3 августа 2011

Дело № 33-7713

Судья Горбунова О.А. Дело №33-7713

Г.Пермь 03 августа 2011 года

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Гилевой М.Б. Судей Кузнецовой Г.Ю., Абашевой Д.В. При секретаре Кармановой Ж.П.

Рассмотрела в открытом судебном заседании 03.08.2011 года в г.Перми гражданское дело по кассационной жалобе Згогурина Д.А. на решение Чусовского городского суда Пермского края от 10.05.2011 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований к муниципальному образовательному учреждению дополнительного образования детей Центру дополнительного образования детей «***» о восстановлении на работе в должности ** структурным подразделением, оплате вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда Згогурину Д.А. отказать.

Заслушав доклад судьи Кузнецовой Г.Ю., пояснения Згогурина Д.А., представителя Згогурина ДА на основании доверенности К., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Богомоловой Е.П. об отмене постановленного судом решения, проверив материалы дела, судебная коллегия

установила:

Згогурин Д.А. обратился в суд с иском к МОУДОД ЦДОД «***» о восстановлении на работе в должности ** структурным подразделением, оплате вынужденного прогула с 30 марта 2011 года по день вынесения решения, взыскании компенсации морального вреда в размере 40.000 рублей. Заявленные требования обосновывал тем, что с 04.06.2010 года состоял с в МОУДОД ЦДОД «***» в трудовых отношениях в должности ** структурным подразделением. 17.01.2011 года истец был предупрежден о сокращении занимаемой им должности с 17.03.2011 года, приказом от 29 марта 2011 года № 37-к был уволен по п.2 ст.81 трудового кодекса Российской Федерации. На протяжении двухмесячного срока с момента предупреждения о предстоящем увольнении до вынесении приказа об увольнении вакантных должностей ему не предлагали, хотя он мог бы их занять, было нарушено его преимущественное право на оставление на работе, а также нарушен срок расчета при увольнении (заработная плата и все причитающиеся ему денежные суммы не были выплачены в день увольнения).

В судебном заседании Згогурин Д.А. на исковых требованиях настаивал.

Представитель ответчика иск не признал, признав, что на момент увольнения истца в учреждении имелись вакантные ставки методиста, педагога-организатора, инструктора-методиста, менеджера компьютерного обеспечения, тьютора и педагога дополнительного образования. Кроме того, после предупреждения истца о предстоящем увольнении до вынесения приказа об его увольнении на работу был принят специалист по кадрам. Вакантные ставки не были предложены истцу, поскольку он не отвечает квалификационным требованиям для занятия указанных должностей. Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит Згогурин Д.А., ссылаясь на его незаконность. Полагает, что суд неправильно истолковал понятие «высшее профессиональное образование», посчитав, что оно непременно должно быть педагогическим. Должностные инструкции заведующего отделом не содержат требований о том, что высшее образование должно быть педагогическим, стаж педагогической работы истца составляет 7 лет 4 месяца. В решении суда отсутствуют выводы о том, в чем заключается более высокая производительность труда и квалификация работников, принятых, в отличие от истца, на должность заведующий отделом. Вакантные должности заведующего отделом истцу предложены не были, на момент увольнение Згогурина Д.А. указанные должности были заняты. Должностная инструкция педагога дополнительного образования также не содержит требования о наличии именно педагогического образования, с 01.09.2010 года истец совмещал должность педагога дополнительного образования, в периода с 03.09.2002 по 22.09.2003 года указанная должность являлась для истца основной. Истец также имел возможность занять должность педагога-организатора, не требующую высшего педагогического образования и стажа работы; должность менеджера компьютерного обеспечения, поскольку имеет соответствующие навыки и определенный опыт работы. Помимо установленных в судебном заседании вакантных должностей, которые не были предложены истцу, ответчик скрыл от суда вакантную должность **, 0,5 ставки которой была свободна. Истец имеет водительское удостоверение по категориям В, С, водительский стаж, опыт работы /должность/ ФГУ «**».

МОУДОД ЦДОД «***» представлены возражения на кассационную жалобу, в который содержится просьба об оставлении решения суда без изменения.

Судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела (п.З ч.1 ст.362 гпк РФ).

в соответствии со ст. 180 ТК

РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью 3 статьи 81 ТК РФ.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Згогурин Д.А. с 04 июня 2010 года работал в МОУДОД ЦДОД «***» ** структурным подразделением. 29 марта 2011 года истец был уволен по сокращению штатов (ч.1 п.2 ст.81 трудового кодекса Российской Федерации).

Отказывая Згогурину Д.А. в удовлетворении заявленных требований, Суд первой инстанции, руководствуясь положениями п. 2 ч. 1 ст. 81, ст. ст. 82, 179 ТК РФ, исходя из установленных обстоятельств, пришел к выводу о том, что нарушений трудового законодательства работодателем при увольнении истца по указанному основанию допущено не было.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, считает его ошибочным.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. В силу ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнить с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать другие вакансии работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями или трудовым договором.

