он не припоминает случаев демонтажа оборудования на одном объекте ООО «Т.», а затем его монтаж на другом объекте ООО «Т.», объяснил, что перенос оборудовании с выносным компрессором нецелесообразен из-за больших технических и временных затрат. Перенос холодильного оборудования со встроенным компрессором (переносной холодильник) возможен, но также нецелесообразен. Каких-либо действий по демонтажу оборудования, установленного ЗАО «Б.» в магазинах сети ООО «Т.», они не осуществляли. При этом свидетель показал, что в ООО «Т.» после пожара демонтировали старое оборудование в магазине, расположенном <адрес>, а затем монтировали новое оборудование.

- показаниями главного бухгалтера ЗАО «Б.» Т.С., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.3 л.д.59-60) о том, что в <дата> фирмой ЗАО «Б.» было заключено три трехсторонних договора на поставку торгового и холодильного оборудования с лизинговой компанией ЗАО «Е.» и получателем оборудования ООО»Т.». Указанное в договорах оборудование, согласно товарных накладных, непосредственно поставлялось в адрес ООО «Т.» для монтажа, который осуществляли сотрудники фирмы ЗАО «Б.». Поставляемое их фирмой оборудование является специфическим, оно не поступает на склад, оно сразу поставляется на место и устанавливается согласно плану его расстановки в магазине, и для техобслуживания нельзя вырвать какое-то оборудование и использовать в его другом месте. Как пояснила свидетель, когда составлялся акт приёма - передачи, в некоторых документах стояли заводские номера.

- показаниями генерального директора ООО «<данные изъяты>» З.П., который поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.111-112) о том, что в <дата> организация ООО «<данные изъяты>», которая реализует холодильное и технологическое оборудование, заключила тройственные договора поставки с филиалом № ОАО Банк 2 и ООО «Т.» :договор № от <дата>, договор № от <дата>, договор № от <дата>, согласно которых ООО «<данные изъяты>» в адрес филиала № ООО Банк 2 поставлял холодильное, торговое оборудование для ООО «Т.» для расстановки данного оборудования по следующим адресам: <адрес>. Интересы ООО «Т.» в качестве директора представляла Церюта Н.В. В договорах указывалось наименование оборудования, его количество и цена, была предусмотрена схема расстановки. Как пояснил свидетель, номера оборудования могли в договорах не указываться из-за того того, что на некотором оборудовании такие номера вообще отсутствуют. После поставки оборудования сотрудниками ООО «<данные изъяты>» была произведена установка и монтаж данного оборудования, оформлены акты ввода в эксплуатацию, с ООО «Т.» в лице директора Церюта Н.В. были заключены договора на техническое обслуживание холодильного оборудования, установленного в указанных выше магазинах.

- показаниями управляющего сетью розничной торговли продуктов потребления «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» О.Ю., который в суде поддержал свои показания о том, что <дата> ООО «<данные изъяты>» заключило с ООО «<данные изъяты>» договора аренды недвижимого имущества - ряд магазинов, расположенных <адрес> и др., всего 12 магазинов, а также торгового оборудования, находящегося в данных помещениях. Данное имущество ООО «<данные изъяты>» приобрело на торгах у ООО «Т.». Как он понял, торговое оборудование было приобретено вместе с магазинами. Так как ООО «<данные изъяты>» не устроили условия договоров аренды, последние с ООО «<данные изъяты>» были расторгнуты через год.

- показаниями директора филиала № Банк 2 С.С., который поддержал в ходе судебного разбирательства свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.47-54) о том, что между ОАО Банк 2, ООО «Т.» и ООО «<данные изъяты>» было заключено несколько договоров: № и № от <дата>, договор № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, в соответствии с которыми ООО «<данные изъяты>» обязался на основании предварительно согласованной с ООО «Т.» схемы расстановки оборудования передать в собственность ОАО Банк 2 торговое оборудование, установить его и ввести в эксплуатацию на объектах ООО «Т.» соответственно по адресам: <адрес>. Кроме того, были заключены аналогичные договора: № от <дата> между ОАО Банк 2, ООО «<данные изъяты>» и ООО «Т.», № от <дата> между ОАО Банк 2, ООО «<данные изъяты>» и ООО «Т.», на поставку и установку в магазине по <адрес>. В магазин по <адрес> также поставлялось оборудование согласно договора поставки № от <дата>, заключенного между ОАО Банк 2, ООО «Т.» и ООО «<данные изъяты>». Приобретенное банком ОАО Банк 2 оборудование было передано в качестве предмета лизинга во временное владение и в пользование для предпринимательских целей лизингополучателю - ООО «Т.» на основании заключенных договоров финансовой аренды (лизинга) № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата> <дата> в связи с неисполнением и невозможностью исполнения лизингополучателем - ООО «Т.» обязательств, вытекающих из договора финансовой аренды, договора были расторгнуты по соглашению сторон, оборудование возвращено ОАО Банк 2, что подтверждается актами возврата предмета лизинга по соответствующим договорам. Спор возник с ООО «<данные изъяты>», который посчитал, что оборудование он приобрел вместе с недвижимостью у ООО «Т.» с торгов <дата>.

- показаниями директора ООО «Т.» в период <дата> А.С., который поддержал в суде свои показания на предварительном следствии (т.3 л.д.22-23) о том, что в состав общества входила сеть магазинов «М.», расположенных на территории <адрес>, в которых осуществлялась продажа продовольственных товаров. В магазинах на момент вступления его в должность, уже имелось торговое оборудование. Затем в <дата> от И.А. поступило указание о расширении торговой деятельности в сети магазинов «М.». ООО «Т.» стало сотрудничать с ЗАО «Е.», заключать с ним договора финансовой аренды оборудования (лизинга), в соответствии с которыми, в пользование ООО «Т.» было передано торговое оборудование: несколько видов холодильных витрин, стеллажные системы, кассовые модули, салат бар, которое было приобретено в ЗАО «Б.». Аналогичные договора с ЗАО «Е.» заключались и <дата>. Полученное оборудование было размещено в магазинах «М.», расположенных <адрес>. Как пояснил свидетель, торговое оборудование не перемещалось из магазина в магазин, так как оно было подобрано под планировку каждого магазина индивидуально. Новое оборудование покупалось специально под определенный магазин. При реконструкции магазинов покупалось новое оборудование, а старое выбрасывалось. Поэтому оборудование из магазинов «М.», расположенных <адрес>, после того как оно было завезено и установлено, не перемещалось в другие магазины. А также из других магазинов «М.» в данные магазины другое оборудование не завозилось. До его работы в ООО «Т.» в Банк 1 была открыта кредитная линия, он во время своей работы в ООО «Т.» заключал кредитные договора, по которым своевременно производились ежемесячные платежи. После его увольнения в <дата> директором ООО «Т.» стала Церюта Н.В.. О последующей деятельности ООО «Т.» ему ничего не известно, так как он ни с И.А., ни с Церютой Н.В. не общается. А также по поводу кредита № от <дата>, оформленного в Банк 1, ему ничего не известно.

- показаниями профессора ВУЗ П.В., который, поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.48-51), о том, что <дата> он по просьбе Церюта Н.В. занимался вопросами реинжинеринга бизнес-процессов в ООО «Т.». В дальнейшем <дата> учредители ООО «Т.» Церюта Н.В. и И.А. поставили его в известность о том, что они приняли решение о подачи заявления о банкротстве ООО «Т.», попросили его стать арбитражным управляющим ООО «Т.», заверив, что не будут совершаться какие-либо действия, направленные на незаконный вывод (отчуждение) активов (имущества) ООО «Т.». В Арбитражный суд ООО «Т.» обратилось <дата>, <дата> в отношении ООО «Т.» введена процедура наблюдения, он (П.В.) был утвержден временным управляющим ООО «Т.». Директором на тот момент уже был А. О.Ю. На стадии наблюдения был проведен анализ финансового состояния ООО «Т.» согласно выводов которого, восстановить платежеспособность ООО «Т.» не предоставляется возможным и в отношении должника целесообразно вводить процедуру конкурсного производства. Также, на стадии наблюдения в отношении ООО «Т.» был проведен анализ на предмет выявления признаков преднамеренного и фиктивного банкротства ООО «Т.» на основании предоставленной бухгалтерской отчетности по состоянию на <дата> (заключение ООО А. т. 9 л.д. 125-137). По результатам проведенного анализа на тот период признаков преднамеренного и фиктивного банкротства в отношении ООО «Т.» не выявлено. Решением Арбитражного суда <адрес> от <дата> по делу № в отношении ООО «Т.» было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении должника открыто конкурсное производство. Этим же Решением Арбитражного суда <адрес> он (П.В.) был утвержден конкурсным управляющим ООО «Т.». В ходе процедуры конкурсного производства на основании отчетности за <дата>, который появился только <дата>, результатов проведенной инвентаризации, изучения движения денежных средств, а также выставленных требований кредиторов был повторно проведен анализ финансовой деятельности ООО «Т.» (заключение ООО «<данные изъяты>» т. 9 л.д. 138-297). Было установлено, что за период с <дата> по <дата> в ООО «Т.» снизились: балансовые стоимости основных средств, запасов, долгосрочных финансовых вложений, прочих оборотных активов, объектов незавершенного строительства, увеличилась балансовая стоимость дебиторской задолженности. Организация ООО «Т.» в период с <дата> по <дата> осуществила ряд сделок по отчуждению имущества организациям и физическим лицам. Денежные средства от продажи этого имущества, в том числе и по договорам консигнации на счет и в кассу ООО «Т.» до настоящего времени не поступили, значительная часть сделок по реализации имущества, в том числе товара, проведена с отсрочкой платежа, в частности в отношении покупателей, заведомо невыгодные сделки об отсрочке уплаты лизинговых платежей по договорам субаренды у ООО «Т.» оборудования повлекли за собой увеличение неплатежеспособности ООО «Т.». Анализ также и других аспектов финансовой деятельности (вывод денежных средств из оборота) позволил сделать вывод о преднамеренном банкротстве.

- показаниями свидетеля директора ООО «Т.» в период с <дата> по <дата> А.О., подтвердившего свои показания, данные на предварительном следствии (т.3 л.д.67-69, т.6 л.д.155-156), в части того, что <дата> он обратился в Арбитражный суд <адрес> о признании ООО «Т.» банкротом. С <дата> Арбитражным судом <адрес> была введена первая стадия процедуры банкротства - наблюдение. Внешним управляющим был назначен П.В., началось массовое сокращение рабочих и инвентаризация имущества, которая проводилась фирмой ООО «А.». В ходе данной инвентаризации ему стало известно, что у ООО «Т.» имеется лизинговое торговое оборудование, арендованное в ЗАО «Е.» и банке «Т.». Именно тогда он также узнал, что перед ЗАО «Е.», банком «Т.» имеется задолженность по оплате лизинга. В виду того, что уже началась процедура банкротства ООО «Т.», им никакие меры по возвращению торгового оборудования не могли быть предприняты.

- показаниями генерального директора ЗАО «Т.» И.А., данными им в ходе предварительного следствия (т.3 л.д.71-72), и оглашенными в судебном заседании, о том, что с момента образования ООО «Т.» с <дата> он являлся соучредителем данной организации. Видом деятельности данной организации являлась оптово-розничная торговля товаров народного потребления в сети магазинов, расположенных на территории <адрес>. Примерно в <дата> с долей уставного капитала 20% соучредителем ООО «Т.» стала его родная сестра Церюта Н.В. На этот момент директором ООО «Т.» являлся А.С. Примерно <дата> директором ООО «Т.» стала его сестра Церюта Н.В. На тот момент деятельность ООО «Т.» осуществлялась в сети магазинов, расположенных на территории <адрес>. Изначально данные магазины имели названия «Т.», в последствии «<данные изъяты>». С каждым годом количество магазинов увеличивалось, точное количество он назвать не может, так как не помнит. Часть магазинов около 5-6, было арендовано у юридических лиц, часть магазинов являлось собственностью ООО «Т.». Для расширения деятельности ООО «Т.» оформлялись кредиты в различных банках <адрес>, Банк 1, «Т.». При оформлении кредитов в залог практически всегда предоставлялось имущество и его личное поручительство. Ему известно, что часть торгового оборудования, находящаяся в вышеуказанных помещениях магазинов, приобреталась по договорам купли-продажи, но где именно он не помнит, а часть торгового оборудования приобреталась по договорам лизинга, но у каких организаций он также не помнит. Ему не известно, в каких именно магазинах располагалось лизинговое торговое оборудование. В финансово-хозяйственную деятельность ООО Т.» детально он не вникал, поэтому ему не было известно перед кем ООО «Т.» имеет задолженность. Все решения по поводу крупных сделок принимались на собраниях учредителей и принимались коллегиально. В <дата> директором ООО «Т.» стал А. О.Ю. В <дата> именно от А.О. ему стало известно, что ООО «Т.» находится на грани банкротства, в связи с отсутствием возможности расчета с поставщиками.

- показаниями коммерческого директора ООО «Т.» в <дата> М.П., который в судебном заседании поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.12-14) о том, что в его функциональные обязанности входило заключение договоров с поставщиками, составление товарных матриц, работа с поставщиками, разработка и проведение маркетинговых мероприятий. Им же составлялся график перечисления денежных средств поставщикам, распределение денежных средств между ними. В последнее время денежных средств выделялось все меньше и меньше, осуществлялась только оплата поставщикам скоропортящегося товара, остальным поставщикам по указанию Церюта Н.В. предоставлялись гарантийные письма об оплате товара после осуществления поставки. Церюта Н.В. мотивировала это тем, что всем поставщикам будет осуществлена оплата за поставленный товар после получения кредита. В <дата> он по просьбе Церюта Н.В. возглавил в качестве директора организацию ООО «ТА», которая входила в состав компаний ООО "Т." и осуществляла оптовую торговлю алкогольной продукцией. На тот момент в ООО «ТА» дела обстояли также как и в ООО «Т.», то есть не было денежных средств, проходило увольнение, не производилась оплата поставщикам за поставленную продукцию. По факту перечисления денежных средств со счета ООО «Т.» на счет ООО «ТА» свидетель пояснил, что необходимо было погашать задолженность перед ОО «ТА» и поэтому перечисляли деньги. На тот момент закупки не осуществлялись.

- показаниями начальника службы безопасности ООО «Т.» П.М., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.153-154) о том, что в его обязанности входило осуществлять контроль за техническим состоянием холодильного оборудования и иного оборудования и инвентаря, находящегося на балансе ООО «Т.», на работу его принимала Церюта Н.В..Когда он приступил к работе практически все магазины были укомплектованы торговым оборудованием, в том числе и магазины, расположенные <адрес>. Оборудование из магазина в магазин практически не перемещалось, т.к. это просто невозможно в виду сложности технического исполнения, а также по экономическим причинам. О финансово-хозяйственной деятельности ООО «Т.» ему ничего известно не было, так как он данных вопросов не касался. <дата> он принимал участие в качестве представителя ООО «Т.» в осмотре торгового оборудования сотрудниками Банк 1, Е.М., был составлен акт проверки наличия и условий хранения предмета залога. Затем <дата> он по распоряжению директора ООО «Т.» А.О. показывал торговое оборудование, расположенное в магазинах по <адрес>, работникам ЗАО «Е.», но для какой цели ему разъяснено не было. Магазины на тот период уже не работали. В ходе осмотра работники ЗАО «Е.» наклеили на торговое оборудование этикетки с надписью «Собственность ЗАО Е.». Впоследствии от А.О. ему стало известно, что торговое оборудование, расположенное в вышеуказанных магазинах, принадлежит ЗАО «Е.» и приобретено у них по договору лизинга. А также от Е.М. ему стало известно, что в Банк 1, ООО «Т.» в качестве залога предоставил торговое оборудование, которые не являлось собственностью ООО «Т.» и было приобретено по договору лизинга в ЗАО «Е.».

- показаниями ведущего специалиста по управлению имуществом в ООО «Т.» П.С., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.179-180) о том, что в его обязанности входило осуществлять контроль за техническим состоянием и работоспособностью сети магазинов ООО «Т.», расположенных на территории <адрес>, он также подготавливал разрешительную документацию, занимался землеустроительными делами, приемкой к эксплуатации вновь вводимых или отремонтированных магазинов. Когда он пришел работать в ООО «Т.», часть магазинов уже работала, открывались новые и туда завозилось оборудование. Устанавливали оборудование две компании «Б.» и «<данные изъяты>». Глобального перемещения торгового оборудования из магазинов в магазин не происходило, как пояснил свидетель, возможно, были перемещения агрегатов, демонтажи в связи с реконструкциями и перепланировками в магазинах, но в каких именно, он не помнит. Когда произошел пожар в <данные изъяты>, по <адрес>, где в цокольном этаже располагался один из магазинов «М.», некоторое торговое оборудование имело незначительные повреждения. По поводу финансово-хозяйственной деятельности ООО «Т.» ему ничего известно не было, так как он данных вопросов не касался. Он слышал, что часть имущества ООО «Т.», в том числе и торговое и холодильное оборудование находится в залоге, в связи с чем сотрудники Банк 1 неоднократно производили осмотр магазинов. Он принимал участие в данных осмотрах в качестве представителя ООО «Т.». В ходе осмотра оборудования были установлены несоответствия, но какого рода он уже не помнит. За всеми разъяснениями он направлял к руководству ООО «Т.». Свидетель также показал, что <дата> больших объемов отгрузок товаров народного потребления со склада по <адрес> не производилось.

- показаниями главного бухгалтера ООО «Т.» в период времени <дата> Т.У., которая поддержала в суде показания на предварительном следствии (т.11 л.д.60-61) о том, что <дата> директором ООО «Т.» был А.С., затем директором стала Церюта. В ее обязанности входило организация работы бухгалтерии, составление отчетности. Между ООО «Т.» и ЗАО «Е.» заключались лизинговые договора по поставке торгового оборудования. Оборудование было поставлено в адрес ООО «Т.» и размещено в магазинах. На основании договоров лизинга и актов передачи основных средств лизинговое оборудование было поставлено на бухгалтерский учет, внесено в программу 1С, введено в эксплуатацию согласно внутреннего акта передачи основных средств. Это оборудование подлежало ежегодной инвентаризации, поэтому после внесения данных в программу 1С подготавливались инвентарные карточки на каждое основное средство. Как в программе, так и в актах и карточке указывается полное наименование оборудования, его серийный номер, год выпуска, место, куда передано оборудование, ответственное лицо за сохранность. Вводом данных и оформлением актов занимался сотрудник бухгалтерии Ц.О. Были также заключены тройственные лизинговые договора между ООО «Т.» ООО «<данные изъяты>» и Банк 2 филиал № в <адрес> по поставке торгового оборудования, в соответствии с договорами торговое оборудование было поставлено в адрес ООО «Т.», его также поставили на баланс, как основные средства. Кроме того, ей как главному бухгалтеру было известно об открытии невозобновляемой кредитной линии с Банк 1. Данный кредитный договор был заключен для пополнения оборотных средств. В залог ООО «Т.» предоставляло недвижимое имущество и торговое оборудование, согласно приложению. Кто подготавливал документы, она не знает.

- показаниями П.Р., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.257-258) о том, что, работая в должности старшего оператора в ООО «Т.», она вносила данные о товаре в программу 1С, а также данные о движении товара (количество проданного и оставшегося товара). По поводу продажи большой партии товара <дата> в <адрес> она пояснила, что не помнит, чтобы ООО «Т.» продавало товар оптом. В том случае, если бы была произведена продажа, то это было бы отражено в программе. Инвентаризацию торгового оборудования и холодильного оборудования осуществляла Т.А., которая вела учет оборудования в программе 1С.

- показаниями Т.А., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.15-16) о том, что при открытии новых магазинов сети магазинов ООО «Т.» осуществлялась поставка холодильного и торгового оборудования. Оборудование поступало от организаций «Б.» и «<данные изъяты>». При поступлении нового оборудования ей предоставлялись документы: товарные накладные, счет-фактуры, акты приема-передачи. Она осуществляла оприходование указанного оборудования, занося его (согласно правилам бухгалтерского учета) первоначально на балансовый счет № «внеоборотные активы», а в последствии - на балансовый счет №.1 «основные средства», которые имеются у предприятия. На балансовый счет № заносилось оборудование, сумма которого превышала 20 000 рублей. В том случае, если его сумма была менее указанной суммы, то оборудование сразу же списывалось на затраты. Таким образом, получалось, что все поставленное от «Б.» и «<данные изъяты>» оборудование, сумма которого превышала 20 000 рублей, заносилось на счет № В том случае, если оборудование ООО «Т.» приобреталось с рассрочкой платежа, то есть в лизинг, оно должно было заноситься на балансовый счет № «основные средства, приобретенные в лизинг». Ею вносилось оборудование, поступившее от «Б.» на счет №, т.к. договоров поставки оборудования, а также документов, указывающих на то, что оборудование лизинговое, ей не предоставлялось.

- показаниями бухгалтера ООО «Т.» с <дата> Т.Г., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.25-26, 188-189) о том, что в ее обязанности входило оприходование и передача наличных денег от выручки, поступавших из магазинов, а также составление авансовых отчетов. Также она осуществляла сбор и передачу необходимых документов для заключения страховых договоров на приобретенное лизинговое оборудование либо имущество, преданное в залог по кредитному договору. Ей предоставлялись копии кредитных договоров с перечнем имущества, которые затем передавались в страховую компанию. Ей известно о заключении договоров с ОАО Банк 2, выступающего в роли лизингодателя, с ООО «Т.», выступающего в роли лизингополучателя, и передаче ООО «Т.» торгового и холодильного оборудования. Поставщиком торгового оборудования выступала организация «Б.». Кроме этого торговое и холодильное оборудование поставлялось организаций ООО «<данные изъяты>». Рассчиталось ООО «Т.» или нет за поставленное оборудование ей не известно. За перечисление денежных средств отвечал непосредственно генеральный директор. В бухгалтерии перечислением денежных средств занималась З.. Что касается получения кредита в сумме 42 500 000 рублей по договору № от <дата> в Банк 1, то ей известно, что в качестве залогового имущества сначала был передан объект недвижимости - магазин, расположенный по <адрес>, о чем был составлен и подписан договор ипотеки. Затем в один из дней до подписания кредитного договора или сразу же после его подписания в конце рабочего дня директор Церюта Н.В. распорядилась всем сотрудникам бухгалтерии в срочном порядке подготовить в этот же день документы по залоговому имуществу, а именно правоустанавливающие документы на торговое и холодильное оборудование, ипредоставила список оборудования, которое предается в залог банку.Были подготовлены следующие документы: инвентаризационные карточки на оборудование, которые распечатывались с программы 1С, инвентаризационная опись имущества, передаваемого в залог, перечень имущества, предаваемого в залог. Указанные документы были подписаны Церютой Н.В. В этот же день, уже в нерабочее время через водителя документы были переданы в банк. После этого передаваемое в залог оборудование было проверено сотрудниками банка. При этом проверялось и оборудование, которое было передано в залог ранее. В каких именно магазинах находилось оборудование, она уже не помнит, но их места соответствовали документам. Все переданное оборудование в залог числилось на балансе у организации, было указано в балансовых отчетах как основные средства.

- показаниями Т.Е., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.263-264) о том, что она работала в ООО «Т.» с <дата> сначала продавцом в магазине на <адрес>, потом 1 месяц администратором в магазине по <адрес>, а затем в должности оператора ее <дата> перевели в магазин на <адрес> в момент его открытия. Она присутствовала при установке холодильного и торгового оборудования <данные изъяты> фирмой «Б.», специалисты которой были одеты в специальную форму оранжевого цвета, на которой имелось название организации. Эта же организация впоследствии обслуживала данное оборудование. <дата> она уволилась по собственному желанию из-за задержки в заработной плате. Как пояснила свидетель, оборудование подвергалось демонтажу при реконструкции магазина на <адрес>, было вынесено все старое оборудование.

- показаниями начальника технической службы ООО «Т.» <дата> В.В., который поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.80-83, т.12 л.д.263-264) о том, что технический отдел, в котором он работал в ООО «Т.», занимался поддержанием технического состояния объектов недвижимости и осуществлял контроль за работой холодильного оборудования, которое поставлялось в ООО «Т.». Кроме того, в полномочия технического отдела входило формирование планограммы расстановки оборудования на объекты, его заказ, контроль доставки, монтажа и пуска наладки, что осуществлялось при открытии новых магазинов. Основными поставщиками оборудования являлись ЗАО «Б.» и ОАО «<данные изъяты>». Как объяснил свидетель, при нем монтировалось новое оборудование в 4-х магазинах: по <адрес>, по пе<адрес>, занимались монтажом фирмы ЗАО «Б.» и ООО «<данные изъяты>», они же осуществляли ремонт крупных поломок оборудования. Оборудование было стеллажное и холодильное, некоторое оборудование - переносное. Как правило при реконструкциях магазинов оборудование завозилось новое. При нем был пожар в магазине по <адрес>. После пожара из магазина вывезли испорченное оборудование и установили новое. При реконструкции в магазинах по <адрес> также завозилось новое оборудование. После пожара в магазине по <адрес> менялась планировка магазина, была увеличена его площадь, в связи с чем дополнительно завозилось новое оборудование, старое оборудование не вывозилось. После пожара по <адрес> из магазина было вывезено испорченное оборудование, площадь магазина изменилась, было завезено новое оборудование под новую планировку. Были случаи, из магазина в магазин перемещали холодильные шкафы, но не стационарные холодильники. Перемещать стационарное холодильное оборудование не рационально, в виду больших затрат, и которые возможны только с участием технической службы компании поставщика. Таких случаев перемещения он не припомнит. На момент его ухода из организации ООО «Т.» холодильное и торговое оборудование из магазинов, расположенных по адресам: <адрес> не перемещалось.

- показаниями начальника технического отдела ООО «Т.» с <дата> М.В., который в ходе судебного разбирательства поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.231-232) о том, что в его обязанности входило осуществление ремонта и техническая поддержка всего оборудования. В <дата>. ООО «Т.» стало расширять свою деятельность, связанную с открытием новых магазинов. На момент его ухода <дата>. было открыто всего 16 магазинов, которые располагались в разных районах города. При открытии магазинов в каждый магазин завозилось новое холодильное и торговое оборудование. Поставщиками оборудования были организации «Б.» и «<данные изъяты>». Условия поставки оборудования ему не известны. При получении нового оборудования оно устанавливалось на объектах и монтировалось силами монтажников организаций-поставщиков. Техническое обслуживание оборудования производилось их отделом совместно с сервисной службой поставщиков оборудования. Оборудование для каждого магазина подбиралось согласно заранее разработанной и утвержденной схеме расположения. Для каждого магазина схема составлялась индивидуально, так как размеры магазинов и их планировка была разная, в том числе при планировке схемы расположения холодильного оборудования подбирался компрессор соответствующей мощности. При поставке оборудования предоставлялась товарная накладная, в которой был указан перечень поставленного оборудования, которое он проверял по модификации и наименованию, которое было одинаково со списком. После сверки поставленного оборудования с перечнем оборудования указанного в накладной, он ставил свою подпись в графе «груз получил». Установленное оборудование демонтажу и переносу в другой магазин не подвергалось, т.к. оно очень большое и для выноса оборудования потребовалось бы производить разборку входных дверей. Демонтаж такого оборудования обходится дорого. Возможен перенос холодильников первого типа (со встроенным компрессором), но это было в единичных случаях. Как пояснил свидетель, при нем осуществлялась реконструкция нескольких магазинов, например по <адрес>. Реконструкция заключалась в том, что если раньше в нем стояло старое оборудование, неизвестно кем установленное, то его вывезли, а завезли и установили новое. Он помнит, что оборудование устанавливала фирма «Б.». При пожаре по <адрес> центральное оборудование не пострадало, его высушили, оно работало. Начиная с <дата> стала осуществляться инвентаризация оборудования с присвоением инвентарных номеров. Данные по инвентаризации находились в бухгалтерии.

- показаниями слесаря по ремонту холодильного оборудования ООО «Т.» <дата> С.И., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.240-241), о том, что в его обязанности входило осуществление ремонта и техническая поддержка всего оборудования. При открытии новых магазинов в сети магазинов ООО «Т.» в каждый магазин завозилось новое холодильное и торговое оборудование, устанавливалось и монтировалось организациями «Б.» и «<данные изъяты>». Этими же организациями осуществлялось и техническое обслуживание. Под каждый магазин составлялся план. «Б.» представлял проект и поставлял оборудование по плану. За время его работы перемещение холодильного оборудования не осуществлялось, т.к. это было проблематично, трубы соединения оборудования монтировались в полу. Все время открывались новые магазины. Все время обещали реконструкцию магазина на <адрес>, т.к. там было старое оборудование. При нем в некоторых магазинах осуществлялась полная замена старого оборудования на новое, а именно в бывших магазинах «<данные изъяты>» по <адрес> После пожара в магазине по <адрес> оборудование было только закопчено, его отмыли и оставили. Пожар был на крыше, а магазин в подвале. В магазине <адрес> тоже была реконструкция, выносили старое оборудование, заносили новое.

- аналогичными показаниями электромеханика по ремонту холодильного оборудования ООО «Т.» П.А., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.243-244) и пояснил, что в новых магазинах все оборудование было в единой системе. Кроме централизованного оборудования были отдельные компрессорные холодильники, которые нецелесообразно было перемещать из магазина в магазин, т.к. они все были старые. Оборудование, которое устанавливалось фирмой «Б.» никто никуда не перемещал. Он помнит, что после пожаров в <дата> в магазинах <адрес> производилась реконструкция, при этом старое оборудование вывозилось, завозилось новое.

- оглашенными с согласия сторон показаниями водителя ООО «Т.» <дата> Т.В., из которых следует, что он по поручению своего непосредственного руководителя А.М. мог отвозить документы в Банк 1 и передать их или в кредитный отдел или в сам офис Банк 1. Кому именно он передавал документы, не помнит (т.12 л.д.53-54).

- показаниями начальника юридического отдела ООО «Т.» в период времени <дата> Т.Б., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.70-71) о том, что он по поручению администрации ООО «Т.» выполнял все текущие вопросы, относящиеся к компетенции его отдела, не затрагивая финансовую деятельность организации. Так, при получении кредитов в банках, в том числе в Банк 1 при залоге недвижимого имущества от руководства ООО «Т.» поступало указание на подготовку пакета учредительных документов и правоустанавливающих документов относительно закладываемого имущества. Документы ксерокопировались сотрудниками юридического отдела и передавались руководству организации, затем договора залога с участием сотрудников юридического отдела регистрировались в государственном регистрирующем органе. Ему известно, что Банк 1 предоставил ООО «Т.» <дата> в кредит денежные средства, но как и на какие цели они были израсходованы, ему не известно. Он не помнит, принимал ли он участие на тот момент в государственной регистрации, и какое недвижимое имущество было предоставлено в залог.

- аналогичными показаниями юриста ООО «Т.» Т.М., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.141-142) и пояснила, что юристом в ООО «Т.» она работала с <дата>. Ее непосредственным начальником был Т.Б., а в ее обязанности входила регистрация договоров, присваивание им номеров, участие в арбитражных судах. Никаких подробностей о кредитах она не знала, она только ксерокопировала учредительные документы. Для чего это делалось, ей известно не было.

- показаниями администратора в сети магазинов «М.» ООО «Т.» <дата> А.Н., которая в ходе судебного разбирательства поддержала свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.165-166) о том, что сначала она работала в магазине <адрес>, потом по <адрес>. При ней оборудование не устанавливалось, оно не завозилось и не увозилось. В связи с пожаром <дата>, т.к. оборудование не пострадало, оно из магазина по <адрес> также не вывозилось, было осуществлено его перемещение внутри магазина.

- показаниями администратора в магазине «М.» <адрес> в период времени <дата> Г.М., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.173-174) о том, что <дата> она работала старшим администратором сначала в магазине <адрес> При ней оборудование в магазины не вывозилось и не демонтировалось. Ремонт поломанного оборудования проводили сотрудники компании «Б.». После пожара <дата> в магазине <адрес> завозилось и устанавливалось новое оборудование. Она не видела, чтобы оборудование перемещалось из одного магазина в другой магазин. Как пояснила свидетель, на складе ООО «Т.» по <адрес> находилась только винно-водочная продукция, но в каком количестве ей неизвестно.

- аналогичными показаниями администратора в магазине «М.» <адрес> с <дата> Т.Л., которая поддержала свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д. 177-178), суду пояснила о том, что когда она поступила к работе в магазине, оборудование в магазине уже стояло, никакого перемещения или демонтажа холодильного оборудования не производилось. Примерно <дата> сотрудники Банк 1 приходили в магазин и описывали торговое оборудование, так как оно являлось залоговым обеспечением.

- показаниями продавца Т.Ю., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.214-215) о том, что при открытии нового магазина по <адрес> в <дата> она стала работать там продавцом. Первоначально помещение магазина было пустым. Затем она лично присутствовала при поставке и установке торгового оборудования. <дата> в магазине проводилась инвентаризация имущества., поступило письмо из головного офиса с указанием номеров, которые следует присвоить торговому оборудованию, на котором не присутствовали номера, что ими и было сделано. На том оборудовании, на котором были указаны заводские серийные номера, они номера не присваивали. Откуда руководству было известно о том, на каком оборудовании есть номера, а на каком нет, она не знает. <дата> из магазина были вывезены две холодильные установки, предназначенные 1 -я для заморозки, 2-я для охлаждения. В этот же день были завезено такое же новое оборудование, то есть холодильные установки, предназначенные для заморозки и охлаждения. Кем была осуществлена поставка оборудования, она не помнит, но сотрудники были в форме, на которой было название организации «Б.». Ими же и было установлено оборудование.

- показаниями администратора в магазине «М.» по <адрес> Е.А., которая в суде подтвердила свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.220-221), о том, что что она пришла работать в магазин после реконструкции последнего. За время ее работы в магазине торговое оборудование не менялось, не поставлялось и не вывозилось. Обслуживанием холодильного оборудования занималась организация «Б.». В <дата> была проведена инвентаризация оборудования. Согласно перечню оборудования с номерами, поступившему из головного офиса ООО «Т.», на оборудование были расклеены инвентарные номера.

- показаниями администратора в сети магазинов «М.» ООО «Т. Т.Я., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.223-224) о том, что она работала администратором в сети магазинов «М.», принадлежащих ООО «Т.»: <адрес> В периоды ее работы в этих магазинах при ней демонтаж установленного в магазинах оборудования не производился, оборудование не вывозилось и не завозилось. Как пояснила свидетель на оборудовании имелись инвентарные номера.

- показания администратора в сети магазинов «М.» ООО «Т.» Ю.К., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии ( т.11 л.д.225-227) о том, что она <дата> работала в магазине по <адрес> сначала продавцом, потом администратором, затем заведующей этого магазина. <дата> во втором полугодии при ней в магазине производилась установка и монтаж холодильного и торгового оборудования сотрудниками организации «Б.». Прием и сдачу холодильного оборудования: холодильные витрины, банеты, горки производили сотрудники «Б.» и представитель ООО «Т.» В.В., при этом присутствовал М.В.. В последующем обслуживание холодильного и торгового оборудования также производилось только сотрудниками «Т.». <дата> она была переведена в магазин «М.» по адресу <адрес> на должность администратора. В период ее работы в этом магазине <дата> фирмой «Т.» была произведена установка и монтаж холодильной установки для хранения салатов. Иного оборудования не поставлялось, также перемещения холодильного и иного оборудования не производилось. <дата> в данный магазин приходили сотрудники Банк 1 вместе с В.В., произвели осмотр, сделали общий список остатков, провели выборочную сверку. Как она поняла, чтобы взять новый кредит для предприятия. Она уволилась с ООО «Т.» <дата> в период проведения процедуры банкротства организации.

- показаниями менеджера по продаже алкогольной продукции ООО «Т.» З.С., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.234-235) о том, что она работала в ООО «Т.» <дата>, сначала на складе, потом <дата> стала работать директором магазина на <адрес> она приняла, когда тот уже работал, оборудование стояло. <дата> она была переведена на работу директором в магазин, расположенный по <адрес> В указанном магазине работала <дата>. За указанный период времени холодильное оборудование в указанном магазине не менялось. Затем ее перевели директором в другой магазин <адрес>. <дата> в указанном магазине произошел пожар, после которого был осуществлен капитальный ремонт магазина. Взамен старого торгового и холодильного оборудования было установлено новое. Кто был поставщиком оборудования, и кто его устанавливал, ей не известно. В указанном магазине она работала до <дата>. За время ее работы в должности директора магазина инвентаризация оборудования производилась ежемесячно. Она производилась ревизорами ООО «Т.». Ими же и проставлялись номера на оборудовании.

- показаниями Т.Д., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.237-238) о том, что она была приглашена на работу на должность директора магазина «М.», расположенного <адрес>. Проработала она в магазине <адрес> Магазин был закрыт в спешном порядке одновременно с закрытием и других магазинов, расположенных <адрес>. Магазины закрывались в виду полного отсутствия поставок товара. Товар не поставлялся из-за неоплаты товара. Почему ООО «Т.» не рассчитывался за поставленный товар ей не известно. <дата> весь товар был вывезен в магазин, расположенный по <адрес>. Когда был вывезен весь товар, то она заезжала за накладными. Все оборудование находилось на месте, там были уже другие хозяева, поэтому она спрашивала разрешение можно ли ей взять документы. Как показала свидетель, за время ее работы холодильное и торговое оборудование не менялось. На данный момент в указанном магазине расположен магазин «<данные изъяты>». <дата> в спешном порядке были собраны все старшие администраторы магазинов, была выдана заработная плата по ведомости, которую каждый администратор выдавал продавцам. Заработная плата была выдана не в полном объеме. Оставшуюся часть заработной платы ООО «Т.» так и не выдало.

- показаниями О.Б., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.245-246) о том, что <дата> она устроилась на работу в ООО «Т.» сертификатчиком магазина по адресу <адрес>. <дата>, во втором полугодии она была переведена заведующей складом магазина «М.» ООО «Т.», по адресу <адрес>. <дата> она была назначена администратором этого магазина. В ее обязанности входил контроль и организация работы персонала магазина, а также она контролировала деятельность технического оборудования, в том числе холодильное оборудование: баннеры, горки, которые работали от выносного холода и были соединены в единую систему, которое не перемещалось и не демонтировалась в период ее работы. В <дата> ее перевели в магазин «М.» ООО «Т.», по адресу <адрес>. В связи с реконструкцией магазина из него в другие магазины вывезли весь товар, вывозилось различное оборудование, но холодильное оборудование, которое было соединено в единую систему, не вывозилось, так как было громоздким. После ремонта товар был завезен вновь. Она не может пояснить, завозилось ли дополнительно оборудование или нет, т.к. в магазине в период ремонта не находилась. Затем <дата> она была переведена старшим администратором в магазин «М.» ООО «Т.», по адресу <адрес>, где проработала в данной должности два месяца. В период работы в указанном магазине перемещения и демонтажа оборудования, соединенного в единую систему не производилось, кроме как установка новой «Фрионовой камеры» на складе данного магазина. В <дата>, работая уже в магазине <адрес>, она присутствовала при установке и монтаже холодильного и торгового оборудования (холодильных витрин, баннер, горок) сотрудниками организации «Б.», которые в последующем осуществляли обслуживание данного холодильного и торгового оборудования, о чем она расписывалась в соответствующем акте, где указывался адрес магазина, где производилось обслуживание оборудования, и сведения о его состоянии. Она не помнит, чтобы монтаж и установку оборудования производили какие-либо иные организации, кроме как «Б.». <дата> она была переведена в магазин «М.» по адресу <адрес> администратором. За период ее работы в указанном магазине, примерно <дата> со стороны «Б.» была произведена установка и монтаж холодильной установки для хранения салатов. Иного оборудования не поставлялось, перемещения холодильного и иного оборудования также не производилось. <дата> в данный магазин вместе с В.В. приходили сотрудники Банк 1, произвели осмотр, сделали общий список остатков, провели выборочную сверку. Как она поняла, для того, чтобы взять новый кредит для предприятия. Уволилась она с ООО «Т.» <дата> в период проведения процедуры банкротства организации.

- показаниями руководителя подразделения в ООО «Т.» В.А., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д. 283-285) о том, что с <дата> она работала в ООО «Т.» сначала руководителем сектора, потом - руководителем подразделения. Она пришла в организацию, когда директором была Церюта. Она контролировала работу магазинов <адрес>, потом добавился магазин <адрес>. Она проверяла работу магазинов, а именно наличие товара и работу продавцов. В случае возникновения проблем с оборудованием об этом сообщалось в технический отдел, который или сам или силами организаций ООО «Б.», «<данные изъяты>» осуществлял техническое обслуживание. Холодильное оборудование и торговое оборудование за время ее работы в указанных магазинах не перемещалось. Могли быть перемещения торгового оборудования внутри магазина или его добавления в магазины. <дата> по указанию головного офиса в магазинах была проведена инвентаризация холодильного и торгового оборудования. Были переданы списки с указанием наименования холодильного и торгового оборудования с его идентификационным номером. Вместе со списками были выданы инвентарные номера, которые потом наклеили на оборудовании. Ей известно, что ООО «Т.» <дата> получил только часть кредита, вторую часть кредита ему не дали. За время ее работы в магазинах несколько раз осуществлялась проверка холодильного и торгового оборудования, но сотрудники каких банков осуществляли проверку ей не известно. О приходе сотрудников банка их уведомляли или В.В. и Церюта. С какой целью осуществлялись проверки ей не известно.

- показаниями И.В., которая поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.254-255) о том, что она в течении 5 лет работала сначала кассиром-продавцом, потом администратором в магазинах сети магазинов ООО «Т.», расположенных по <адрес>. В магазин по <адрес> она пришла в момент его открытия, оборудование в нем устанавливали сотрудники «Б.». В этом магазине она проработала около 1 года. При ней производился ремонт холодильников. Ремонт осуществляла фирма «Б.». После этого она еще работала на <адрес>, магазин тогда уже действовал, оборудование стояло, его никто не демонтировал, не перемещал. Впоследствии при закрытии магазина (по версии руководства в ввиду его нерентабельности) весь товар был распределен по другим магазинам «М.», холодильное и торговое оборудование осталось в магазине.

- показаниями О.С., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.278-279) о том, что в ООО «Т.» она работала с <дата> сначала продавцом, потом оператором, затем <дата> администратором в магазине <адрес>, а с <дата> - старшим администратором в магазине, расположенном <адрес>. Свидетель пояснила, что в магазинах по <адрес> и в магазине <адрес> оборудование уже стояло. Оборудование <адрес> она принимала по списку. При ней никакое оборудование не демонтировалось, его только ремонтировали. После закрытия магазина оборудование также не демонтировалось. Кроме того, ей известно, что в магазине <адрес> после пожара производился ремонт помещения, переоборудование магазина. Торговое оборудование переставлялось. Как пояснила свидетель, под демонтажем оборудования она понимает, в том числе, и вывоз его из магазина. При закрытии магазина некоторая часть товара была возвращена поставщикам, некоторая часть была перевезена на базу ООО «Т.», расположенную по <адрес>. Холодильное и торговое оборудование оставалось в магазине. Магазин она сдавала по акту. Уволилась она <дата>, в связи с ликвидацией организации.

- показаниями О.Л., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.191-192) о том, что с <дата> она работала вначале кассиром, потом администратором в ООО «Т.» в магазинах <адрес>. Директором ООО «Т.» на тот период был начала А.С., потом Церюта. Холодильное оборудование в этих магазинах уже стояло и никуда не перемещалось. Только когда был пожар в магазине на пе<адрес>, то привозили новое оборудование, это было <дата>. Устанавливали оборудование молодые парни в специальных костюмах. В случае незначительной поломки оборудования ремонт осуществлял специалист ООО «Т.» М.В.. Инвентаризацией в магазине по <адрес> занималась непосредственно она. Для этой цели <дата> на магазин были выданы липкие ленты, на которых были указаны инвентаризационные номера оборудования. Согласно списка, который был передан из головного офиса ООО «Т.» были расклеены инвентаризационные номера на все имущество, находящееся в магазине.

- показаниями О.И., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.256-257) о том, что <дата> она работала в ООО «Т.», расположенном по адресу: <адрес>. Директором организации являлась Церюта Н.В. Первоначально она работала заведующей складом в магазине, расположенном <адрес>, затем <дата> она стала работать администратором в магазине, расположенном на <адрес>, затем она была переведена в магазин <адрес>, где продолжала работать администратором. Как пояснила свидетель, за время ее работы в магазине <адрес> стационарное холодильное оборудование не перемещалось, его при ней не демонтировали. Уволилась из ООО «Т.» <адрес>.

Вина Церюта Н.В. в предоставлении заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации ООО «Т.» для получения кредита подтверждается также другими доказательствами:

Заключением эксперта от <дата>, согласно которому всего было перечислено денежных средств ООО «Т.» на расчетный счет № в Банк 1 по Договору № об открытии невозобновляемой кредитной линии от <дата> 42 500 000,00 (Сорок два миллиона пятьсот) рублей. При этом директором ООО «Т.» Церюта Н.В. при заключении договора № от <дата> об открытии невозобновляемой кредитной линии в Банк 1 были предоставлены документы: -опись имущества ООО «Т.» на <дата>, передаваемого в залог Таганрогскому Банк 1 в обеспечение испрашиваемого кредита, с лимитом в сумме 42,5 млн. рублей, сроком на 18 месяцев под процентную ставку не более 17,25 % годовых на общую сумму 16 149 264,02 (шестнадцать миллионов сто сорок девять тысяч двести шестьдесят четыре) рубля 02 копейки; - опись имущества ООО «Т.» на <дата>, передаваемого в залог Банк 1 в обеспечение испрашиваемого кредита, с лимитом в сумме 42,5 млн. рублей, сроком на 18 месяцев под процентную ставку не более 17,25 % годовых на общую сумму 28 369 179,38 (Двадцать восемь миллионов триста шестьдесят дев тысяч сто семьдесят девять) рублей 38 коп; -прочие оборотные активы за <дата> ООО «Т.»;-отчет по основным средствам за 2 <дата>; -договор ипотеки № от <дата>; -расшифровка кредиторской задолженности ООО «Т.» на <дата>; -расшифровка дебиторской задолженности ООО «Т.» на <дата>; -коммерческие расходы ООО «Т.» за <дата>; -прочие доходы за <дата>.; 6 -краткосрочные обязательства стр.610 баланса, расшифровка; - документы на незавершенное строительство ООО «Т.» на <дата>; - договор поставки оборудования № от <дата>

Согласно выводам экспертного заключения, сведения, представленные директором ООО «Т.» Церюта Н.В. в описях имущества, собственником которого является ООО «Т.», передаваемых в залог в Банк 1 в обеспечение испрашиваемого кредита, с лимитом в сумме 42,5 млн. рублей, сроком на 18 месяцев под процентную ставку не более 17,25 % годовых не соответствовали фактическому наличию собственного имущества.

В описи имущества включено лизинговое оборудование, принадлежащее собственнику ЗАО «Е.» и находящееся на балансе лизингополучателя ООО «Т.»: по балансовой стоимости - 9 333 211,06 рублей, по остаточной стоимости - 6 444 774,81 рублей, залоговая стоимость составляет - 4 833 581,12 рублей.

В описи имущества включено лизинговое оборудование, принадлежащее собственнику Банк 2 и находящееся на балансе лизингополучателя ООО «Т.»: по балансовой стоимости - 1 089 873,01 рублей, по остаточной стоимости 1 083 913,93 рублей, залоговая стоимость составляет - 812 935,46 рублей.

В Банк 1 в обеспечение договора № от <дата> об открытии невозобновляемой кредитной линии был предоставлен договор залога № от <дата>, заключенный между Банк 1 и ООО «Т.» на сумму 16 149 264,02 (шестнадцать миллионов сто сорок девять тысяч двести шестьдесят четыре) рубля 02 копейки, и другие договора (т.14 л.д.146-238);

В судебном заседании эксперт О.В. полностью подтвердила выводы, сделанные ею в экспертном заключении от <дата> Указала, что идентификация принадлежности оборудования ЗАО «Е.» и банку «Т.» осуществлялась по наименованиям, номерам по накладной, в приложении есть сличительная ведомость. Имеются акты приема-передачи лизингового оборудования от «Т.» в ООО «Т.» и от ЗАО «Е.» в ООО «Т.». В приложении к договору залога, при получении кредита, указано передаваемое в залог имущество. Идентификация оборудования производилась по наименованию, цене. Сверялось количество, наименование, цена оборудования

Вещественными доказательствами, которыми являются: -кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, (Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.264-268); инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.234-239); история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>; налоговое и регистрационные дела ООО «Т.»; документы, изъятые в ЗАО «Б.» и подтверждающие факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.»; копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования № от <дата>, копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.» (т.15 л.д.25); документы, изъятые <дата> в ходе обыска по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А. по адресу: <адрес> «а»-2 (т.15 л.д.37).

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому была произведена выемка документов, отражающих взаимоотношения ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО АПК «<данные изъяты>», ООО «О.» (т.6 л.д.4-5);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому произведена выемка кредитного досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 (т.7 л.д.4-6);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому произведена выемка документов, имеющих отношение к кредитному досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, Банк 1 (т.7 л.д.7-8);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому была осуществлена выемка в ЗАО «Б.», документов, подтверждающих факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.» (т.11 л.д.71-78);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому была произведена выемка в Банк 2, в <адрес>, истории движения денежных средств по расчетному счету по расчетным счетам №, №, № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.11 л.д.180-182);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому в ИФНС России по г. Таганрогу изъяты налоговое и регистрационные дела ООО «Т.» (т.11 л.д.190-192);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому была произведена выемка в Банк 1 движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период <дата> (т.11 л.д.196-197);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому были изъяты у арбитражного управляющего П.В. копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования № от <дата> и копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.» (т.12 л.д.73-75);

Протоколом обыска от <дата>, согласно которому был произведен обыск по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., и произведена выемка документов, имеющих отношения к материалам уголовного дела (т.12 л.д.165-167);

Протоколом осмотра от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, отражающие взаимоотношение ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>, ООО «О.» (т.6 л.д.85-87);

Протоколом осмотра документов от <дата>, согласно которому были осмотрены кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии, заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.262-263);

Протокол осмотра документов от <дата>, согласно которому были осмотрены инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.1-3);

Протоколом осмотра документов от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, изъятые в ИФНС России по г. Таганрогу, у арбитражного управляющего ООО «Т.» Т.Р. в ООО «Р.», в ЗАО «Е.», у ИП А.Д., ЗАО «Б.», а также движение денежных средств в по расчетному счету ООО «Т.» в Банк 1, движение денежных средств по расчетным счетам ООО «Т.» в ОАО Банк 2 (т.15 л.д.19-24);

Протоколами осмотров магазинов, согласно которым было осмотрено оборудование, находящееся в магазинах, в которых ранее осуществлялась деятельность ООО «Т.» (т.4 л.д.92-94, т.11 л.д.107-108);

Иными документами, которыми являются: приказ № пр.лс. от 0.11.2007г. о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.157), приказ № от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.159), копии документов, отражающих идентификационные признаки оборудования, поставленного в ООО «Т.» от ОАО Банк 2 (т.11 л.д.14-46); копии документов, отражающих взаимоотношение ООО «<данные изъяты>» с ООО «Т.» филиалом № ОАО Банк 2» в части поставки оборудования (т.11 л.д.113-173); выписка по расчетному счету ООО «Т.» открытому в ЗАО «Банк 5» (т.12 л.д.283-289); сведения, предоставленные ООО «<данные изъяты>», о перечне оборудования поставленного за <дата>. дилерам ООО «<данные изъяты>», на территории ЮФО (т.6 л.д.198-214); тройственные договора поставки оборудования, заключенные между ООО «<данные изъяты>», ОАО КБ «Т.» и ООО «Т.» (т.3 л.д.100-216); акты о приеме-передаче предмета лизинга на баланс лизингополучателя от ОАО Банк 2 к ООО «Т.» (т.11 л.д.14-46).

Исследовав материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, Суд приходит к выводу о том, что обвинение, предъявленное Церюта Н.В. в указанной части, является обоснованным и подтверждается доказательствами, собранными по данному уголовному делу. Суд считает доказанной в результате судебного разбирательства вину подсудимой Церютой Н.В. в совершении инкриминируемого ей деяния: предоставление заведомо ложных сведений о наличии в собственности ООО «Т.» имущества для обеспечения кредита, однако, находящегося в финансовой аренде по договорам лизинга, заключенных с ЗАО «Е.» и ОАО Банк 2», по следующим основаниям.

Представленные в материалах уголовного дела и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, а именно: заключение эксперта от <дата>, кредитное досье № от <дата>, документы, относящиеся к кредитному досье, инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.», история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.», налоговое и регистрационные дела ООО «Т.»; документы, изъятые в ЗАО «Б.» и подтверждающие факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.»; копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования № от <дата>, копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.», документы, изъятые <дата> в ходе обыска по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., приказ № пр.лс. от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора, приказ о № от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора, копии документов, отражающих идентификационные признаки оборудования, поставленного в ООО «Т.» от ОАО Банк 2, копии документов, отражающих взаимоотношение ООО «<данные изъяты>» с ООО «Т.», филиалом № ОАО Банк 2 в части поставки оборудования, выписку по расчетному счету ООО «Т.» открытому в ЗАО «Банк 5», сведения, предоставленные ООО «<данные изъяты>», о перечне оборудования поставленного за <дата> дилерам ООО «<данные изъяты>», на территории ЮФО тройственные договора поставки оборудования, заключенные между ООО «<данные изъяты>», ОАО Банк 2 и ООО «Т.» (т.3 л.д.100-216); акты о приеме-передачи предмета лизинга на баланс лизингополучателя от ОАО Банк 2 к ООО «Т.» суд признает относимыми, допустимыми и достоверными.

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения, так как они согласуются между собой и с другими доказательствами по делу. Все свидетели не заинтересованы в исходе дела и предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Экспертное заключение дано экспертом, имеющим достаточный стаж работы по специальности, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. У суда нет оснований ставить под сомнение правильность экспертного заключения.

В судебном заседании Церюта Н.В. свою вину в предоставлении заведомо ложных сведений о наличии в собственности у ООО «Т.» торгового и холодильного оборудования в обеспечение залога для получения кредитных денежных средств полностью не признала, заявила, что ей не было известно о том, что оборудование, которое предоставлялось в залог банку, находится в лизинге. Объяснила, что она не исполняла обязанности директора в период времени заключения лизинговых договоров, поэтому не могла знать, на какое именно оборудование были заключены договора аренды и в какие именно магазины это оборудование было поставлено, ссылалась на то обстоятельство, что в договорах лизинга отсутствовали заводские номера, что идентифицировать оборудование, которое являлось собственностью ООО «Т.» и ЗАО «Е.» не представляется возможным, кроме того в результате поломок и реконструкций помещений оборудование перемещалось из магазина в магазин, что часть оборудования (и собственное и лизинговое) хранилось на складе ООО «Т.». В перечне залогового имущества не было лизингового имущества ЗАО «Е.» и банка «Т.», она уверена в этом, т.к. такой команды сотрудникам, готовящим этот список она не давала. Лично она идентифицировать оборудование как лизинговое не могла и не может. Она считает, что предоставленный в Банк 1 список залогового имущества никоим образом не содержит в себе перечень лизингового оборудования. Она давала команду подготовить список того оборудования, которое можно передать в залог. Сотрудники исполнили указание. Подсудимая отрицала наличие умысла в получение кредита посредством предоставления в залог лизингового оборудования. Даже если лизинговое оборудование и было предоставлено в залог, то это могло произойти по ошибке или незнанию ее сотрудников, но никак не по ее злому умыслу. Кроме того, в деле нет ни одного доказательства том, что в залог было предоставлено лизинговое оборудование.

Суд критически относится к данным показаниям подсудимой по следующим основаниям. В ходе судебного разбирательства и исследования доказательств по делу однозначно было установлено, что предметом залога для целей обеспечения кредита в 42,5 млн. рублей организация ООО «Т.» предоставила в банк описи торгового и холодильного оборудования, размещенного в сети магазинов «М.», принадлежащих ООО «Т.», перечень залогового имущества и инвентаризационные карточки. Как следует из показаний старшего бухгалтера ООО «Т.» Т.У., ей, как старшему бухгалтеру, было известно о наличии лизингового оборудования, которое было поставлено на бухгалтерский учет и внесено в программу 1С как основные средства. При этом свидетель Т.А. - бухгалтер ООО «Т.», пояснила, что в том случае, если оборудование ООО «Т.» приобреталось в лизинг, оно заносилось на балансовый счет №.3 «основные средства, приобретенные в лизинг». На балансовый счет №.1 (основные средства) заносилось то оборудование, сумма которого превышала 20 000 рублей. В том случае, если эта сумма была менее 20000 рублей, оборудование сразу же списывалось на затраты. Счет №.1 означает, что это - основные средства, которые имеются у предприятия. Договора поставки оборудования ей не предоставлялись, в основном поставляемое оборудование заносилось ею по распоряжению руководства на основании товарных накладных, счет-фактур, актов приема - передач. Однако, Судом установлено, что информация о том, какое именно оборудование находится в лизинге, имеется в актах приема - передачи предмета лизинга (оборудования) и актах ввода его в эксплуатацию с приложением в виде перечня оборудования, подписанного как представителями ООО «Т.», так и представителями фирм-поставщиков. Основания установки данного оборудования также обозначены в указанных актах. Договора финансовой аренды являются тройственными, составляются в трех экземплярах. Кроме того, как показали допрошенные в суде свидетели от фирм поставщиков «Б.» и ООО «<данные изъяты>», сведения о заводских или идентификационных номерах имеются в товарно-транспортных накладных, актах приема-передачи оборудования после его установки. Церюта Н.В. в одностороннем порядке представила в бухгалтерию предприятия список оборудования, в соответствии с которым сотрудники бухгалтерии должны были в самые короткие сроки, до конца рабочего дня, предоставить необходимые документы, подтверждающие наличие в собственности у организации оборудования согласно списка (что подтверждается показаниями свидетеля Т.А.). Зная о наличии лизинговых договоров (данный факт не отрицался подсудимой) Церюта Н.В., при передаче имущества в залог банку, не могла не знать, что передается в залог именно лизинговое имущество.

Суд также считает, что позиция защиты подсудимой Церюта Н.В., основывающаяся на том, что при реконструкциях магазинов, а также из-за поломок и ненадлежащей работы оборудование подвергалось замене и перемещению из магазина в магазин, является несостоятельной. Как показали все свидетели, имеющие отношении к установке, обслуживанию и эксплуатации лизингового оборудования, оно монтировалось стационарно с учетом плана расстановки как основного (с выносным компрессором), так вспомогательного оборудования (холодильных шкафов со встроенным компрессором), и представляло собой единую технологическую систему с единой закачкой и подачей фреона. Демонтировать такое оборудование для переноса его в другой магазин без остановки работы магазина, где оно до этого размещалось, является нецелесообразным как по техническим причинам, так и экономическим. Фактов перемещения оборудования из магазинов, в которые лизинговое оборудование, было поставлено по договору, в иные магазины Судом установлено не было. Было установлено, что в случае открытия нового магазина (о данных фактах подсудимая говорила как о реконструкции магазина, подразумевая замену или перемещение арендуемого оборудования) старое оборудование, которое находилось во владении у прежнего собственника не использовалось, взамен его устанавливалось новое. Было установлено, что после пожара <адрес> оборудование не демонтировалось, в реконструированное помещение магазина уже с большей площадью было дополнительно поставлено новое оборудование, была произведена перепланировка расположения оборудования, т.е. имело место перемещение оборудования в рамках одного магазина. Допрошенные в ходе судебного разбирательства свидетели также подтвердили, что после пожара <дата> в магазине <адрес> сгоревшее оборудование было вывезено, а в магазине установлено новое, что подтверждается и датами заключения лизинговых договоров. Ни один из свидетелей, в том числе: начальник технической службы М.В., начальник технической службы В.В., слесарь по ремонту холодильного оборудования С.И., электромеханик по ремонту оборудования П.А., которые имели непосредственное отношение к оборудованию, не подтвердили, что на складе ООО «Т.» имеется какое-либо иное оборудование.

Судом установлено, что при наличии достоверных сведений о передаваемом в залог имуществе (о том, что передается имущество находящееся в лизинге) в рамках заключения кредитного договора № от <дата> Банком не был бы предоставлен кредит ООО «Т.» в размере 42,5 млн. рублей, что подтверждается показаниями Управляющего Банк 1 Г.В.

Судом установлено, что вплоть до реализации всего имущества ООО «Т.» с торгов в рамках процедуры банкротства, кредитные обязательства перед Банк 1 в рамках кредитного договора № от <дата> не исполнялись надлежащим образом. Общая сумма задолженности перед Банк 1, оставшаяся после реализации всего имущества ОАО «Т.», составила около 219 млн. рублей, что подтверждается показаниями начальника сектора по работе с проблемными активами Банк 1 Е.М. При этом, в рамках процедуры банкротства ООО «Т.», задолженность перед Банк 1 суммировалась по всем не исполненным кредитным договорам, в том числе и по договору №.

Судом однозначно установлено, что Церюта Н.В., умышленно представила в Банк, в рамках обеспечения кредита, ложные сведения о принадлежности имущества (торгового и холодильного оборудования) ООО «Т.», хотя в действительности оборудование принадлежало ЗАО «Е.» и Банк 2 и использовалось ООО «Т.» в рамках договоров лизинга. Своими действиями Церюта Н.В. причинила потерпевшим ЗАО «Е.» и Банк 1 крупный ущерб. ЗАО «Е.» лишился возможности в установленном договором порядке, в связи с ненадлежащим исполнением со стороны ООО «Т.» договорных обязательств по договору лизинга, вернуть себе лизинговое имущество, переданное в залог банку. В свою очередь, Банк 1 на основании недостоверных сведений о принадлежности залогового имущества, представленных директором ООО «Т.» Церюта Н.В., выдало кредит в размере 42500000 рублей, который фактически не был погашен. Сумма указанного кредита по договору № от <дата> была включена в общую сумму задолженности ООО «Т.» перед Банк 1 по всем кредитным отношениям, которая после реализации всего имущества ООО «Т.» в рамках процедуры банкротства составила около 219 млн. рублей.

Таким образом, на основании исследования всех доказательств по делу Суд считает полностью доказанной вину подсудимой Церюта Н.В. в том, что она являясь директором ООО «Т.», получила в Банк 1 кредит в сумме 42500000 рублей путем представления Банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «Т.», а именно о наличии в собственности ООО «Т.» оборудования, которое фактически находилось в собственности ЗАО «Е.» и Банк 2». В результате действий Церюта Н.В. потерпевшему Банк 1 был причинен крупный ущерб.

Несмотря на непризнание подсудимой Церюта Н.В. вины в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления (получение кредита путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном и финансовом состоянии организации), ее вина подтверждается следующими доказательствами.

Вышеприведенными показаниями потерпевших и свидетелей: Г.В., Е.М., Л.Е., Д.М., Е.Ю., Р.Н., С.Е., Н.Г., Т.О., Н.А., Ш.Ю., Т.С., З.П., О.Ю., С.С., А.С., А.О., И.А., М.П., П.М., П.С., Т.У., П.Р., Т.А., Т.Г., Т.Е., В.В., М.В., С.И., П.А., Т.В., Т.Б., Т.М., А.Н., Г.М., Т.Л., Т.Ю., Е.А., Т.Я., Ю.К., З.С., Т.Д., О.Б., В.А., И.В., О.С., О.Л., О.И.;

Вышеприведенными показаниями допрошенного в суде П.В., который, кроме того, показал, что <дата> с расчетного счета ООО «Т.» № в Банк 1 были перечислены денежные средства в сумме 8 416 383 рубля 78 копеек на расчетный счет ООО «ТА» № в Банк 1 в счет оплаты по договору поставки. <дата> с расчетного счета ООО «Т.» № в Банк 1 были перечислены денежные средства в сумме 9 100 000 рублей на расчетный счет ООО «ТА» № в Банк 1 в счет оплаты по договору поставки. Таким образом, в января 2009 года ООО «Т.» перечислило ООО «ТА» денежные средства в сумме 17 516 383 рубля 78 копеек. Указанные средства были перечислены на авансовые платежи за будущую поставку алкогольной продукции.

Вина Церюта Н.В. в легализации денежных средств подтверждается:

Заключением эксперта от <дата>, согласно которому всего было перечислено денежных средств организации ООО «Т.» на расчетный счет № в Банк 1 по Договору № об открытии невозобновляемой кредитной линии от <дата> 42 500 000,00 (Сорок два миллиона пятьсот) рублей. Денежные средства в целях их легализации, то есть придания им правомерного вида владения были перечислены с расчетного счета ООО «Т.»: - 9 500 000 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ООО «<данные изъяты>» - за продукты питания; -211 432 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ООО «ТА» - за алкогольную продукцию, - 279 000 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ООО «<данные изъяты>» - за продукты питания; -2 000 000 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ООО «ТА» Банк 2- за алкогольную продукцию, -17 690 591 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ООО «ТА» - заалкогольную продукцию, - 2 000 000 рублей по платежному поручению № от <дата> на расчетный счет № ИП А.Д. Банк 4 - за продукты питания (т.14 л.д.146-238);

Вещественными доказательствами, которыми являются: кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.264-268); инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.», (т.8 л.д.234-239), история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, налоговое и регистрационные дела ООО «Т.», документы изъятые в ЗАО Л., подтверждающие факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.», копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования №КП от <дата>, и копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.» (т.15 л.д.25), документы, изъятые <дата> в ходе обыска по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А. по адресу: <данные изъяты> (т.15 л.д.37);

Протоколами выемок: от <дата>, согласно которому была произведена выемка документов, отражающих взаимоотношения ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>, ООО «О.» (т.6 л.д.4-5), от <дата>, согласно которому произведена выемка кредитного досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 (т.7 л.д.4-6); от <дата>, согласно которому произведена выемка документов, имеющих отношение к кредитному досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 (т.7 л.д.7-8); от <дата>, согласно которому была осуществлена выемка в ЗАО «Б.», документов, подтверждающих факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.» (т.11 л.д.71-78); от <дата>, согласно которому была произведена выемка в ОАО Банк 2, истории движения денежных средств по расчетному счету по расчетным счетам №, №, № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.11 л.д.180-182); от <дата>, согласно которому в ИФНС России по г. Таганрогу изъяты налоговое и регистрационные дела ООО «Т.» (т.11 л.д.190-192); от <дата>, согласно которому была произведена выемка в Банк 1 движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.11 л.д.196-197); от <дата>, согласно которому были изъяты у арбитражного управляющего П.В. копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования №КП от <дата>, и копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.» (т.12 л.д.73-75);

Протоколом обыска от <дата>, согласно которому был произведен обыск по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., и произведена выемка документов, имеющих отношения к материалам уголовного дела (т.12 л.д.165-167);

Протоколами осмотров документов: от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, отражающие взаимоотношение ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>, ООО О. (т.6 л.д.85-87); от <дата>, согласно которому были осмотрены кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.262-263); от <дата>, согласно которому были осмотрены инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.1-3); от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, изъятые в ИФНС России по г. Таганрогу, у арбитражного управляющего ООО «Т.» Т.Р. в ООО «Р.», в ЗАО «Е.», у ИП А.Д., ЗАО Л., а также движение денежных средств в по расчетному счету ООО «Т.» в Банк 1, движение денежных средств по расчетным счетам ООО «Т.» в ОАО Банк 2 (т.15 л.д.19-24);

Протоколами осмотров магазинов, согласно которым было осмотрено оборудование, находящееся в магазинах, в которых ранее осуществлялась деятельность ООО «Т.» (т. 4 л.д. 92-94, т.11 л.д.107-108);

Иными документами, которыми являются: приказ № пр.лс. от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.157); приказ о № от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.159); копии документов, отражающих идентификационные признаки оборудования, поставленного в ООО «Т.» от ОАО Банк 2 (т.11 л.д.14-46); копии документов, отражающих взаимоотношение ООО РД с ООО «Т.» Банк 2 в части поставки оборудования (т.11 л.д.113-173); выписка по расчетному счету ООО «Т.», открытому в ЗАО «Банк 5» (т.12 л.д.283-289); сведения, предоставленные ООО «<данные изъяты>», о перечне оборудования поставленного <дата> дилерам ООО «<данные изъяты>», на территории ЮФО (т.6 л.д.198-214); тройственные договора поставки оборудования заключенные между ООО «<данные изъяты>», ОАО Банк 2 и ООО «Т.» (т.3 л.д.100-216); акты о приеме- передачи предмета лизинга на баланс лизингополучателя от ОАО Банк 2 к ООО «Т.»(т.11 л.д.14-46).

Исследовав доказательства, представленные в материалах уголовного дела, выслушав участников процесса, свидетелей, прокурора, поддержавшего в полном объеме обвинение, предъявленное Церюта Н.В. по факту легализации денежных средств (кредита в размере 42,5 млн. рублей), полученных в результате совершения ею преступления (получение кредита путем предоставления заведомо ложных сведений), Суд приходит к выводу об обоснованности обвинения в указанной части. Суд считает доказанной вину подсудимой Церюта Н.В. в легализации денежных средств по следующим основаниям.

Представленные в материалах уголовного дела и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, а именно: заключение эксперта от <дата>, кредитное досье № от <дата>, документы, относящиеся к кредитному досье, инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.», история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.», налоговое и регистрационные дела ООО «Т.»; документы, изъятые в ЗАО «Б.» и подтверждающие факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.»; копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования №КП от <дата>, копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.», документы, изъятые <дата> в ходе обыска по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., приказ № пр.лс. от <дата>. о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора, приказ № от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора, копии документов, отражающих идентификационные признаки оборудования, поставленного в ООО «Т.» от ОАО Банк 2, копии документов, отражающих взаимоотношение ООО «<данные изъяты>» с ООО «Т.», Банк 2 в части поставки оборудования, выписку по расчетному счету ООО «Т.» открытому в ЗАО «Банк 5», сведения, предоставленные ООО «<данные изъяты>», о перечне оборудования поставленного за период с <дата> дилерам ООО «<данные изъяты>», на территории ЮФО тройственные договора поставки оборудования, заключенные между ООО «<данные изъяты>», ОАО КБ Банк 2 и ООО «Т.» (т.3 л.д.100-216); акты о приеме-передачи предмета лизинга на баланс лизингополучателя от ОАО Банк 2 к ООО «Т.» суд признает относимыми, допустимыми и достоверными.

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения, так как они согласуются между собой и с другими доказательствами по делу. Все свидетели не заинтересованы в исходе дела и предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Экспертное заключение дано экспертом, имеющим достаточный стаж работы по специальности, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. У суда нет оснований ставить под сомнение правильность экспертного заключения.

В судебном заседании Церюта Н.В. свою вину в легализации денежных средств не признала, заявила, что она не считает, что кредит, полученный в Банк 1, в сумме 42,5 млн. рублей она получила незаконно, так как все имущество, предоставленное в залог, принадлежало ООО «Т.», что подтверждалось правоустанавливающими документами, которые предоставлялись в Банк 1. Все денежные средства, полученные от Банк 1, перечислялись на счета контрагентов в порядке исполнения обязательств перед третьими лицами, то есть имело место целевое использование полученного кредита, согласованное со Банк 1.

Суд критически относится к данным показаниям подсудимой по следующим основаниям. Судом установлено, что Церюта Н.В. ложно обеспечила исполнение обязательств по договору невозобновляемой кредитной линии № от <дата>, тем самым незаконно получила для ООО «Т.» кредит, путем предоставления заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «Т.», причинив своими действиями Банк 1 и ЗАО «Е.» крупный ущерб. При этом установлено, что Церюта Н.В. была осведомлена о том, что часть имущества, передаваемого в залог, находилось в финансовой аренде и не принадлежало организации ООО «Т.», но в итоге добилась получения кредита. Также в ходе судебного разбирательства было установлено, что Церюта Н.В. совершила финансовые операции с полученными кредитными денежными средствами на общую сумму 31 681 023 рубля, что подтверждается платежными поручениями № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>, № от <дата>. Таким образом, Церюта Н.В., как лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, осознавая преступное происхождение денежных средств, совершила финансовые операции для осуществления экономической деятельности. Целевое назначение платежей или целевое использование кредитных денежных средств (даже если они произведены в соответствии с условиями кредита, на что указывала Церюта Н.В.) в данном случае не имеет значения. Суд критически относится к показаниям Церюта Н.В. о ее непричастности к инкриминируемым ей деяниям, считает, что они даны подсудимой с целью избежать уголовной ответственности и наказания.

Таким образом, на основании исследования всех доказательств по делу Суд считает полностью доказанной вину подсудимой Церюта Н.В. в легализации денежных средств, приобретенных ею в результате совершения преступления, с использованием служебного положения в крупном размере.

Вина подсудимой Церюта Н.В. в совершении мошенничества в отношении ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю. и Ж.А. подтверждается следующим доказательствами:

Показаниями подсудимой Церюта Н.В. подтвердившей ранее данные ею на предварительном следствии показания (т.14 л.д.103-105, т.15 л.д.6-8) о том, что все указанные суммы, а также товар получило ООО «Т.», а лично она ни одной копейки не получила, о чем свидетельствуют документы. Договор с ОАО «ПТ» заключала не она, а другой директор, и она конкретно не может вспомнить условия договора. Денежные средства, полученные от гр. Ж.А. сданы а кассу ООО «Т.», скорее всего, сданы в банк. Денежные средства занимались для пополнения оборотных средств, для закупки товара. Ранее она была знакома с Ж.А., но отношений с ним никаких не имеет. По поводу займа от Р.Ю., она показала, что ООО «Т.» действительно получал от Р.Ю. денежные средства в размере 16 465 500 рублей <дата>, и 5 000 000 рублей были получены тем же днем. Денежные средства получались для приобретения товаров для ООО «Т.» либо сданы банк. По поводу займа она пояснила, что она, зная хорошо Р.Ю., ходила с ним в кафе, где проходили беседы. В один из дней, конкретной даты не помнит, она поинтересовалась у Р.Ю., не сможет ли он занять ООО «Т.» денежные средства, на что он пояснил, что он может занять 6 000 000 рублей, и они заключили договор, но в последствии Р.Ю. договорные обязательства не исполнил. А позднее ее не было на месте, он ей позвонил и поинтересовался, есть ли необходимость в получении от него денежных средств в займы на других условиях, и они с ним обговорили условия. Ее не было на месте, т.к. она находилась в <адрес>. Его условия устроили, и она ему пояснила, что он может внести денежные средства в кассу. Под какие проценты занимал Р.Ю. денежные средства, она не помнит. Таким образом, Р.Ю. занял ООО «Т.» <дата> денежные средства в сумме 16 465 500 рублей и в сумме 5 000 000 рублей, внеся их в кассу, о чем ему были выданы квитанции от <дата> Р.Ю. позднее обратился в суд и его исковые требования были удовлетворены. По поводу финансово- хозяйственных взаимоотношениях с ООО «У.» она пояснила, что с указанной организаций был заключен договор, и были финансово-хозяйственные отношения, имеется задолженность. Денежные средства от ОАО «ПТ», ИП А.Д., Р.Ю., Ж.А. и ООО «У.» поступили в кассу предприятия и нашли отражения в налоговой отчетности. Оформленные приходные документы имеются у следствия, и говорить о том, что они не оформлены в бухгалтерии нельзя. Подписи кассира и бухгалтера она не подделывала. Помимо всего прочего Ж.А. и Р.Ю. подали иски к ООО «Т.» и есть решения суда. По мнению подсудимой, эти правоотношения с участием указанных лиц носят исключительно гражданский характер. Ж.А. получал от ООО «Т.» часть денежных средства в счет погашения долга.

- показаниями потерпевшего А.Д., который в полном объеме поддержал свои показания на предварительном следствии (т.13 л.д.225-226) о том, что он -индивидуальный предприниматель и <дата> поставляет в <адрес> молочную и масложировую продукцию компаний «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>». И.А. он знает с <дата>. Примерно <дата> между ним и ООО «Т.» в лице директора И.А. был заключен договор поставки продукции, позднее был заключен договор поставки № от <дата> с А.С., который стал директором организации ООО «Т.». Потом директором организации стала Церюта Н.В. - родная сестра И.А. В течение всего этого времени он своим транспортом поставлял продукцию на торговые точки ООО «Т.». Примерно <дата> организация ООО «Т.» стала задерживать оплату за поставленный товар. Он связывался по этому вопросу с Церюта Н.В. и И.А., которые объясняли задержку оплаты тем, что открываются новые магазины и осуществляется оплата по кредитным договорам в банках, обещали своевременно производить оплату при дальнейшей поставке товара, но вновь были задержки оплаты, и ему вновь приходилось связываться по данному поводу с руководством. Он хотел прекратить поставку продукции, но они его просили и далее поставлять продукцию в их адрес, обещая погасить возникшие долги. <дата> общий долг ООО «Т.» за поставленную продукцию составлял примерно 5 млн. рублей. <дата> после неоднократных встреч и ведения переговоров ООО «Т.» погасила часть долга, оставшаяся задолженность составила примерно 1 млн. рублей. Он прекратил поставки, т.к. понимал, что, финансово-хозяйственная деятельность ООО «Т.» ухудшается, но Церюта Н.В. обещала полностью произвести оплату за поставленный в их адрес товар, и просила не прекращать поставку. Они договорились, что он возобновляет поставки, а они оплачивают вновь поступившую продукцию, а старый долг оплачивают постепенно. После возобновления поставки небольшие платежи производились, но потом прекратились вообще. При этом продукция реализовывалась, выручка поступала в ООО «Т.». Сумма долга возросла до 1 702 624, 08 рублей. Он вновь связывался с руководством, они обещали оплатить. Отгружали продукцию до <дата> потом прекратили поставку. Поставка не осуществлялась несколько дней, но потом в январе вновь договорились о поставке. Последние переговоры о поставках проходили в <дата> с И.А., а также М.П. и В.В.. Но о возобновлении поставок на тот момент не могло быть и речи. Ему стало понятно и он убежден, что с какого-то момента они (Церюта и И.А.) знали, что идут к банкротству, и могли бы не вводить его в заблуждение и сказать об этом. <дата> И.А. сказал ему, что началась процедура банкротства. Заявление в милицию он написал на Церюта, так как она была директором на тот период. Для него только два человека являлись главными в ООО «Т.» - Церюта и И.А., именно с ними он вел переговоры о долгах ООО «Т.».

- показаниями потерпевшего Ж.А., о том, что по инициативе Церюта Н.В. между последней и им в <дата> был заключен договор займа до <дата>. С.Г. он познакомился через И.А., которого знает давно. В одной из бесед И.А. сослался, что их бизнес хорошо развивается, но нуждается в денежных средствах, говорил, что к <дата> все хорошо реализуется. С целью одолжить деньги он и познакомил его с Церюта. При этом они (Церюта и И.А.) поясняли, что у них идет оформление кредитной линии, Церюта Н.В. поясняла, что она активно пытается развить бизнес, но для этого нужны вложения денежных средств. У него (Ж.А.) было 1 200 000 рублей и он готовыв был занять их Церюте под проценты. Ему предложили составить договор с ООО «Т.», форму договора предложила Церюта, но ему было не принципиально, т.к. были предложены высокие проценты за пользование деньгами. При этом он настоял на том, чтобы был договор поручительства. Договор поручительства подписал И.А.. Деньги он отдавал <дата> в кабинете Церюта в офисе «Т.» на <адрес>. В кабинет пришел кассир, взял деньги. По его инициативе и указанию Церюта кассир выдал ему приходный ордер. После того, как деньги были отданы, он обратил внимание, что состояние бизнеса ООО «Т.» не то, как было ему рассказано. Он заметил, в магазине «Т.», который располагался в доме, где он проживает, резко уменьшилось количество товара. Он неоднократно звонил Церюта по поводу денег, она ссылалась на трудности. В итоге ему вернули 200 000 рублей. Потом Церюта перестала выходить на связь. Он звонил Церюта с <дата>, когда истек срок договора. Далее связь с Церюта прекратилась полностью. Он понял, что они не желают возвращать ему деньги. Оставшийся долг в 1 млн. рублей ему так и не был возвращен. Он обратился в суд и в милицию. Решением суда в его пользу с И.А., как поручителя, была взыскана сумма долга с процентами в размере 1 131 138 рублей. Решение суда о взыскании с И.А. на настоящий момент не исполнено, имущества у него на настоящий момент нет. Церюта Н.В., заключила с ним (Ж.А.) договор от имени организации, которая была объявлена банкротом, что все это - хорошо покрытый обманом план, направленный на хищение денежных средств, что стало понятно ему только в последствии. Но заемщиком своих денег он считает именно ее, т.к. о займе он договаривался с ней.

- показаниями потерпевшего Р.Ю., о том, что он длительное время знаком как с Церюта Н.В., так и с ее братом И.А., с которыми он поддерживал достаточно близкие дружеские отношения. <дата> к нему обратилась Церюта Н.В. и И.А. с просьбой занять денежные средства для развития ООО «Т.» в размере 10000000 рублей. Это был устный догово<адрес> он заключал договоры займа и Церюта возвращала дол<адрес> займа и договор поручительства с И.А. были оформлены в <дата> Был устный договор на сумму 10 млн. рублей сроком на 1 месяц, которые он <дата>, находясь в офисе «Т.» по <адрес>, передал в ООО «Т.», передаваемые деньги пересчитывала кассир. Общался он в тот момент с Церюта, но о передаче денег И.А. был уведомлен. <дата> также предварительно велись переговоры с Церюта и И.А. о сумме 6 млн. рублей. Он занял 6 млн. рублей у своего знакомого и у него были свои деньги в размере 520 тыс. рублей. Всего он занял Церюта 6 520 000 рублей, которые также были приняты в ООО «<дата>». Речь шла о том, что через месяц она вернет эти деньги. После того, как истек срок возврата долгов, он попросил составить договора займа. Они были оформлены вместе с договорами поручительства. Их оформили юристы предприятия «<дата>», он их подписал и получил вместе с договорами поручительства. Он периодически созванивался с Церютой, просил вернуть деньги. Церюта говорила, чтобы он не переживал и обещала вернуть, говорила, что возьмет в банке кредит и вернет ему долг,но при этом говорила, что для аккредитации необходима еще сумма или им аккредитуют меньшую сумму. <дата> им были внесены еще 5 млн. рублей в кассу предприятия «Т.», он поспросил у Церюта приходно-кассовые ордера. Ему были выданы 2 приходных ордера на 16 520 000 рублей и на 5 000 000 рублей. Ордера подписала кассир и бухгалтер. Через несколько дней он сам попросил Церюта подписать их, и она подписала, пообещав вернуть весь долг к <дата>. Когда подошел срок оплаты, Церюта стала говорить о временных трудностях, что нужно увеличивать оборотные средства, что она рассчитается со всеми. Он верил ей, т.к. компания была до этого процветающей. В дальнейшем доверия было все меньше и меньше, т.к. стали продаваться магазины, принадлежащие ООО «Т.». Но Церюта и И.А. не говорили о трудностях, напротив убеждали его, что все нормально. Он обращался к Церютой с предложением рассчитаться имуществом, но она объяснила, что все имущество в залоге, именно по этой причине он не подал заявление о постановке его в реестр кредиторов ООО «Т.». <дата> он обратился в <данные изъяты> суд с иском к ООО «Т.» и И.А., решением суда от <дата> в его пользу взыскана сумма 21 465 500 рублей и проценты в размере 868 160 рублей, а также судебные издержки в размере 20 000 рублей. Он считает, что для того, чтобы получить деньги не только от него, но и от других кредиторов, была создана видимость финансового благополучия предприятия. После чего, ввели на предприятие процедуру банкротства. Он считает, что был обманут. Решение суда не исполнено до настоящего времени. Деньги он передавал по просьбе Церюта, так как знал ее раньше, она просила деньги как можно быстрее д. XXX% в месяц и он хотел заработать.

- показаниями начальника юридического отдела ОАО «ПТ" С.М., подтвердившего показания, данные на предварительном следствии (т. 13 л.д. 158) о том, что одним из покупателей продукции прицефабрики с <дата> являлась организация ООО «Т.», с которой был заключен договор поставки продукции с отсрочкой платежа. Платежи поступали не регулярно. На <дата> долг составил 827111 рублей 16 коп. Они направляли претензии в ООО «Т.». ООО «Т.» просили продолжить поставки, поясняли, что не платежи обусловлены открытием новых супермаркетов. Церюта Н.В. стала просить поставлять в ее адрес продукцию и обещала производить оплату, в подтверждении этого от ООО «Т.» поступило гарантийное письмо о дальнейшем погашении долга за поставленную продукцию. В связи с этим ООО «ПТ» поддалось на ее уговоры и продолжило поставлять продукцию. За период с <дата> по <дата> в адрес ООО «Т.» была поставлена продукция на общую сумму 827 111, 16 рублей. В виду того, что ООО «Т.» не произвел оплату за поставленную в <дата> продукцию, отпуск продукции был прекращен. Церюта Н.В. вновь просила возобновить поставки, но руководством было принято окончательное решение об отказе в поставке. <дата> был подан иск в Арбитражный суд РО о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами, который был удовлетворен, но не исполнен в виду того, что организация была объявлена банкротом, в связи с чем ОАО «ПТ» причинен ущерб в крупном размере. Как пояснил свидетель, ущерб был причинен мошенническими действия Церюта Н.В.,которые заключались в том, что она вела переговоры о поставках, убеждая, что долги будут погашены, заранее зная, что они погашены не будут. Это был обман с ее стороны.

- показаниями коммерческого директора ООО «У.» О.Д., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.14 л.д.47-48) о том, что с <дата>, он работает коммерческим директором в организации ООО «У.», которая производит хлебобулочные и кондитерские изделия. <дата> между ООО «У.» и ООО «Т.» был заключен договор поставки № товаров для розничной реализации в сети магазинов М.. Директором и собственником ООО «Т.» являлась Церюта Н.В., другим собственником являлся И.А. Договор на поставку заключался непосредственно с Церюта Н.В. <дата> стали возникать проблемы по оплате поставленной продукции, однако коммерческий директор ООО «Т.» М.П., действовавший в интересах Церюта Н.В. (о чем он неоднократно заявлял ему), пояснил, что данные проблемы с оплатой являются временным явлением, связаны они с погашением настоящего и получением нового кредитов. При этом М.П. сообщал, что в настоящее время финансовое положение организации улучшается, увеличиваются обороты ООО «Т.», открываются новые магазины в <адрес>, в связи, с чем срочно требуется новая поставка продукции ООО «У.». Он неоднократно пытался встретиться лично с Церюта Н.В., но она ссылалась на М.П., который с ее слов действовал в ее интересах. М.П. было сообщено, что поставка продукции невозможна, в связи с задолженностью за ранее поставленный товар в размере свыше 1 000 000 рублей, на что М.П., действовавший в интересах Церюта Н.В., заверил, что в срок до <дата> задолженность будет погашена, в подтверждение этого М.П., по указанию Церюта Н.В. предоставил им гарантийное письмо № от <дата> с гарантией погашения задолженности. После чего были возобновлены поставки товара. <дата> поступил платеж на сумму 300 000 рублей, что внушило определенную экономическую и финансовую надежду о погашении всей суммы задолженности. В дальнейшем в период с <дата> по <дата> была осуществлена поставка товара на сумму 338 202,68 рублей. Но так как погашение задолженности и оплата за отгружаемый товар не производились, поставки товара были прекращены. С <дата> образовавшаяся задолженность в сумме 1 056 207,54 не была погашена, но М.П. направил гарантийное письмо и просил продолжить поставки. Поставки не возобновились, т.к. не была произведена оплата за ранее поставленную продукцию. Им стало известно, что Церюта получила в Банк 1 кредит на крупную сумму, но не предприняла никаких мер по погашению имеющейся задолженности, вследствие чего они были вынуждены обратиться в Арбитражный суд Ростовской области для ее взыскания. Обманные действия Церюта заключаются в том, что она, зная о проблемах фирмы и ее долгах, а также о том, что фирма находится на грани банкротства, и что поставляемый товар оплачен не будет, давала указания М.П. выдавать гарантийные письма. Данными действиями Церюта ООО «У.» нанесен существенный урон бизнесу и причинен имущественный ущерб в размере 1 056 966 рублей.

- аналогичными указанным выше показаниям А.А. показаниями бухгалтера С.Ю., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.13 л.д.238-238) и показала, что <дата> прекратились все платежи от ООО «Т.», задолженность ООО «Т.» перед ИП А.Д. составила 1 702 624,08 рублей. Между ИП А.Д. и представителем ООО «Т.» на указанную сумму имеется акт сверки. ИП А.Д. включен на основании искового заявления в общий реестр должников ООО «Т.», однако задолженность до настоящего времени не погашена, предприятие ООО «Т.» признано банкротом. По мнению свидетеля, в действиях руководства ООО «Т.» усматриваются признаки мошеннических действий. Не знать о том, что ООО «Т.» может стать банкротом, они не могли, но в то же время продолжали получать продукцию.

- аналогичные указанным выше показаниям О.Д. показаниями менеджера по рекламе ООО «У.» Т.Н., который поддержал свои показания на предварительном следствии (т.14 л.д.50-51) и пояснил, что он работал сначала в бухгалтерском отделе ООО «У.» и занимался сверками, вел акты взаиморасчетов, в том числе и с ООО «Т.», именно поэтому ему известна ситуация с ООО «Т.».

- аналогичными показаниям потерпевшего Ж.А. показаниями свидетеля Ж.В., которая подтвердила в суде свои показания на предварительном следствии (т.13 л.д.286-287) и пояснила, что иногда ее муж - Ж.А. обсуждал с ней вопросы вложения денежных средств, поэтому ей известно о договоре займа в 1 200 000 рублей, заключенном между ее мужем и ООО «Т.» в лице директора Церюта. Этот договор она видела лично. Церюта все время обещала вернуть деньги, говорила, что все в порядке, но вернула только 200 000 рублей. Потом они узнали о банкротстве ООО «Т.», муж обратился в суд с иском. Но деньги им не возвращены до настоящего времени. Она считает, что Церюта обманула ее мужа.

- вышеприведенными показаниями свидетеля М.П., который в судебном заседании подтвердил, что действуя по указанию Церюта Н.В. он направлял гарантийные письма поставщикам продукции о том, что ООО «Т.» гарантирует оплату поставленной продукции.

- аналогичными указанным выше показаниям С.М. показаниями директора по экономической безопасности ОАО «ПТ» Н.К. которая в суде пояснила, что перебои в оплате начались <дата>, в <дата> начались большие отсрочки. Они встречались с коммерческим директором М.П., он говорил, что строят новые магазины, надо подождать, что руководство принимает все меры для возмещения задолженности, при этом звучала фамилия Церюта.

- аналогичными показаниям С.М. и Н.К., показаниями заместителя по коммерческим вопросам ОАО «ПТ» Т.П.

- показаниями кассира-бухгалтера ООО «Т.» Т.Ф., которая поддержала в суде свои показания, данные ею на предварительном следствии (т.14 л.д.93-94) о том, что в <дата> она работала в ООО «Т.». Организация располагалась по адресу: <адрес>, директором была Церюта Н.В. В ее обязанности входило оприходование и расходование денежных средств в организации, что находило свое отражение в кассовой книге кассира- операциониста. Данные об оприходовании и расходовании денежных средств заносились в программу 1С. Движение наличных денежных средств было только с ведома директора Церюта Н.В. или лично, или по телефону. Зачисление денежных средств на расчетные счета банков осуществлялись ею. Подпись в квитанции к приходно-кассовому ордеру № от <дата> (поступление денежных средств от Ж.А.) выполнена ею и бухгалтером Т.У.. Подпись в графе кассир в квитанциях к приходным кассовым ордерам №, № от <дата> (поступление денежных средств от Р.Ю.) также выполнена ею. Почему на квитанциях стоит подпись Церюта, ей неизвестно. То, что были выписаны квитанции, означает, что деньги были сданы в кассу, оприходованы. Лично Ж.А. и Р.Ю. она не знает, но передача ей денежных средств всегда осуществлялась по звонку Церюта либо с личным ее присутствием. Куда впоследствии были израсходованы указанные денежные средства ей неизвестно. Это можно узнать из первичных бухгалтерских документов и соответственно из программы 1С, которые остались в организации.

- показаниями главного бухгалтера ООО «Т.» Т.У.подтвердившей показания, данные на предварительном следствии (т.14 л.д.95-96) о том, чтоподписи в квитанции к приходно-кассовому ордеру № от <дата> (получение денежных средств от Ж.А.) выполнены Т.Ф. и ею. Самого Ж.А. она знает с давних пор, т.к. они росли в одном дворе. Он неоднократно приходил в организацию ООО «Т.» и общался с Церюта Н.В. у нее в кабинете. В квитанциях к приходным кассовым ордерам №, № от <дата> подпись в графе кассир в квитанции № выполнена Т.Ф., в графе «главный бухгалтер» - ею. Почему на указанных квитанциях стоят подписи Церюта Н.В., она не знает. При ней Церюта Н.В. не расписывалась. Самого Р.Ю. она неоднократно видела в офисе ООО «Т.», он приходил к Церюта Н.В., и они вели переговоры у нее в кабинете. Других обстоятельств поступления в кассу денежных средств, она не помнит. Как пояснила свидетель, если была выписана квитанция, то денежные средства в кассу действительно оприходовались, но она не помнит, зачислялись ли на расчетные счета денежные средства или нет. Это можно установить, если ознакомиться с первичными бухгалтерскими документами и программой 1С, которых у нее лично нет. Все документы, и соответственно программа 1С осталась в организации. Куда в дальнейшем были расходованы денежные средства, она не знает.

- показаниями свидетеля И.А. данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании (т.14 л.д.98-99), о том, что Ж.А. ему известен, он знает его примерно 10 лет. Вероятно, Ж.А. хотел подзаработать, поэтому передал в заем под проценты сумму денежных средств в размере 1 200 000 рублей. Обстоятельств заключения договора он не помнит. Поручителем он вероятно стал потому, что вероятно это было желанием Ж.А., к тому же существует такая практика, что учредитель является поручителем, в том числе и при займах в банках. Денежные средства были заняты по<адрес>% годовых. Он не помнит, чтобы при нем между Ж.А. и Церюта обсуждались условия возврата денежных средств и цели получения денежных средств в заем. Также он не помнит, просил ли он лично Ж.А. занять ООО «Т.» в лице Церюта Н.В. денежные средства. По его мнению, денежные средства, полученные от Ж.А. вероятно были оприходованы в кассу ООО «Т.», поэтому определить, как расходовались денежные средства невозможно, т.к. кроме денежных средств, поступивших от Ж.А. в кассу организации поступала выручка из магазинов. По поводу отношений со Р.Ю. он показал, что он с ним никаких отношений не поддерживает. При встрече здоровается. По поводу заключенных договоров займа между Р.Ю. и ООО «Т.» в лице Церюта Н.В. он показал, что по ним деньги не получались, что находит свое отражение в судебном решении. Судя по квитанциям к приходным кассовым ордерам, денежные средства поступили в кассу в ООО «Т.» от Р.Ю. в сумме 21 465 500 рублей. Просил ли он Р.Ю. занять денежные средства ООО «Т.» в лице Церюта Н.В., он не помнит. По поводу имевших место финансово-хозяйственных отношениях между ООО «Т.» и ООО «У.», ИП А.Д., ОАО «ПТ Таганрогская» он показал, что, возможно, имелись отношения, но о них пояснить ничего не может. С ними, возможно, он и вел переговоры, когда был директором. Вел ли он переговоры, когда перестал быть директором, он не помнит. В судебном заседании свидетель И.А. отказался давать показания, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ.

Вина Церюта Н.В. в совершении деяния, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ также подтверждается:

Заключением эксперта от <дата>, согласно которому наличные денежные средства на расчетные счета ООО «Т.» поступали по основаниям: «торговая выручка» и «пополнение расчетного счета для оплаты текущих платежей», при этом полученные займы наличными денежными средствами на расчетные счета ООО «Т.» не поступали (т.14 л.д.146-238);

Вещественными доказательствами, которыми являются: договор займа №З от <дата>, согласно которому Ж.А. занял денежные средства в сумме 1 200 000 рублей директору ООО «Т.» Церюта Н.В., договор поручительства №П от <дата>, согласно которому И.А. выступил поручителем организации ООО «Т.» при займе денежных средств в сумме 1 200 000 рублей от гр. Ж.А., квитанция к приходному кассовому ордеру № от <дата>, согласно которой в кассу ООО «Т.» были приняты денежные средства в сумме 1 200 000 рублей (т.13 л.д.278-280); первичные бухгалтерские документы, подтверждающие финансово-хозяйственные отношения ИП А.Д. с ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.15 л.д.25); копии первичных бухгалтерских документов, подтверждающих финансово-хозяйственное взаимодействие между ОАО «ПТ» и ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, акт сверки на <дата> (т.15 л.д.172);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому была произведена выемка первичных бухгалтерских документов у ИП А.Д., подтверждающих финансово-хозяйственные отношения с ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.13 л.д.228-231);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому был изъят договор займа №З от <дата>, согласно которому Церюта Н.В. получила от Ж.А. денежные средства в сумме 1 200 000 рублей, договор поручительства №П от <дата>, согласно которому И.А. выступил поручителем организации ООО «Т.», квитанция к приходному кассовому ордеру № от <дата>, согласно которой в кассу ООО «Т.» были приняты денежные средства в сумме 1 200 000 рублей (т.13 л.д.277);

Протоколом выемки от <дата>, согласно которому были изъяты заверенные копии первичных бухгалтерских документов, подтверждающих финансово-хозяйственное взаимодействие между ОАО «ПТ» и ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, акт сверки на <дата>, копия решения Арбитражного суда № от <дата> (т.13 л.д.165-166);

Протоколом осмотра документов от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, изъятые у ИП А.Д., подтверждающих финансово-хозяйственные отношения с ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.15 л.д.19-24).

Иными документами, которыми являются: решение Арбитражного суда РО по делу № от <дата>, согласно которому было вынесено решение о взыскании с ООО «Т.» в пользу ОАО «ПТ» денежных средств в сумме 827 111 руб. 11 коп (т.13 л.д. 167-168); копия решения <данные изъяты> суда по делу № от <дата> о рассмотрении искового заявления Ж.А. и взыскании денежных средств с И.А. (т.13 л.д.262-264); копия решения <данные изъяты> суда по делу № от <дата> о рассмотрении искового заявления Р.Ю. и взыскании с ООО «Т.» в пользу Р.Ю. денежных средств по договору займа (т.14 л.д.79-84); копия договора займа №З от <дата> о передаче Р.Ю. в заем ООО «Т.» денежных средств в сумме 6 520 000 рублей (т.14 л.д.85-86); копия договора поручительства №П от <дата>, согласно которому И.А. выступил в качестве поручителя за организацию ООО «Т.» по договору займа №З от <дата> (т.14 л.д.87); копия договора займа №З от <дата> о передаче Р.Ю. в заем ООО «Т.» денежных средств в сумме 10 000 000 рублей (т.14 л.д.88-89); копия договора поручительства №П от <дата>, согласно которому И.А. выступил в качестве поручителя за организацию ООО «Т.» по договору займа №З от <дата> (т.14 л.д.90); копии квитанций № от <дата> и № от <дата>, согласно которым от Р.Ю. приняты в ООО «Т.» денежные средства (т.14 л.д.22-42); акт сверки между ООО «У.» и ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.14 л.д.22-42)

Подсудимая Церюта Н.В. свою вину в мошенничестве, а именно в хищении в период времени с <дата> по <дата> денежных средств, принадлежащих ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю., Ж.А., в общей сумме 26 252 201, 24 рублей, совершенном путем обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения в особо крупном размере не признала полностью. Отрицая свою вину в совершении инкриминируемого ей преступления, предусмотренном ч.4 ст.159 УК РФ, подсудимая сослалась на то, что выводы обвинения о наличии признаков мошенничества в ее действиях по заключению договоров с якобы потерпевшими: ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю. и Ж.А., являются надуманными, т.к. в деле нет ни единого доказательства против нее по данному эпизоду. Подсудимая заявила, что ей непонятно, почему следователь квалифицировал ее действия как один эпизод преступной деятельности, ей также неясно, в отношении кого, когда и каким способом она совершила мошенничество. Церюта Н.В. пояснила, что невозможно говорить о том, что все ее действия охватываются единым умыслом тогда, когда она, занимаясь текущей хозяйственной деятельностью общества, совершает ряд сделок в качестве директора от лица предприятия, причем в разные промежутки времени. Как пояснила в судебном заседании подсудимая, лично она денег у потерпевших не брала, умысла на обман у нее не было, деньги брались организацией ООО «Т.», деньги вносились в кассу. Церюта Н.В. отметила, что договор со Р.Ю. был заключен в устной форме и деньги <дата>.у него не брались, никаких денег ему не возвращалось. Заем денежных средств у Ж.А. отражался по бухгалтерии, как поступление в кассу денежных средств. По договору займа Ж.А. было возвращено 200000 рублей.

Исследовав доказательства, представленные в материалах уголовного дела, выслушав участников процесса, свидетелей, прокурора, поддержавшего в полном объеме обвинение, предъявленное Церюта Н.В. в мошенничестве, а именно в хищении путем злоупотребления доверием денежных средств ИП А.Д., ОАО «ПТ», ООО «У.», Р.Ю., Ж.А. в особо крупном размере, Суд приходит к выводу об обоснованности обвинения в этой части. Суд считает доказанной вину Церюта Н.В. в предъявленном ей обвинении в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ по следующим основаниям.

Судом установлено, что за период с <дата> по <дата> ОАО «ПТ» поставило в адрес ООО «Т.» продукции на общую сумму 827 111, 16 рублей, ИП А.Д. за период с <дата> по <дата> поставил в адрес ООО «Т.» продукции на общую сумму 1 702 624, 08 рублей, ООО «У.» за период с <дата> по <дата> поставило в адрес ООО «Т.» продукции на общую сумму 1 056 966 рублей. Вся указанная продукция была реализована через сеть магазинов «М.», принадлежащих ООО «Т.», директором и учредителем которого являлась Церюта Н.В. ООО «Т.» не рассчиталось за поставленную продукцию, а в <дата> ООО «Т.» обратилось в Арбитражный суд по вопросу введения на предприятии процедуры банкротства.

Определением Арбитражного суда <адрес> от <дата> был установлен факт поставки товара ООО «Т.», который не оспаривался ответчиком, Требования ОАО «ПТ» о взыскании задолженности в размере 827 111, 16 рублей признаны Арбитражным судом правомерными и обоснованными (т.13 л.д.167-168).

Определением Арбитражного суда <адрес> от <дата> требования ИП А.Д. в сумме 1 702 624, 08 рублей признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов ООО «Т.». Должник признал заявленные требования обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов (т.12 л.д.122).

Определением Арбитражного суда <адрес> от <дата> требования ООО «У.» в сумме 1 056 966 рублей признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов ООО «Т.». Должник признал заявленные требования обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов (т.12 л.д.102).

До настоящего времени указанные выше долговые обязательства не погашены, решения суда не исполнены в полном объеме.

Судом установлено, что между ООО «Т.» в лице Церюта Н.В. и Ж.А. <дата> был заключен договор займа №З от <дата>, д. XXX% годовых сроком до <дата>, в соответствии с которым заемщик в лице ООО «Т.» получил <дата> денежные средства в сумме 1 200 000 рублей. В качестве меры по обеспечению исполнения обязательств заемщика по договору займа Ж.А. принял поручительство И.А., заключив с ним соответствующий договор. В связи с тем, что в срок не были исполнены в полном объеме условия договора займа (возвращено было только 200 000 рублей), а по решению Арбитражного суда <адрес> от <дата> ООО «Т.» признано несостоятельным (банкротом), и открыта процедура конкурсного производства, Ж.А. подал иск в суд о взыскании задолженности по указанному выше договору займа с поручителя И.А.. Решением <данные изъяты> суда от <дата> исковые требования Ж.А. в части взыскания задолженности по договору займа в размере 1 млн. рублей были удовлетворены. Как показал потерпевший Ж.А., заключить договор займа его уговорили И.А. и Церюта, которая на тот момент являлась директором фирмы ООО «Т.». О том, что у фирмы имеются финансовые проблемы, он не знал, его убедили в том, что все нормально и никаких проблем нет.

Судом установлено, что Р.Ю. <дата> в кассу ООО «Т.» были переданы денежные средства в размере 21 465 500 рублей на основании квитанций к приходно-кассовым ордерам № на сумму 21465500 рублей и № на сумму 5000000 рублей. Данный факт установлен решением <данные изъяты> суда от <дата>. Судом установлено, что Р.Ю. передавал деньги по просьбе директора и учредителя ООО «Т.» Церюта Н.В. и ее брата учредителя ООО «Т.» И.А. для увеличения оборотных средств предприятия. По договоренности с Церюта Н.В. потерпевший Р.Ю. передавал ей деньги д. XXX% в месяц, намереваясь заработать. На основании решения <данные изъяты> суда РО от <дата> в пользу Р.Ю. с ООО «Т.» в счет возврата долга по договору займа взыскано 21465500 рублей, проценты по договору займа в размере 868160 рублей и судебные расходы в сумме 20000 рублей.

Суд критически относится к показаниям Р.Ю. в части того, что он передавал денежные средства <дата>. Решением <данные изъяты> суда от <дата>, с которым согласился Р.Ю., было установлено, что денежные средства по двум квитанциям к приходно-кассовым ордерам № и № в общей сумме 21465500 рублей были переданы Р.Ю. в ООО «Т.» <дата> Подсудимая Церюта Н.В. подтвердила, что деньги были переданы именно <дата> При таких обстоятельствах, Суд приходит к выводу, что деньги в ООО «Т.» Р.Ю. передал именно <дата> В остальном, у суда нет оснований сомневаться в правдивости показаний потерпевшего Р.Ю., которые согласуются с другими доказательствами по делу.

До настоящего времени решение суда не исполнено, долг перед Р.Ю. не погашен.

Суд приходит к однозначному выводу, что учредитель и директор ООО «Т.» Церюта Н.В., путем обещаний расплатиться по долгам, путем направления через подчиненного ей Т.Т. гарантийных писем предприятиям поставщикам, убедила их в благонадежности ООО «Т.», добилась продолжения осуществления поставок продукции. Своими действиями Церюта Н.В. намерено увеличивала перед указанными поставщиками задолженность ООО «Т.», не направляя им денежные средства, полученные от реализации продукции.

Церюта Н.В. намеренно ввела в заблуждение Р.Ю. и Ж.А., обещая им уплачивать проценты от суммы заемных в ООО «Т.» средств и возвратить заемные средства в установленные договором и законом сроки.

Таким образом, Церюта Н.В. ввела ИП А.Д., руководство ОАО «ПТ», руководство ООО «У.», Р.Ю. и Ж.А. в заблуждение относительно своих истинных намерений, направленных на хищение чужого имущества. Церюта Н.В. было известно реальное финансовое состояние предприятия ООО «Т.», она принимала непосредственное участие в доведении предприятия ООО «Т.» до процедуры банкротства. Церюта Н.В. заведомо знала, что при введении на предприятии ООО «Т.» процедуры банкротства, кредиторы в лице ИП А.Д., ОАО «ПТ», ООО «У.», Р.Ю. и Ж.А. не смогут получить оплату за ранее поставленную продукцию и заемные деньги соответственно.

Всего за период с <дата> по <дата> Церюта Н.В. как директор и учредитель ООО «Т.» завладела (похитила) денежные средства ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю., Ж.А. в общей сумме 26 052 201, 24 рублей, что является особо крупным размером.

Судом установлено, что Церюта Н.В. мошенническим путем завладела денежными средствами Ж.А. в размере 1000000 рублей, так как часть заемной суммы по договор займа №З от <дата>, в размере 200000 рублей была возвращена Ж.А.

Стороной обвинения пять эпизодов мошеннической деятельности объединены в один. Судом установлено, что все хищения были осуществлены Церюта Н.В. с единым умыслом, так как она, заведомо зная о реальном финансовом и хозяйственном состоянии ООО «Т.», являясь директором ООО «Т.», убеждала потерпевших о стабильности положения предприятия и об обязательном исполнении долговых обязательств перед ними. Церюта Н.В. намерено создала кредиторскую задолженность ООО «Т.» перед потерпевшими, зная, что ООО «Т.», находится на грани банкротства и потерпевшие не получат возмещения по долгам. Судом установлено, что именно в результате преступной деятельности директора ООО «Т.» Церюта Н.В. были созданы условия, при которых ООО «Т.» стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, и было объявлено банкротом.

В момент поступления в кассу ООО «Т.» выручки от реализованной продукции, поставленной ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», а также денежных средств от заемщиков Р.Ю. и Ж.А. у Церюта Н.В., как директора организации, сразу же появлялась возможность использовать указанные денежные средства по своему усмотрению и в своих целях. Как показали свидетели: Т.У., Т.Ф. движение наличных денежных средств для различных целей осуществлялось только с ведома Церюта Н.В. Являясь директором и учредителем ООО «Т.» Церюта Н.В. имела реальную возможность распорядиться похищенными деньгами от займа и от реализации продукции по своему усмотрению.

Таким образом, Суд считает полностью доказанной вину Церюта Н.В. в хищении чужих денежных средств путем злоупотребления доверием потерпевших с использованием служебного положения в особо крупном размере.

Вина подсудимой Церюта Н.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ - преднамеренное банкротство, подтверждается следующими доказательствами.

Вышеуказанными и оглашенными показаниями свидетелей: С.Е., М.П., А.С., И.А., П.М.; П.С., Т.У., Р.Н., Н.Г., Т.О., Б.Е., Н.А., Ш.Ю., Т.С., З.П., С.С., Г.В., Е.М., Д.М., Е.Ю.; П.Р., Т.А., Т.Г., О.Ю., В.В.,М.В., С.И.,П.А., Т.В., Т.Б., Т.М., А.Н., Г.М., Т.Л., Т.Ю.,Е.А.,Т.Я.,Ю.К.,З.С.,Т.Д.,О.Б.,В.А.,И.В.,О.С.,О.Л., О.И.; Т.Е.

- вышеприведенными показаниями допрошенного в суде профессора ВУЗ П.В., подтвердившего показания, данные на предварительном следствии (т.3 л.д.24-25, т.12 л.д.48-51), который, кроме того, показал, что <дата> ООО «Т.» перечислило ООО «ТА» денежные средства в сумме 17 516 383 рубля 78 копеек. Указанные средства были перечислены не на погашение кредиторской задолженности, а не авансовые платежи за будущую поставку алкогольной продукции. Однако, в тот период ООО «Т.» уже имело просроченную кредиторскую задолженность перед другими кредиторами, срок оплаты которых уже наступил, в том числе, требования, которых были подтверждены судебными актами, а именно: решением АС РО № <дата> по иску ООО «<данные изъяты>» к ООО «Т.» в размере 664 492 рубля 13 копеек; решением АВ РО № от <дата> по иску ООО «<данные изъяты>» к ООО «Т.» в размере 533 269 рублей 36 копеек; решением АС РО № от <дата> по иску ООО «<данные изъяты>» к ООО «Т.» в размере 310291 рубль 74 копейки. Всего в соответствии с вышеуказанными судебными актами общая сумма просроченной кредиторской задолженности составила - 1 508 053 рубля 23 копейки, просрочка задолженности превысила три месяца. Кроме того, у ООО «Т.» имелась кредиторская задолженность и перед другими кредиторами. Исполнительным органом (директором) ООО «Т.» в этот период времени была Церюта Н.В. Согласно ст. 3,6 ФЗ РФ « О несостоятельности (банкротстве)» по состоянию на <дата> у ООО «Т.» имелись признаки несостоятельности (банкротства). Тем не менее, при наличии признаков несостоятельности (банкротства) ООО «Т.» удовлетворило требования отдельного кредитора-ООО «ТА» в сумме 17 516 383 рублей 78 копеек. Кроме того, в указанный период времени была проведена реализация товаров в обороте на общую сумму 153 654 859, 08 рублей. Реализация товаров осуществлена на условиях консигнации: по договору консигнации № - В от <дата> с ООО «<данные изъяты>» <адрес> на сумму 38 633 844, 89 рублей, по договору консигнации № - О от <дата> с ООО «О.» (<адрес>) на сумму 81 949 524, 77 рублей, по договору консигнации № - П от <дата> с ООО «<данные изъяты> » (<адрес>) на сумму 23 655 087, 04 рублей. Денежные средства от продажи товара до настоящего времени на счет ООО «Т.» не поступали.

Также по сведениям от конкурсного управляющего ООО «ТА» Т.Ш. после поступления денежных средств на расчетный счет ООО «ТА» <дата> с расчетного счета ООО «ТА» № открытом в Банк 1 указанные денежные средства были перечислены двумя платежами, в сумме 6 090 000 рублей, и в сумме 660 000 рублей, а всего в общей сумме 6 750 000 рублей на расчетный счет ООО «<данные изъяты>» (ИНН №) №, открытым в Банк 1. В сведениях о движении денежных средств, предоставленных Банк 1 указано, что платежи, перечисленные <дата> от ООО «ТА» в ООО «<данные изъяты>», в размере 6 750 000 рублей были перечислены в качестве возврата заемных денежных средств по договору беспроцентного денежного займа от <дата>. Однако, после изучения сведений о движении денежных средств, предоставленных банками (Банк 1, Банк 2) за указанный период (<дата>) денежные средства от ООО «<данные изъяты>» на расчетные счета ООО «ТА» не поступали. Иных сведений о поступлении заёмных денежных средств от ООО «<данные изъяты>» в ООО «ТА» в размере 6 750 000 рублей не имеется. Свидетель обратил внимание суда на то, что руководителем ООО «Т.» на тот период являлась Церюта Н.В., а руководителем и единственным учредителем ООО «<данные изъяты>» - организации, которой были перечислены денежные средства, является Ц.Г., то есть лица, имевшие семейные отношения.

<дата> между ЗАО «Е.» («Лизингодатель») и ООО «Т.» (Лизингополучатель) был заключен договор лизинга №, согласно которому лизингодатель передал, а лизингополучатель принял имущество - автоматы по приему платежей № в комплекте со сканером, в количестве - 30 штук, в финансовую аренду, сроком на 36 месяцев. <дата> между ООО «Т.» и ООО «ЕС» заключен договор субаренды №, согласно которому оборудование, полученное от ЗАО «Е.» по договору лизинга № было передано в субаренду ООО «ЕС», которое и осуществляло коммерческое использование оборудования до <дата>. За весь период действия договора лизинга № ООО «Т.» осуществляло лизинговые платежи за оборудование путем перечисления денежных средств на расчетный счет ЗАО «Е.». Всего лизинговых платежей было произведено - 2582781,75 руб., что эквивалентно 101805,87 долларов США и подтверждается ЗАО «Е.». В то же время, ООО «ЕС» за весь период действия договора субаренды № от <дата> оплату не производило. Задолженность ООО «ЕС» перед ООО «Т.» по договору субаренды № от <дата> за период <дата> составила - 75737,97 долларов США.Более того, <дата> Церюта Н.В., будучи директором ООО «Т.», в ущерб ООО «Т.» и его кредиторам подписала дополнительное соглашение с ООО «ЕС» о предоставлении отсрочки выплаты долга в размере 75737,97 долларов США сроком до <дата>. В результате исполнения вышеуказанных сделок ООО «Т.» понесло расходы по оплате лизинговых платежей в общей сумме - 2582781,75 руб., а ООО «ЕС» получало доходы от коммерческого использования оборудования без фактической оплаты за его использование. Такая заведомо невыгодная сделка повлекла за собой увеличение неплатежеспособности Должника. Учредителями ООО «Т.» являются И.А., Церюта Н.В.. Учредителями ООО «ЕС» в период <дата> являлись И.А., Ц.В.

Далее, <дата> между ЗАО «Е.» («Лизингодатель») и ООО «Т.» (Лизингополучатель) был заключен договор лизинга № согласно которому лизингодатель передал, а лизингополучатель принял имущество - терминалы Штрих Р А Yv 2.1 W, в комплекте, в количестве - 20 штук, в финансовую аренду, сроком на 36 месяцев. <дата> между ООО «Т.» и ООО «ЕС» заключен договор субаренды №, согласно которому оборудование, полученное от ЗАО «Е.» по договору лизинга № было передано в субаренду ООО «ЕС», которое и осуществляло коммерческое использование оборудования до <дата>. За весь период действия договора лизинга № ООО «Т.» осуществляло лизинговые платежи за оборудование путем перечисления денежных средств на расчетный счет ЗАО «Е.». Всего лизинговых платежей было произведено - 1496494,95 руб., что эквивалентно 58817,8 долларов США и подтверждается ЗАО «Е.». В то же время, ООО «ЕС» за весь период действия договора субаренды № от <дата> оплату не производило, задолженность ООО «ЕС» перед ООО «Т.» по договору субаренды № от <дата> за период <дата> составила - 58817,8 долларов США. Более того, <дата> Церюта Н.В., будучи директором ООО «Т.», в ущерб ООО «Т.» и его кредиторам подписала дополнительное соглашение с ООО «Единая ЕС» о предоставлении отсрочки выплаты долга в размере 58817,8 долларов США сроком до <дата>. В результате исполнения вышеуказанных сделок ООО «Т.» понесло расходы по оплате лизинговых платежей в общей сумме - 1496494,95 руб., а ООО «ЕС» получало доходы от коммерческого использования оборудования без фактической оплаты за его использование. Такая заведомо невыгодная сделка повлекла за собой увеличение неплатежеспособности ООО «Т.». То есть, органами управления ООО «Т.» в анализируемом периоде в ущерб интересам должника и его кредиторов на заведомо невыгодных условиях заключались сделки купли-продажи имущества, сделки по замене одних обязательств другими, зачеты взаимных требований (предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов), которые стали причиной увеличения неплатежеспособности ООО «Т.».

- вышеприведенными показаниями допрошенного в суде кредитного инспектора Банк 1 Л.Е., подтвердившей показания, данные на предварительном следствии (т.6 л.д.163-164, т.11 л.д.271-272, т.12 л.д.27-28), которая кроме того показала, что в обеспечение кредитного договора № были заключены договора поручительства: с физическим лицом № от <дата> с И.А., согласно которому И.А. являлся поручителем по кредитному договору; договор поручительства с ООО «ТА» № от <дата>, согласно которому ООО «ТА» выступало поручителем по кредитному договору; договор поручительства с ООО «ТМ» № от <дата>, согласно которому ООО «ТМ» выступало поручителем; договор № от <дата>, согласно которому Церюта Н.В. как физическое лицо выступала поручителем по кредиту; а также договор залога доли в уставном капитале И.А. № от<дата>, договор залога доли в уставном капитале № от <дата> от Церюта Н.В.

- показаниями представителя потерпевшего ИФНС России по г. Таганрогу А.В., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.13 л.д.71-72) о том, что она работает в отделе регулирования задолженности специалистом 1-го разряда с <дата>. В ее обязанности входит представление интересов РФ в делах о банкротстве и процедурах банкротства. Одним из должников РФ является ООО «Т.», т.к. данная организация имеет задолженности по обязательным платежам в бюджет в сумме 15 700 527 рублей 91 копейки, в том числе по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в размере 2 724 496 рублей. В связи с этим ИФНС России по <адрес> подало в Арбитражный суд в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «Т.» заявление о включении ИФНС в реестр требований кредиторов должника. После судебного разбирательства требования ИФНС по <адрес> были признаны обоснованными, были вынесены определении о включении требований кредиторов в реестр требований на общую сумму задолженности в 31 946 306, 10 рублей, кроме того ООО «Т.» имел задолженность по текущим платежам в бюджет по состоянию на <дата> в размере 81 372 308, 67 рублей, которые являются обязательными к уплате. Общая сумма задолженности ООО «Т.» на <дата> составляла 113 318 614, 77 рублей. В судебном заседании показала, что за долги предприятия отвечает директор. До начала процедуры банкротства задолженность ООО «Т.» составляла 31 млн. рублей

- показаниями свидетеля К.К,, которая поддержала свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.260-261) о том, что <дата> она устроилась на работу в ООО «Т.» архивариусом по адресу: <адрес>. Учредителем указанной организации был И.А. В ее обязанности входило формирование и хранение первичных бухгалтерских документов. <дата> она стала работать старшим оператором ПК в бухгалтерии. В ее обязанности входило проведение операций в программе 1С по количеству проданного и оставшегося товара, а также проведение инвентаризации магазина по ТМЦ один раз в две недели. Примерно <дата> она стала работать бухгалтером. В ее обязанности входило вести контроль за деятельностью операторов в магазинах. Поступивший на фирму товар сразу же распределялся по магазинам. В магазине товар оприходовался, документы направлялись в бухгалтерию для учета. Свидетель пояснила, что факт продажи большой партии товара в <адрес>, был бы отражен в программе. Но насколько ей известно, в помещении, где хранились в архиве бухгалтерские документы на территории ООО «Т.», был пожар.

- оглашенными с согласия сторон показаниями Ц.Е. - бухгалтера-юриста ПК <данные изъяты>, из которых следует, что в <данные изъяты> расположенном по адресу: г<данные изъяты> она работает <дата>. У здания расположенного по адресу: <адрес> имеется 40 собственников нежилых помещений. Их права собственности все зарегистрированы в юстиции. Помещения офисного центра имеют свою внутреннюю нумерацию, их занимают: ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», И.И., ООО «<данные изъяты>», нотариус К.Л., П.П. В свидетельстве о государственной регистрации права, в пункте «объект права» у всех собственников указан номер этажа и двухзначный номер комнаты. В здании офисного центра ООО «<данные изъяты>» с директором П.Ю. и ООО «О.» с директором П.Л. никогда не находились (т.11 л.д.260-261);

- показаниями генерального директора ЗАО «<данные изъяты>» <адрес> В.М., который в судебном заседании поддержал свои показания на предварительном следствии (т.2 л.д.187-188) о том, что директором организации, расположенной в <адрес> он является с <дата> по настоящее время. В здании по этому адресу организация «<данные изъяты>» никогда не осуществляла деятельность. Эта фирма ему незнакома. Т.Х. ему также незнакома. Как ему стало известно от представителя собственника здания организация ООО «<данные изъяты>» в лице директора Т.Х., помещение в здании по адресу: <адрес> никогда не арендовала и ни каких сведений о данной организации он не имеет.

- показаниями свидетеля П.Л., которая в судебном заседании поддержала свои показания на предварительном следствии (т.2 л.д.206-207) о том, что она с <дата> она знакома с Т.Х.. В тот период времени у нее были финансовые проблемы. Примерно <дата> Т.Х. предложила ей оформить на свое имя документы о том, что она является директором фирмы, пообещала, что за это ей заплатят деньги. Она согласилась. Она вместе с Т.Х. встретилась с парнями по имени И. и А.. И. сказал, что фирма, которая будет зарегистрирована на ее имя, будет функционировать несколько месяцев и что эти действия законные. Она подписала какой-то договор, копию этого документа ей не дали, у нее и у Т.Х. взяли ксерокопию паспорта. У нотариуса по адресу: <адрес> она также подписывала какие-то документы, которые оставались затем у И.. В последующем на ее домашний адрес приходили письма с указанием фирм, которые она не помнит. Их она передавала И. через Т.Х.. Из налоговой инспекции ей также приходило письмо, она выплатила в налоговую 5000 рублей. И. она больше не видела. Никаких договоров с организациями она не заключала, денег в банках не получала. Ей не знакомы фирмы ООО «О.» и ООО «Т.», а также А. О.Ю. и Х.Т. Договор №-О от <дата>, заключенный между ООО «О.» и ООО «Т.», а также товарные накладные к данному договору, она не подписывала. Подпись от ее имении выполнена не ею.

- оглашенными в судебном заседании с согласия сторон показаниями свидетеля Х.Л. о том, что он работает в должности помощника нотариуса нотариального округа <адрес> К.Л. в нотариальной конторе, расположенной по адресу <адрес>. Клиентами фирмы являлись лица: П.Ю., Т.Х., П.Л. Так, <дата> в адрес нотариальной конторы обратилась Т.Х. с просьбой заверить подлинность подписи в заявлении по форме № по ООО «<данные изъяты>». В последующем Т.Х. неоднократно (<дата>, <дата>, <дата> ) обращалась в нотариальную контору для заверения подлинности своей подписи на документах (банковской карточки, в заявлении № по организации ООО «<данные изъяты>», в заявлении о государственной регистрации порученного лица ООО «<данные изъяты>»). <дата> и <дата> в адрес нотариальной конторы обращалась П.Л. для заверения подлинности подписи в заявлении гос. регистрации фирмы ООО -«О.» и фирме ООО «<данные изъяты>». <дата>, <дата> в адрес нотариальной конторы обращалась П.Ю. с целью заверить подлинность подписей по организациям ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>». Все эти нотариальные действия отражены в журнале регистрации нотариальных действий нотариуса К.Л. (т.2 л.д.208-209);

- показаниями свидетеля Х.Т., который в суде в целом поддержал свои показания, данные на предварительном следствии (т.6 л.д.160-161) о том, что он с братом М.Л. занимались перевозками грузов. <дата> ему позвонил его знакомый В.Б., и сказал, что людям для бухгалтерии надо оформить какие-то бумаги о том, что будто они с братом возили товар ООО «Т.» в <адрес>. Он приехал <адрес>. Его встретил директор ООО «Т.», который представился А.О., и пояснил, что за вознаграждение в размере 30 000 рублей ему необходимо будет дать документы на его автотранспортное средство и подписать товаротранспортные накладные, свидетельствующие о перевозке товаров в <адрес>. При этом никакой товар в <адрес> перевозить не надо, что данные документы необходимы для бухгалтерского отчета. Когда они общались, он видел женщину, которая подходила к А.О. и о чем-то с ним говорила. Позже он передал А.О. документы на автотранспорт. Спустя две-три недели они с братом М.Л. поехали в офис ООО «Т.», где подписали товаротранспортные накладные о перевозке товаров народного потребления в <адрес>, и получили от А.О. вознаграждение в размере 30000 рублей. При этом, как пояснил свидетель, присутствовала Церюта Н.В. О том, что на самом деле руководителями ООО «Т.» совершались противоправные действия, он не знал. Кроме того, свидетель уточнил, что с И.А. он знаком не был, показал, что указанные выше события имели место в тот период, когда его автомобиль стоял на ремонте около полутора лет (в связи с отсутствием денег) на станции ремонта у А.К.. Церюта с ним не разгоаривала, всеми вопросами занимался А.О..

- показаниями свидетеля М.Л., который показал, что никакой товар в <адрес> они не перевозили. Ему и брату пообещали вознаграждение в размере 30 000 рублей за подписание договора на перевозку товара в <адрес> и товаротранспортных накладных. Это было <дата>. Ему брат сказал, что есть возможность заработать, что криминала никакого не будет, можно заработать деньги, подписав товаротранспортные накладные, что ехать ни куда не надо. Его машина в то время стояла на ремонте у А.К.. Они съездили в офис, адрес которого он не помнит, и подписали документы. Брат тоже подписал. При этом еще присутствовали женщина и мужчина. Документы предоставил мужчина. Церюту он не видел.

- показаниями свидетеля А.К., который поддержал свои показания на предварительном следствии (т.3 л.д.44-45) о том, что его предприятие ООО «<данные изъяты>» занимается ремонтом автотраспорта. В <дата> к нему приехал знакомый М.Л. на грузовом автомобиле <данные изъяты> и пояснил, что автомобилю требуется капитальный ремонт. Общая стоимость ремонта составила более 100 000 рублей. М.Л. согласился, но без предоплаты он работы начинать не стал. Указанный автомобиль <дата> находился на стоянке его фирмы по адресу: <адрес> и никуда не выезжал, т.к. был в разобранном состоянии, его эксплуатация была невозможна. В настоящее время этого автомобиля у него нет, его забрали больше года назад.

- показаниями свидетеля Ю.П., который в судебном заседании поддержал свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.157) о том, что <дата> он работал сначала в должности водителя, затем в должности механика в ООО «ТА» в здании склада по <адрес>, занимался транспортом. Уже <дата> ООО «Т.» практически перестало работать, товаров народного потребления к <дата> практически не было, так как ранее все было толи вывезено, толи распродано, он точно не знает. На складе <дата> был только автотранспорт и остатки алкогольной продукции, которыми занималось ООО «ТА». То есть, <дата> никакие товары народного потребления со склада ООО «Т.», расположенного по <адрес>, не вывозились, так как товар отсутствовал вообще. Если бы отгрузка товара производилась, он бы это видел. Помимо данного склада в ООО «Т.» больше никаких складов не было и товары народного потребления в другом месте находиться не могли. Работал он до <дата>, уволили по сокращению.

- аналогичными показаниями свидетеля А.М., который поддержал в суде свои показания на предварительном следствии (т.6 л.д.158-159) о том, что с <дата> он сначала работал в ООО «ТА», потом его перевели в ООО «Т.». Работал он сначала водителем экспедитором, а потом с <дата> начальником отдела доставки. Место его работы располагалось по адресу: <адрес>, где находись складские помещения. В его обязанности входил контроль за доставкой товара в розничные точки, у него на ответственном хранении находился также и автотранспорт. Как показал свидетель в суде, в <дата> никаких поставок уже не было, в <дата> никакие товары народного потребления со склада, расположенного по <адрес>, не вывозились, так как товар отсутствовал вообще.

- показаниями свидетеля Ц.В., который подержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.56-58) о том, что он совместно с И.А. с равными долями с <дата> являются учредителями организации ООО «ЕС». Основным видом деятельности организации являлся прием коммунальных платежей через терминалы самообслуживания. Для этой цели ООО «ЕС» взяло в аренду сроком на три года указанные терминалы примерно в количестве 60 штук у ООО «Т.», которое получило данное оборудование в лизинг от ЗАО «Е.». Это оборудование бралось в лизинг с прямой целью сдать оборудование в аренду и извлечь прибыль. Между ним - директором ООО «ЕС», и директором ООО «Т.» был заключен договор субаренды. Как пояснил свидетель, терминалы арендовались в <дата>, но из-за отсутствия финансовой возможности оплата субаренды не производилась. Вопрос об оплате встал, когда директором стала Церюта Н.В. Между ООО «ЕС» и ООО «Т.» был заключен договор об отсрочке платежей. Через некоторое время ЗАО «Е.» обратилось в ООО «Т.» об изъятии оборудования, т.к. последнее престало осуществлять им лизинговые платежи. В связи с тем, что консолидированная компания ООО «ЕС» не была заинтересована в изъятии оборудования, с ЗАО «Е.» было заключено соглашение, согласно которому ООО «ЕС» приобрело оборудование, ранее переданное ООО «Т.» по условиям лизингового договора.

- показаниями свидетеля Л.Н., которая в целом поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.195-196) о том, что она работа в ООО «Т.» с <дата>. В <дата> она работала в магазине «М.», расположенном по адресу: <адрес> администратором торгового зала. Директором ООО «Т.» на тот период была Церюта Н.В. Офис организации был расположен по адресу: <адрес>. За время ее работы холодильное и торговое оборудование из магазина не вывозилось. Магазины начали закрываться в <дата>, по версии руководства - из-за нерентабельности. Но были слухи, что причиной стало то, что организации не дают кредиты. Поставка продукции в магазин первоначально была уменьшена, а в последствии практически вообще прекратилась, за исключением молочной и хлебной продукции. Поставка товаров не осуществлялась из -за того, что ООО «Т.» не осуществлял оплату за поставленный товар. Персонал был отправлен в отпуск. <дата> были закрыты все магазины. Задолженность по заработной плате погашена после того, как была введена процедура банкротства.

- показаниями В.К., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.293-294) о том, что <дата> он работал в ООО «Т.», где работал в различных магазинах сети магазинов ООО «Т.» продавцом, продавцом-консультантом, кладовщиком. <дата> он стал работать администратором в магазине, расположенном <адрес>. <дата> он уволился по собственному желанию, т.к. магазины практически не работали, из-за отсутствия поставок товара, не выплачивали заработную плату. Товар не поставлялся в виду того, что у ООО «Т.» отсутствовали денежные средства для расчета с поставщиками. Это было известно со слов самих поставщиков. В <дата> директором стал А.О.., который через некоторое время тоже уволился. Позже ему стало известно, что ООО «Т.» была объявлена банкротом. Задолженность по зарплате была погашена в <дата>.

- показаниями свидетеля С.Н., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.11 л.д.267-269) о том, что он является генеральным директором ООО <данные изъяты> которая занимается розничной торговлей продуктов питания в арендуемых для этой цели магазинах на территории <адрес>. В <дата> он узнал о том, что магазин по адресу <адрес>, с находящимся в нем торговым и холодильным оборудованием сдается в аренду. Ранее данный магазин арендовала фирма ООО «Т.». Вопрос о заключении договора аренды им согласовывался с собственником магазина - П.. Вопрос о торговом оборудовании обсуждался с Церюта Н.В., от которой он узнал, что ООО «Т.» продает торговое оборудование, но часть этого оборудования находится в залоге. В итоге было принято решение о приобретении по договору купли-продажи торгового оборудования за 500 000 рублей, и о заключении договора аренды холодильного оборудования. После оформления договоров купли-продажи, которые были подписаны Церюта Н.В., он перечислил на расчетный счет ООО «Т.» платежным поручением № от <дата> денежные средства на сумму 500 000 рублей. Кроме того, как пояснил свидетель, в дальнейшем им в аренду также были переданы магазины, которые ранее арендовало ООО «Т.».

-показаниями свидетеля М.С., который поддержал в суде свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.18-19) о том, <дата> от И.А. ему стало известно продаже магазина, расположенного по адресу: <адрес>, организацией ООО «Т.» за 18 млн. рублей. Он заинтересовался данным предложением и сообщил о нем своему знакомому Е.В., предложив ему приобрести этот магазин пополам. В связи с чем продавался магазин ему неизвестно. Продавался магазин без торгового и холодильного оборудования. Договор о приобретении был заключен с генеральным директором ООО «Т.» А.О. Денежные средства были перечислены с расчетного чета открытого в «Банк 3» на расчетный счет ООО «Т.». После поступления денежных средств на расчетный счет ООО «Т.» был подписан акт приема-передачи имущества, соответствующие правоустанавливающие документы были сданы в юстицию для регистрации.

- показаниями Ю.В., которая поддержала в суде показания на предварительном следствии (т.12 л.д.22-23) о том, с <дата> она работала в должности главного бухгалтера организации ООО «<данные изъяты>», занимающейся оптовой торговлей одноразовой посуды и упаковки. Организация сотрудничала с ООО «Т.», с которой были заключены договора поставки товаров как для личных нужд копании, так и для дальнейшей розничной реализации в сети магазинов «М.. на общую сумму поставленного товара 6 041 165,66 рублей. <дата> договора заключались с директором ООО «Т.» А.С., а в <дата> с директором ООО «Т.» Церюта Н.В. В <дата> у стали происходить перебои в оплате поставляемого товара, однако директор ООО «Т.» Церюта Н.В. лично неоднократно заверяла, что проблемы с оплатой являются временными, связанным с очередным погашением кредита и получением нового, сообщала, что в настоящее время финансовое положение организации улучшается, что увеличиваются обороты продаж и ООО «Т.» открывает новые магазины, в связи с чем, срочно требуется новая поставка продукции ООО «<данные изъяты>» на сумму свыше 1 500 000 рублей, заверила, что в кратчайшие сроки до <дата> задолженность будет погашена. В подтверждение этого в течение второго полугодия коммерческим директором ООО «Т.» М.П. были предоставлены гарантийные письма о погашении задолженности. Действительно, в <дата> был произведен ряд перечислений незначительных платежей в счет погашения задолженности, что внушило определенную экономическую и финансовую надежду о погашении всей суммы задолженности. И в связи с чем в период с <дата> по <дата> были проведены отгрузки товара в адрес ООО «Т.» на общую сумму 1 588 136,92 руб, при этом объемы поставленной продукции превышали объемы поставленной раннее и объясняется это тем, что со слов директора ООО «Т.» Церюта Н.В., открывались новые магазины. Однако, начиная с <дата> предыдущая задолженность не погашалась, также не производилась оплата за поставленный в <дата> товар. После акта сверки <дата> взаимоотношений ООО «<данные изъяты>» и ООО «Т.» Церюта Н.В. признала имеющуюся задолженность и обещала в кратчайшие сроки погасить задолженность и оплатить новую поставку продукции. Но в дальнейшем руководству ООО «<данные изъяты>» стало известно, что Церюта Н.В. вводила их в заблуждение, искажая факты и умалчивая о реально существующей ситуации в компании, скрывала факт того, что ООО «Т.» находится на грани банкротства. В следствии того, что задолженность перед их компанией не уменьшилась, они подали иск в Арбитражный суд. Им стало известно, что согласно заявления должника, поданного в Арбитражный суд, о признании ООО «Т.» банкротом, задолженность перед кредиторами по состоянию на <дата> составила 754 823 367 рублей, в том числе задолженность перед ООО «<данные изъяты> - 2 170 448,89 рублей. Как показала свидетель, обманные действия, совершенные директором ООО «Т.» Церютой Н.В. и ввод в заблуждение привело к существенному урону бизнеса ООО «<данные изъяты>».

- показаниями свидетеля Г.И., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.186-187) о том, что в период <дата> он работал водителем в ООО «Т.», осуществлял перевозку всех сотрудников ООО «Т.» по мере необходимости. Его непосредственным руководителем был начальник гаража А.М. Он работал на служебном автомобиле <данные изъяты>, который числился по документам за ООО «Т.». Когда ухудшилось финансовое положение организации, стали продавать имущество. Он поинтересовался у А.О. о возможности продажи ему (Г.И.) данного автомобиля, А., как действующий на тот период директор ООО «Т.» дал согласие. Примерно в <дата> между ним и ООО А.О. был заключен договор купли-продажи указанного автомобиля с отсрочкой платежа 400000 рублей до <дата>. Однако, ОГИБДД УВД по г.Таганрогу отказалось снять а/м с учета по причине того, что арбитражный управляющий ООО «Т.» П.В. запретил снимать автомобиль с учета, т.к. по мнению П.В. автомобиль был продан по заниженной цене. Автомобиль был отдан Т.Р., деньги в кассу внесены не были.

- показаниями свидетеля Ц.Б., которая в суде поддержала свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.193-194) о том, что показала, что примерно <дата> ее муж Ц.А. решил приобрести и подарить ей машину. Они вместе с мужем приехали в офис ООО «Т.», где она подписала, не читая, договор купли-продажи. Условий договора она не читала, т.к. этим занимался ее муж, она ему доверяет. Машина была <данные изъяты>. Деньги за автомобиль муж так и не заплатил, т.к. из-за машины надо было судиться. Ей известно, что потом машина была отдана приставам.

- показаниями свидетеля Ц.А., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.198-199) о том, что он искал машину с целью приобретения. На авторынке по <адрес> к нему подошел человек, предложил купить автомобиль «<данные изъяты>. Они созвонились, он приехал в ООО «Т.», обратился к директору А.О.. Он показал ему машину <данные изъяты>, назвал цену в 250 000 рублей. Его цена устроила, и они заключили договор купли-продажи с отсрочкой платежа, который подписала его жена, которой он хотел сделать подарок в виде этой машины. Денежные средства он за автомобиль так и не перечислил, т.к. от ООО «Т.» пришло уведомление о возвращении договора.

- показаниями свидетеля К.Т., которая поддержала в суде свои показания на предварительном следствии (т.12 л.д.220-211) о том, что показала, что с <дата> она работает начальником юридического отдела ООО «<данные изъяты>», расположенной в <адрес>. Директором организации является С.А. Организация занимается сдачей в аренду недвижимости и продажей табачной продукции. Она поступила к работе, когда договора с ООО «Т.» уже были заключены. Ей известно, что <дата> на открытых торгах в <адрес> организация «<данные изъяты>» приобрела имущество ООО «Т.», между арбитражным управляющим Т.Р. и ООО «<данные изъяты>» были заключены договора купли-продажи имущества: 16 договоров купли продажи недвижимого имущества: магазины, расположенные в <адрес>, и один договор купли-продажи оборудования, которое находилось в помещениях. Имущество находилось в залоге у Банк 1. Денежные средства были перечислены на расчетный счет ООО «Т.». Имущество было принято по актам приема-передачи, технические документы не передавались. Торговое и холодильное оборудование было продано без указания идентификационных номеров. В настоящее время имущество сдается в аренду. Расчеты произведены полностью. Как пояснил свидетель, имели место судебные тяжбы. Банк 2 хотел изъять имущество, которое им принадлежало. Их требования были удовлетворены частично, оборудование было им передано.

- показаниями свидетеля З.Д., который в суде поддержал свои показания на предварительном следствии (т.13 л.д.17-18) о том, что он работает начальником отдела развития в ООО <данные изъяты> <адрес>, занимающейся реализацией продуктов питания на территории Ростовской области по средствам сети магазинов, в том числе на территории <адрес>, которые открылись <дата>. Для магазинов требовалось холодильное и торговое оборудование, поэтому, узнав о том, что ООО «Т.» осуществляет реализацию такого оборудования бывшего в употреблении, с ООО «Т.» были проведены переговоры и <дата> и заключен договор купли-продажи с директором ООО «Т.» Е.В.. В спецификации к договору указан перечень приобретенного оборудования. Общая стоимость приобретенного оборудования составляла 1 513 506, 21 рублей. После заключения договора ему как начальнику отдела развития поступило распоряжение, согласно которому он должен был принять оборудование от ООО «Т.». Оборудование располагалось в магазинах, расположенных по адресам: <адрес>. Он посмотрел оборудование, которое соответствовало перечню, и подписал акт приема-передачи. С другой стороны акт подписал В.В.. Впоследствии в указанных магазинах стала осуществляться деятельность магазинов «<данные изъяты>». В дальнейшем <дата> между ООО «<данные изъяты>» и ООО «Р.» был заключен договор купли-продажи оборудования. Ему было поручено принять это оборудование. Оборудование показывал В.В.. Оно располагалась в тех же магазинах по адресам: <адрес> Оборудование в наличии соответствовало наименованию оборудования указанного в спецификации. После приема оборудования был составлен акт, который был подписан им и В.В..

- оглашенными показаниями директора ООО «Т.» в <дата> А.О., (т.3 л.д.67-69, т.6 л.д.155-156) о том, что он является кандидатом экономических наук. Церюта Н.В., в виду того, что он является кандидатом экономических наук, попросила его оказать помощь ООО «Т.» в разрешении кризисной ситуации. В его обязанности входило осуществить в первую очередь поиск финансов и погашение заложенности кредитором. Основным кредитором ООО «Т.» являлся Банк 1 и Банк 2. С целью погашения задолженностей им были заключены три договора с <адрес> фирмами ООО «<данные изъяты>» ООО «<данные изъяты>», ООО «О.», на вывоз продуктов с базы ООО «Т.», а именно товароматериальных ценностей с ограниченным сроком годности. В тот момент он не знал, что на самом деле данной товар в ООО «Т.» уже отсутствует. Узнал об этом в тот момент, когда товаротранспортные накладные, в которых были проставлены нереальные даты перевозки, подписывали водители по фамилии М.Л.. Договор о перевозках с водителями Х.Т. заключала Церюта, он с ними об этом переговоры не вел. По его мнению, Церюта Н.В. товары народного потребления продала еще до его прихода в ООО «Т.», после чего уже <дата> по ее указанию в бухгалтерии составили товаротранспортные накладные о перевозке товара, которого уже давно не было в ООО «Т.». В связи, с чем в ООО «<данные изъяты>», ООО «О.», ООО «<данные изъяты>» никакой товар реально не продавался. В <дата> ему стало известно, что из-за того, что кредиторская задолженность не погашается, банк не выдаст ООО «Т.» 100 000 000 рублей по кредитной линии. После чего в <дата> им был сделан вывод о неизбежности банкротства ООО «Т.». Поэтому <дата> он обратился в Арбитражный суд <адрес> о признании ООО «Т.» банкротом. С <дата> Арбитражным судом <адрес> была введена первая стадия процедуры банкротства - наблюдение. Внешним управляющим был назначен П.В., началось массовое сокращение рабочих и инвентаризация имущества, которая проводилась фирмой ООО «А.». В ходе данной инвентаризации ему стало известно, что у ООО «Т.» имеется лизинговое торговое оборудование, арендованное в ЗАО «Е.» и банке «Т.». Именно тогда он также узнал, что перед ЗАО «Е.», банком «Т.» имеется задолженность по оплате лизинга. В виду того, что уже началась процедура банкротства ООО «Т.», им никакие меры по возвращению торгового оборудования не могли быть предприняты. Далее им стала производится продажа недвижимого имущества: магазин «М.», расположенный по <адрес>, два склада, расположенные по <адрес>, автотранспорт, с фирмой ОАО «Р.» был заключен договор о продаже части торгового оборудования, принадлежащего ООО «Т.». Принадлежность данного имущества, подтверждалось тем, что оно состояло на балансе ООО «Т.», поэтому он считал, что это - собственность ООО «Т.». Данное торговое оборудование около 500 наименований, но что именно он не помнит, располагалось на территории базы ООО «Т.». До процедуры банкротства какое-либо торговое оборудование ООО «Т.» он не продавал. Кроме того, свидетель пояснил, что <дата> он по просьбе И.А. выдал последнему по расходному кассовому ордеру денежные средства в сумме 2 900 000 рублей, но на какие нужды тот не пояснил. И.А. из кассы ООО «Т.» наличными получил вышеуказанную сумму и в последствии вернул в кассу сумму около 1 000 000 рублей. Куда потратил И.А. данные денежные средства ему неизвестно, но организации он их не вернул.

Вина Церюта Н.В. в преднамеренном банкротстве также подтверждается:

Заключением эксперта от <дата>, согласно которому было установлено:

Реализация товаров, оборудования, автотранспортных средств производилась с отсрочкой платежа следующим организациям и физическим лицам:

-ООО «<данные изъяты>» договор консигнации №-В от <дата> насумму реализации товаров -44 206 092,60 рублей. (Приложение №),Оплата за товар в течение 180 календарных дней с момента поставкитовара. Договор подписан директором Церюта Н.В.;

-ООО «<данные изъяты>» договор консигнации №-В от <дата> насумму реализации товаров - 38 633 844,89 рублей (Приложение №),Оплата за товар в течение 180 календарных дней с момента поставкитовара. Договор подписан директором А.О. Договор подписан директором А.О. Права подписи директора на договоре не имел до <дата> (приказ о приеме на работу № пр.ЛС от <дата> в должности директора);

-ООО «<данные изъяты>» договор консигнации №-П от<дата> на сумму реализации товаров-23 655 087,04 рублей(Приложение №), Оплата за товар в течение 180 календарных дней с момента поставки товара. Договор подписан директором А.О. Права подписи директора на договоре не имел до <дата> (приказ о приеме на работу № пр.ЛС от <дата> в должности директора);

-ООО «О.» договор консигнации №-О от <дата>на сумму реализации товаров-81 949 524,77 рублей (Приложение №), Договор подписан директором А.О. Оплата за товар в течение 180 календарных дней с момента поставки товара. Права подписи директора на договоре не имел до <дата> (приказ о приеме на работу № пр.ЛС от <дата> в должности директора);

-ООО «<данные изъяты>» договор купли-продажи оборудования №-1КП от <дата> на сумму реализации оборудования - 33 312 324,34рублей (Приложение №), срок оплаты не позднее <дата> Договор подписан директором А.О.;

-ОАО «Р.» договор купли-продажи оборудования №КП от <дата> на сумму реализации оборудования -2 236 060,53 рублей Приложение №) срок оплаты не позднее <дата> договор подписан директором А.О.

-Г.И. договор купли-продажи №ТС от<дата> транспортного средства <данные изъяты> на сумму 400 000рублей с отсрочкой платежа до <дата> Договор подписан А.О.

-Ц.Б. договор купли-продажи № ТС от<дата> транспортного средства марки <данные изъяты> на сумму 250 000рублей с отсрочкой платежа до <дата> Договор подписан А.О.

-Т.К. договор купли-продажи № ТСот <дата> транспортного средства марки <данные изъяты> на сумму 140 000рублей с отсрочкой платежа до <дата> Договор подписан А.О.

-Т.К. договор купли-продажи № ТСот <дата> транспортного средства марки <данные изъяты> на сумму 140 000рублей с отсрочкой платежа до <дата> Договор подписан А.О.

Итого было передано имущества с отсрочкой платежа на сумму -224 922 934,17 рублей.

По состоянию на <дата> поступило денежных средств по договорам с отсрочкой платежа:

-ОАО «Р.» <дата> в сумме 251 005 рублей на расчетный счет ООО«Т.» в Банк 1.

Т.К. <дата> 80 000 рублей частично по договору № ТС от <дата>

Т.К. <дата> 60 000 рублей частично по договору № ТС от <дата>

Итого поступило денежных средств от реализации имущества по договорам консигнации и договорам с отсрочкой платежа - 471 005 рублей.

Других сведений о поступлении денежных средств не предоставлено.

Заключая договора консигнации и договора с отсрочкой платежа на поставку товаров, оборудования руководство ООО «Т.» значительно снизило активы предприятия без погашения кредиторской задолженности.

По договорам реализации имущества <дата> (приложение №).:

В кассу предприятия по договорам купли-продажи недвижимого имущества, транспортных средств, ноутбука поступило - 3 213 295,64 рублей.

Установить поступление денежных средств в кассу предприятия не представляется возможным из-за отсутствия кассовых документов.

На расчетные счета ООО «Т.» по договорам купли-продажи оборудования, недвижимого имущества, материалов поступило 50 013 506,21 рублей.

При исследовании поступления денежных средств <дата> в размере 18 000 000 рублей на расчетный счет № Банк 2 от реализации здания магазина по <адрес> от М.С. установлено расходования денежных средств на расчетный счет ООО «ТА»:

204 438,38 рублей по основанию платежа - оплата просроченных процентов по кредитному договору № от <дата>,

13 999 210, 07 рублей по основанию платежа - погашение просроченной ссудной задолженности по кредитному договору № от <дата>,

88 905,67 рублей по основанию платежа - оплата просроченных процентов по кредитному договору № от <дата>,

253 150,80 рублей по основанию платежа - оплата просроченных процентов по кредитному договору № от <дата>,

3 077 649,68 рублей по основанию платежа - погашение ссудной задолженности по кредитному договору № от <дата>.

Итого на сумму 17 623 354,60 рублей.

Следовательно, ООО «Т.», имея в этом периоде просроченную кредиторскую задолженность перед другими кредиторами, направила денежные средства не на погашение кредиторской задолженности, а на удовлетворение требования отдельного кредитора - ООО «ТА».

Требования кредиторов, подтвержденные судебными актами на сумму 1 508 053,23 рублей:

ООО «<данные изъяты>» - 664 492,13 рублей - решение Арбитражного суда <адрес> № от <дата>,

ООО «<данные изъяты>» - 533 269,36 рублей - решение Арбитражного суда <адрес> № от <дата>,

ООО «<данные изъяты>» - 310 291,74 рублей - решение Арбитражного суда <адрес> № от <дата>

Единственным учредителем ООО «ТА» является И.А., который также является учредителем ООО «Т.» с 80% доли в Уставном капитале.

При проведении анализа сделок также было установлено:

ООО «Т.» заключило с ЗАО «Е.» договор лизинга № от <дата> на терминалы Штрих pAYv 2/1 в комплекте в количестве 20 штук. Срок лизинга - 36 месяцев. ООО «Т.» за весь период действия договора лизинга (<дата>) перечислило на расчетный счет ЗАО «Е.» лизинговые платежи на общую сумму 1496 494,95 рублей, что эквивалентно 58 817,80 долларов США.

Вместе с тем, <дата> ООО «Т.» заключило договор субаренды № с ООО «ЕС», по которому оборудование, получение в лизинг от ЗАО «Е.» по договору №, было передано в субаренду ООО «ЕС», которое и осуществляло коммерческое использование данного оборудования.

ООО «ЕС» оплату субаренды оборудования по договору № от <дата> не производила. Задолженность по договору субаренды № от <дата> за период использования оборудования (<дата>) составила -135 670,71 долларов США.

Также <дата> директор ООО «Т.» Церюта Н.В. подписала дополнительное соглашение № к договору субаренды № с ООО «Единая ЕС о предоставлении отсрочки задолженности по оплате субаренды в размере 75 737,97 долларов США до <дата>.

ООО «Т.» заключило с ЗАО «Е.» договор лизинга № от <дата> на автоматы по приему платежей АПП- 3,43 в комплекте со сканером в количестве 30 штук. Срок лизинга - 36 месяцев.

ООО «Т.» за весь период действия договора лизинга (<дата>) перечислило на расчетный счет ЗАО «Е.» лизинговые платежи на общую сумму 2 585 781,75 рублей, что эквивалентно 101 805,87 долларов США.

Вместе с тем, <дата> ООО «Т.» заключило договор субаренды № с ООО «ЕС», по которому оборудование, получение в лизинг от ЗАО «Е.» по договору № было передано в субаренду ООО «ЕС», которое и осуществляло коммерческое использование данного оборудования.

ООО «ЕС» оплату субаренды оборудования по договору № от <дата> не производила. Задолженность по договору субаренды № от <дата> за период использования оборудования (<дата>.) составила -135 670,71 долларов США.

Также <дата> директор ООО «Т.» Церюта Н.В. подписала дополнительное соглашение № к договору субаренды № от <дата> с ООО «ЕС» о предоставлении отсрочки задолженности по оплате субаренды в размере 135 670,71 долларов США до <дата>.

Таким образом, ООО «Т.» в результате двух сделок по предоставлению оборудования в субаренду ООО «ЕС» понесло неоправданные расходы по оплате лизинговых платежей ЗАО «Е.» в сумме 4 082 276,70 рублей, которые повлекли за собой увеличение неплатежеспособности ООО «Т.».

Учредителями ООО «ЕС» <дата> являлись: И.А., Ц.В.

В результате проведенного анализа сделок предприятия установлено, что органами управления должника в анализируемом периоде в ущерб интересам должника - ООО «Т.» и его кредиторов на заведомо невыгодных условиях заключались сделки купли-продажи имущества, сделки по договорам консигнации, сделки по замене одних обязательств другими, которые стали причиной увеличения неплатежеспособности ООО «Т.» перед кредиторами.

В действиях директора Церюта Н.В. имеются признаки преднамеренного банкротства (т.14 л.д.146-238);

Вещественными доказательствами, которыми являются: кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.264-268), инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.234-239), история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, налоговое и регистрационные дела ООО «Т.», документы, изъятые в ЗАО «Б.», подтверждающие факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.», копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования № от <дата>, и копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т. (т.15 л.д.25), документы, изъятые <дата> в ходе обыска по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А. по адресу: <адрес> (т.15 л.д.37), определение Арбитражного суда от <дата> и <дата> о включении ИФНС России по г. Таганрогу в реестр требований кредиторов ООО «Т.», баланс расчетов на <дата> и заявление ООО «Т.» в Арбитражный суд РО о признании банкротом (т.13 л.д.75); вещественными доказательствами: договорами консигнации, товарными накладными по договорам ООО «Т.» с ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «О.», а также по договорам с ООО <данные изъяты>, ООО «Р.» (т. 6 л.д. 88-93).

Протоколами выемок: от <дата> согласно которому произведена выемка определения Арбитражного суда от <дата> и <дата> о включении ИФНС России по <адрес> в реестр требований кредиторов ООО «Т.», баланс расчетов на <дата> и заявление ООО «Т.» в Арбитражный суд РО о признании банкротом (т.13 л.д.74); от <дата>, согласно которому в ОАО «Р.» были произведены документы, подтверждающие приобретение торгового оборудования у ООО «Т.» (т.13 л.д.10-11); от <дата>, согласно которому была произведена выемка документов, отражающих взаимоотношения ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО АПК «<данные изъяты>», ООО «О.» (т.6 л.д.4-41); от <дата>, согласно которому произведена выемка кредитного досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 (т.7 л.д.4-6); от <дата>, согласно которому произведена выемка документов, имеющих отношение к кредитному досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 (т.7 л.д.7-8); от <дата>, согласно которому была осуществлена выемка в ЗАО «Б.», документов, подтверждающих факт поставки оборудования в адрес ООО «Т.» (т.11 л.д.71-78); от <дата>, согласно которому была произведена выемка в ОАО Банк 2 филиале №, в <адрес>, истории движения денежных средств по расчетному счету по расчетным счетам №, №, № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.11 л.д.180-182); от <дата>, согласно которому в ИФНС России по г. Таганрогу изъяты налоговое и регистрационные дела ООО «Т.» (т.11 л.д.190-192); от <дата>, согласно которому была произведена выемка в Банк 1 движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> (т.11 л.д.196-197); от <дата>, согласно которому были изъяты у арбитражного управляющего П.В. копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования №КП от <дата>, и копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т.» (т.12 л.д.73-75);

Протоколом обыска от <дата>, согласно которому был произведен обыск по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., и произведена выемка документов, имеющих отношения к материалам уголовного дела (т.12 л.д.165-167);

Протоколами осмотра документов: от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, отражающие взаимоотношение ООО «Т.» с ООО «Р.», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>, ООО «О.» (т.6 л.д.85-87); от <дата>, согласно которому были осмотрены кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1, и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д. 262-263); от <дата>, согласно которому были осмотрены инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.1-3); от <дата>, согласно которому были осмотрены документы, изъятые в ИФНС России по г. Таганрогу, у арбитражного управляющего ООО «Т.» Т.Р. в ООО «Р.», в ЗАО «Е.», у ИП А.Д., ЗАО «Б.», а также движение денежных средств в по расчетному счету ООО «Т.» в Банк 1, движение денежных средств по расчетным счетам ООО «Т.» в Банк 2 (т.15 л.д.19-24);

Протоколами осмотров магазинов, согласно которым было осмотрено оборудование, находящееся в магазинах, в которых ранее осуществлялась деятельность ООО «Т.» (т.4 л.д.92-94, т.11 л.д.107-108);

Иными документами, которыми являются: приказ № пр.лс. от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.157); приказ № от <дата> о приеме на работу Церюта Н.В. на должность директора (т.2 л.д.159); копии документов, отражающих взаимоотношение ООО «<данные изъяты>» с ООО «Т.» Банк 2 в части поставки оборудования (т.11 л.д.283-289); выписка по расчетному счету ООО «Т.» открытому в ЗАО «Банк 5» (т.12 л.д.283-289); заключение ООО А. о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ООО «Т.», согласно которому за период деятельности ООО «Т.» с <дата> по <дата> были выявлены признаки преднамеренного банкротства (т.9 л.д.125-137); заключение ООО «<данные изъяты>» о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ООО «Т.», согласно которому за период с <дата> по <дата> деятельности ООО «Т.» были выявлены признаки преднамеренного банкротства (т.9 л.д.138-161); сведения, предоставленные ООО «<данные изъяты>», о перечне оборудования поставленного за период с <дата> дилерам ООО «<данные изъяты>», на территории ЮФО (т.6 л.д.198-214); тройственные договора поставки оборудования, заключенные между ООО «<данные изъяты>», Банк 2 и ООО «Т.» (т.3 л.д.100-216); акты о приеме- передачи предмета лизинга на баланс лизингополучателя от Банк 2» к ООО «Т.» (т.11 л.д.14-46); документы, подтверждающие приобретение торгового оборудования ООО <данные изъяты> у организации ООО «Р.», которое на самом деле было приобретено у ООО «Т.» (т.13 л.д.19-59).

Подсудимая Церюта Н.В. свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст.196 УПК РФ - преднамеренное банкротство, не признала, в суде заявила, что никакими иными доказательствами, кроме как экспертизой, послужившей формальным основанием для направления дела в суд по эпизоду по ст.196 УК РФ, данный состав преступления и ее вина не доказаны. Подсудимая считает, что проведенная по делу экспертиза является неполной, и она не внесла ясности на поставленные следователем вопросы по следующим основаниям: по заключению сделки с ООО «<данные изъяты>» признаков преднамеренного банкротства не обнаружено, сделки совершенные лично ею, отдельно от сделок, совершенных иными руководителями ООО «Т.» на наличие в них признаков преднамеренного банкротства не анализировались, вывод о наличии в ее действиях признаков преднамеренного банкротства основан на анализе неразрывной совокупности всех сделок, совершенных как ею, так и иными руководителями, исследования проводились по ксерокопиям документов, представленных следователю, выборочная (а не сплошная) экспертиза проводилась потому, что для сплошной экспертизы не было достаточно документов, экспертиза проводилась лишь по тем балансам и за тот период, который предоставил следователь, имущество, переданное в залог банка, эксперт отождествляет с лизинговым имуществом не по заводским и инвентарным номерам а лишь по наименованию имущества конвейерного выпуска, перечень всего имеющегося в ООО «Т.» имуществ, эксперту не передавался и полный перечень эксперту неизвестен, выводы о заведомой невыгодности совершенных руководством ООО «Т.» действий эксперт обосновывает тем, что любая сделка с отсрочкой платежа является заведомо невыгодной. Считает, что при допросе эксперта О.В. в судебном заседании последняя смогла лишь подтвердить свою несостоятельность. Подсудимая заявила, что, отказывая в проведении финансово-экономической судебной экспертизы, суд лишился возможности получить в дело надлежащее доказательство. Подсудимая Церюта Н.В. считает, что в деле нет ни единого доказательства против нее по данному эпизоду и что 44 млн. рублей является незначительной суммой, чтобы привести фирму к банкротству.

Исследовав доказательства, представленные в материалах уголовного дела, выслушав участников процесса, свидетелей, прокурора, поддержавшего в полном объеме обвинение, предъявленное Церюта Н.В. в преднамеренном банкротстве, Суд приходит к выводу о том, что обвинение в этой части является обоснованным. Суд считает доказанной вину Церюта Н.В. в совершении ею, как руководителем и учредителем юридического лица, действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, с причинением крупного ущерба на основании следующих выводов.

В соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Действия, заведомо влекущие неспособность должника удовлетворить требования кредиторов (преднамеренное банкротство) - это умышленное деяние, направленное на возникновение или увеличение неплатежеспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя и как следствие - отсутствие возможности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам (об уплате денежной сумме по гражданско-правовой сделке и (или) иному законному основанию) и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (в соответствии с Законодательством РФ о налогах и сборах). Причинами ухудшения финансового положения юридического лица является совершение органами управления этого юридического лица определенных сделок и действий, таких как: заключение сделок на условиях, несоответствующих рыночным и обычаям делового оборота, сделок по отчуждению имущества или направленных на замещение или приобретение имущества менее ликвидного, сделок, связанных с возникновением обязательств, не обеспеченных имуществом; сделок по замене одних обязательств другими, заключенных на заведомо невыгодных условиях; непринятие мер для взыскания дебиторской задолженности.

Согласно ст.3, ст.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 01.07.2011) "О несостоятельности (банкротстве)" юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей, а также имеются признаки банкротства, установленные статьей 3 настоящего Федерального закона.

ООО «Т.» обратилось в Арбитражный суд <адрес> с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). <дата> возбуждено производство по делу, <дата> в отношении ООО «Т.» была введена процедура наблюдения. Временным управляющим был назначен П.В.

По решению Арбитражного суда <адрес> от <дата> ООО «Т.» признано несостоятельным (банкротом), в отношении ООО «Торгсервис» была открыта процедура конкурсного производства.

Согласно выводам заключения от <дата>, сделанным аудитором ООО «<данные изъяты>» О.В. по итогам выборочной документально-бухгалтерской экспертизы, реализация товаров, оборудования, автотранспортных средств производилась ООО «Т.» с отсрочкой платежа, что значительно снизило активы ООО «Т.» без погашения кредиторской задолженности, имея просроченную кредиторскую задолженность перед другими кредиторами, предприятие направило денежные средства не на погашение кредиторской задолженности, а на удовлетворение требований отдельного кредитора, в результате сделок по предоставлению оборудования в субаренду (ООО «ЕС»). ООО «Т.» понесло неоправданные расходы по оплате лизинговых платежей, которые повлекли за собой увеличение неплатежеспособности ООО «Т.». Таким образом, анализ сделок предприятия в период <дата> по <дата> позволил сделать основной вывод: в действиях Церюта Н.В. имеются признаки преднамеренного банкротства, а именно: органами управления должника в анализируемом периоде в ущерб интересам должника - ООО «Т.» и его кредиторов на заведомо невыгодных условиях заключались сделки купли-продажи имущества, сделки по договорам консигнации, сделки по замене одних обстоятельств другими, которые стали причиной увеличения неплатежеспособности ООО Т.» перед кредиторами.

Кроме того, согласно выводам заключения ООО А. о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ООО «Т.» за период деятельности ООО «Т.» с <дата> по <дата> и ООО «<данные изъяты>» о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ООО «Т.» за период с <дата> по <дата> в деятельности ООО «Т.» также были выявлены признаки преднамеренного банкротства. При этом, как было установлено проверкой в процедуре «Наблюдение», введенной по определению Арбитражного суда <адрес>, в действиях органов управления ООО «Т.» усматриваются признаки неправомерных действий при банкротстве, направленные на сокрытие имущества, имущественных прав должника, а также неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника при наличии признаков банкротства.

У суда нет оснований ставить под сомнение правильность выводов как заключения от <дата>, сделанных ООО «<данные изъяты>», т.к. заключение дано экспертом, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, имеющим квалификационный аттестат и стаж работы по специальности 12 лет, так и заключения ООО «А.» и ООО «<данные изъяты>», т.к. последние были подготовлены в соответствии с Временными правилами проверки арбитражными управляющими наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 года №855.

В судебном заседании по инициативе стороны защиты была допрошена эксперт О.В. которая полностью подтвердила правильность выводов сделанных ею в экспертном заключении от <дата>

Указанные выше заключения, а также представленные в материалах уголовного дела и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства: кредитное досье № от <дата> по договору между ООО «Т.» и Банк 1 и документы, относящиеся к кредитному досье, инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.», история движения денежных средств по расчетному счету № ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, налоговое и регистрационные дела ООО «Т.», документы, изъятые в ЗАО «Б.», копия реестра кредиторов, копии определений арбитражного суда, договор купли-продажи оборудования № от <дата>, копии других документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Т., документы, изъятые <дата> по месту жительства учредителя ООО «Т.» И.А., определение Арбитражного суда от <дата> и <дата> о включении ИФНС России по г. Таганрогу в реестр требований кредиторов ООО «Т.», баланс расчетов на <дата> и заявление ООО «Т.» в Арбитражный суд РО о признании банкротом, протоколы выемок, протоколы осмотра документов, протокол обыска от <дата>, суд признает относимыми, допустимыми и достоверными.

Показания главного бухгалтера ООО «<данные изъяты>» Ю.В. также позволяют сделать вывод о том, что директор ООО «Т.» Церюта Н.В. сознательно в условиях подготовки ООО «Т.» к процедуре банкротства с использованием гарантийных писем и личных обещаний о погашении образовавшейся задолженности, вводила руководство ООО «<данные изъяты>» в заблуждение для осуществления дальнейшего выбора максимально возможного количества товара, заведомо знала, что товар не будет оплачен, чем причинила значительный имущественный ущерб ООО «<данные изъяты>».

На основании показаний свидетелей: А.О., П.В., К.К,, В.М., П.Л., Х.Л., Х.Т., М.Л., А.К., Ю.П., А.М., а также на основании заключении вышеуказанной экспертизы и аудиторских проверок суд делает вывод о фиктивности заключенных между ООО «Т.» и ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «О.» договоров консигнации, которые, существенно снизили активы предприятия без погашения кредиторской задолженности, что отражено в экспертном заключении.

Суд считает, что выводы эксперта и аудиторов о преднамеренном банкротстве подтверждаются также показаниями П.В. о том, что еще <дата> учредители ООО «Т.» Церюта Н.В. и И.А. поставили его в известность о том, что они приняли решение о подаче заявления о банкротстве ООО «Т.» и попросили его стать арбитражным управляющим ООО «Т.» еще до подачи этого заявления <дата>, заверив его при этом, что не будут совершать каких-либо действий, направленных на незаконный вывод (отчуждение) активов (имущества) ООО «Т.». Однако, все последующие действия руководства ООО «Т.» до введения процедуры банкротства говорят об обратном.

Суд делает вывод о том, что Церюта Н.В., будучи до <дата> учредителем и директором ООО «Т.», а также после того, как директором ООО «Т.», по решению учредителей Церюта Н.В. и И.А., стал А. О.Ю., обладала преимущественными распорядительными функциями и принимала активное участие в осуществлении финансово-хозяйственной деятельности ООО «Т.». А. О.Ю. был назначен директором ООО «Т.» непосредственно перед подачей заявления в Арбитражный суд о признании ООО «Т.». Суд приходит к выводу, что все действия А.О., как директора ООО «Т.» были обусловлены интересами и распоряжениями Церюта Н.В.

Именно Церюта Н.В., как директор ООО «Т.» подписала первый по хронологии договор консигнации №-В от <дата> с ООО «<данные изъяты>» на сумму реализации товара 44206092,60 руб. с отсрочкой платежа 180 суток. Последующие аналогичные договора консигнации (указанные в экспертном заключении) с отсрочкой оплаты товара на 180 дней датированные <дата>, <дата>, <дата> на суммы соответственно 81949524,77 рублей, 38633844,89 рублей, 23655087,04 руб., были подписаны директором ООО «Т.» А.О., действующим в интересах и по указанию учредителя ООО «Т.» Церюта Н.В.

Преднамеренное банкротство ООО «Т.» включает в себя целый ряд действий руководства ООО «Т.», приведших к неспособности предприятия удовлетворять требования кредиторов и исполнять обязанности по уплате обязательных платежей. По убеждению суда, именно Церюта Н.В., как директор и учредитель предприятия, виновна в преднамеренном банкротстве ООО «Т.».

В судебном заседании А.О. указал, что на него оказывалось давление со стороны сотрудников ФСБ, изменил показания в части того, что он считал, что действительно товар со складов вывозился на фирмы в <адрес>, наличие товара на складе он не проверял, решение о необходимости отправки товаров принималось Церюта, И.А. и им. Он не помнит, общался ли он с представителями <адрес> фирм. Он не проверял товар перед его вывозом в <адрес>. Он не видел машины, перевозившие груз, а видел только накладные. Ему не было известно о том, что товар был продан И.А. и Церюта ранее. Он не проверял товарные накладные, которые ему приносили на подпись. Водителей по фамилии М.Л. он видел один раз, когда подписывал им накладные. В остальном, А.О. подтвердил правильность показаний, данных им на предварительном следствии.

Суд приходит к выводу, что в судебном заседании свидетель А.О. дал ложные показания. Факт оказания давления на него со стороны сотрудников ФСБ ничем не подтверждается, А. не обращался в правоохранительные органы по данному поводу, не может назвать, кто именно оказывал на него давление. Давая показания в суде, А. стремится умалить вину Церюта Н.В. в совершенных ею преступных деяниях, а также стремиться свои действия по исполнению незаконных распоряжений Церюта Н.В. представить как действия по незнанию.

По инициативе стороны обвинения был допрошен Ю.С., который показал, что он является сотрудником ОБЭП. Он допрашивал по данному делу свидетеля А.О. Допрос осуществлялся в формате «вопрос-ответ». В ФСБ он флэшку с протоколом допроса не брал. А. подписал в протоколе каждый свой ответ, чтобы потом не было вопросов, что протокол подписал не А.. Никакого давления на А.О. не оказывалось. Допрос он производил по поручению следователя. Он (Ю.С.) не помнит, чтобы находился в ФСБ с Е.В. или другими свидетелями.

У суда нет оснований ставить под сомнение показания свидетеля Х.Т., который не заинтересован в исходе дела и прямо указал, что всеми вопросами по оформлению документов на перевозку товаров в <адрес> (по договорам консигнации) занимался директор ООО «Т.» А.О.. Х.Т. подтвердил, что никаких перевозок товаров в <адрес> не было, а было нужно только подписать товаросопроводительные документы о якобы совершенных перевозках. За подписание документов ему с братом заплатили 30000 рублей. Церюта Н.В. присутствовала при оформлении товаросопроводительных документов в кабинете вместе с А.О. и знала о производимых действиях.

У суда нет оснований не доверять показаниям других свидетелей по делу, которые даны ими в рамках обвинения Церюта Н.В. по преднамеренному банкротству. Все показания свидетелей согласуются между собой и другими доказательствами по делу, не имеют противоречий и нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Все свидетели не заинтересованы в исходе дела и предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Позицию защиты подсудимой, основывающуюся на том, что проведенная в рамках уголовного дела экспертиза является неполной в следствии того, что проведена выборочно из-за отсутствия документов, и что отказ суда в проведении другой бухгалтерской экспертизы лишил ее права на защиту, Суд считает необоснованной. Судом установлено, что экспертиза проводилась на основании представленных эксперту документов. Эксперт подтвердила в суде, что документов было достаточно для того, чтобы сделать выводы, отраженные в экспертном заключении. Выводы экспертного заключения однозначно свидетельствуют о наличии в действиях Церюта Н.В. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 196 УК РФ. Суд считает, что доводы подсудимой, приведенные ею в свою защиту по обвинению в преднамеренном банкротстве и ставшие предметом разбирательства в суде, не нашли своего подтверждения и противоречат доказательствам, собранным в рамках настоящего уголовного дела.

На основании исследования всех доказательств, представленных стороной обвинения и стороной защиты в судебном разбирательстве по обвинению Церюта Н.В. в преднамеренном банкротстве, Суд считает полностью доказанной вину Церюта Н.В. в совершении ею, как руководителем и учредителем юридического лица, действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, с причинением крупного ущерба.

Таким образом, Суд считает полностью доказанной вину Церюта Н.В. по всем инкриминируемым ей деяниям.

Деяние Церюта Н.В. по факту незаконного получения для ООО «Т.» кредита в Банк 1 путем предоставления заведомо ложных сведений о принадлежности ООО «Т.» передаваемого в залог имущества, суд квалифицирует по ч.1 ст.176 УК РФ (в редакции Федеральных законов №26-ФЗ от 07.03.2011 года) - получение руководителем организации кредита путем представления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации, если это деяние причинило крупный ущерб.

Деяние Церюта Н.В. по факту совершения ею финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения ею преступления, суд квалифицирует по п. «б» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федерального закона №60-ФЗ от 07.04.2010 года) - легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, то есть совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, совершенные в крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения.

Суд квалифицирует деяния Церюта Н.В. по факту мошеннических действий в отношении ОАО «ПТ», ИП А.Д., ООО «У.», Р.Ю., Ж.А. по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.), - мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем злоупотребления доверием, с использованием служебного положения, в особо крупном размере.

Суд исключает квалифицирующий признаки «путем обмана» как излишне вмененный, так как Церюта Н.В., являясь учредителем и директором ООО «Т.», совершила преступление в отношении потерпевших злоупотребив их доверием.

Суд квалифицирует действия Церюта Н.В. по доведению ООО «Т.» до состояния банкрота по ст. 196 УК РФ - преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем и учредителем (участником) юридического лица действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия причинили крупный ущерб.

При назначении наказания подсудимой, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновной, в том числе обстоятельства, влияющие на размер наказания, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной.

При назначении наказания Церюта Н.В. суд в качестве обстоятельства, смягчающего наказание последней учитывает <данные изъяты> (т.2 л.д.252, 252), положительные характеристики с места жительства (т.2 л.д.259) и места работы (т.2 л.д.260). Суд учитывает также <данные изъяты> Суд учитывает тот факт, что Церюта Н.В. <данные изъяты> (т.2 л.д.253).

Обстоятельством, отягчающим наказание Церюта Н.В., согласно п. «м» ч.1 ст.63 УК РФ - является совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения и договора.

С учетом данных о личности подсудимой, исходя из необходимости ее исправления, Суд считает необходимым назначить Церюта Н.В. наказание в виде лишения свободы с дополнительным наказанием в виде штрафа, так как, по убеждению суда, иное наказание не послужит целям исправления и перевоспитания Церюта Н.В., а также не будет способствовать достижению социальной справедливости. При этом Суд считает необходимым не применять в отношении Церюта Н.В. дополнительный вид наказания в виде ограничения свободы.

Оснований для применения ст. 73 УК РФ судом не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296-317 УПК РФ, суд -

приговорил:

Признать Церюта Н.В. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.176 УК РФ (в редакции Федеральных законов №26-ФЗ от <дата>), п. «б» ч.2 ст.174.1 УК РФ (в редакции Федерального закона №60-ФЗ от 07.04.2010 года), ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011 года), ст.196 УК РФ, и назначить ей наказание;

- по ч.1 ст.176 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011 года) в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы;

- по п. «б» ч.2 ст.174.1 УК РФ (в редакции Федерального закона №60-ФЗ от 07.04.2010 года) в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей;

- по ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011 года) в виде 4 лет лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей без ограничения свободы;

- по ст.196 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Церюта Н.В. окончательное наказание в виде 4 (четырех) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 600000 рублей без дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Изменить в отношении Церюта Н.В. меру пресечения на содержание под стражей, арестовав ее в зале суда.

Срок наказания исчислять с <дата> Зачесть в срок отбытия наказания срок, в течении которого Церюта Н.В. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста с <дата> по <дата>

Вещественные доказательства:

-кредитное досье № от <дата> по договору о невозобновляемой кредитной линии заключенного между ООО «Т.» и Банк 1 и документы, относящиеся к кредитному досье (т.7 л.д.9-261, л.д.264-268); инвентарные карточки учета объекта основных средств ООО «Т.» (т.8 л.д.4-233, л.д.234-239), определения Арбитражного суда от <дата> и <дата> о включении ИФНС России по г. Таганрогу в реестр требований кредиторов ООО «Т.», баланс расчетов на <дата>, заявление ООО «Т.» в Арбитражный суд РО о признании банкротом (т.13 л.д.77-86) хранить при уголовном деле;

- налоговое и регистрационные дела ООО «Т.» (т.15 л.д.20-21) вернуть в ИФНС по <адрес>;

- документы, изъятые у арбитражного управляющего ООО «Т.» Т.Р. (т.15 л.д.22), документы, изъятые в ООО «Р.» (т.15 л.д.22), документы, изъятые в Банк 1 (т.15 л.д.23 оборот), документы, изъятые в ЗАО «Е.» (т.15 л.д.23 оборот), документы, изъятые в ЗАО «Б.» (т.15 л.д.24), документы, изъятые в Банк 2 (т.15 л.д.24 оборот), документы, изъятые у ИП А.Д. (т.15 л.д.24 оборот), документы, изъятые у И.А. (т.15 л.д.37), копии первичных бухгалтерских документов, подтверждающих финансово-хозяйственное взаимодействие между ОАО «ПТ» и ООО «Т.» за период с <дата> по <дата>, акт сверки на <дата>, копию решения Арбитражного суда от <дата> (т.13 л.д.172) вернуть по принадлежности;

- договор займа №З от <дата>, договор поручительства №П от <дата>, квитанцию к приходному кассовому ордеру № от <дата> считать возвращенными Ж.А.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ростовский облсуд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня получения копии приговора, с соблюдением требований ст. 312 УПК РФ. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем он должен указать в своей кассационной жалобе, ходатайствовать об участии в суде кассационной инстанции в случае принесения кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающих его интересы, в этом случае осужденный вправе подать свои возражения в письменном виде и иметь возможность довести до суда кассационной инстанции свою позицию непосредственно либо с использованием систем видеоконференции, при этом должен заявить ходатайство об участии в суде кассационной инстанции в течение 10 суток со дня вручения ему копии кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающих его интересы.

Председательствующий: Р.В.Марченко

Оригинал документа
Статья 176. Незаконное получение кредита (ФЗ от 06.05.2010 № 81-ФЗ)
Наверх