Из приказа об увольнении следует, что основанием для расторжения трудового договора с истцом послужили: приказ № 2-ОД от 17.01.2011 года «О сокращении штата сотрудников» и введение в действие нового штатного расписания, уведомление об увольнении от 17.01.2011 года.

Материалами дела подтверждается, что по состоянию на указанные даты в МОУДОД ЦДОД «***» имелись вакантные должности заведующего отделом, методиста, педагога-организатора, тьютора, специалиста по кадрам, инструктора по адаптационной физкультуре, менеджера компьютерного обеспечения, педагога дополнительного образования. Указанные должности Згогурину Д.А. предложены не были, что не оспаривалось ответчиком.

Анализируя должностные инструкции по каждой вакантной должности, суд пришел к выводу о том, что Згогурин Д.А. не соответствует квалификационным требованиям, содержащимся в инструкциях, и не мог претендовать на право занятия вакантных должностей. При этом суд исходил из того обстоятельства, что Згогурин Д.А. имеет высшее техническое образование, квалификацию инженера по специальности «Оборудование и технология сварочного производства», высшее либо среднее педагогическое образование у истца отсутствует.

Между тем, должностная инструкция педагога дополнительного образования содержит требование к лицу, занимающему указанную должность, о наличии высшего или среднего профессионального образования без предъявления требований к стажу педагогической работы (п. 1.3 Инструкции). Аналогичное требование содержится в должностной инструкции педагога-организатора, кроме того, для занятия указанной должности требуется специальная подготовка (п.7.1 Инструкции).

Следовательно, для занятия должности педагога дополнительного образования и должности педагога-организатора наличие педагогического образования и стаж педагогической работы не требуются, таких квалификационных требований в должностных инструкциях не содержится. Вывод суда о том, что имеющееся в должностных инструкциях требование о наличии профессионального образования следует толковать как педагогическое образование, исходя из названия должностей «педагог дополнительного образования» и «педагог-организатор», не может быть признан верным.

Наличие либо отсутствие у Згогурина Д.А. специальной подготовки, необходимой для выполнения обязанностей педагога-организатора судом не установлено, вывод о возможности либо отсутствии возможности получения такой подготовки в решении суда отсутствует.

Поскольку в указанных должностных инструкциях не конкретизирован профиль высшего или среднего профессионального образования, необходимого для выполнения обязанностей педагога дополнительного образования и педагога-организатора, требование к лицу, претендующему на занятие этих должностей, о наличии именно педагогического образования является неправомерным.

Згогурин Д.А., как было указано ранее, имеет высшее техническое образование, квалификацию инженера по специальности «Оборудование и технология сварочного производства», стаж педагогической работы 7 лет 4 месяца, в том числе педагогом дополнительного образования - 5 лет. Следовательно, работодатель был обязан предложить истцу вакантные должности педагога дополнительного образования и педагога-организатора, которые Згогурин Д.А. имел возможность занимать в соответствии со своей квалификацией.

Таким образом, с момента уведомления истца об увольнении по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, до момента его увольнения работодателем Згогурину Д.А. не были предложены все имеющиеся вакансии.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о незаконности увольнения Згогурина Д. А., поскольку оно было произведено с нарушением установленного порядка увольнения работников по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а именно работодателем нарушена ч. 1 ст. 180 ТК РФ, в соответствии с которой при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии с положениями ст. 394 трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для разрешения заявленного требования о восстановлении на работе, установлены на основании представленных по делу доказательств, но выводы суда не основаны на представленных доказательствах, то судебная коллегия с учетом установленных обстоятельств дела и требований указанного выше закона полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Згогурина Д.А. о признании увольнения незаконным с отменой приказа об увольнении и восстановлении его на работе в прежней должности, с которой он был уволен.

В силу ч. 2 ст. 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В связи с незаконным увольнением Згогурин Д.А. не работал с 30 марта по 03 августа 2011 года, указанный период является вынужденным прогулом и подлежит оплате ответчиком.

статьей 139 трудового кодекса РФ установлен единый порядок исчисления размера среднего заработка, исходя из фактически начисленной заработной платы и фактически отработанного работником рабочего времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты; общий принцип учета в составе средней заработной штаты всех выплат, предусмотренных системой оплаты труда, применяемой работодателем; введено понятие среднего дневного заработка, используемого для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска; определен способ его исчисления.

В соответствии с частью 7 этой статьи Правительству Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений делегировано право по определению особенностей порядка исчисления средней заработной платы.

Во исполнение названной нормы Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 г. N 922 утверждено Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, которым устанавливаются особенности порядка исчисления средней заработной платы (среднего заработка) для всех случаев определения ее размера, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Согласно п. 4 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата.

Таким образом, средний заработок Згогурина Д.А. подлежит исчислению за период с июня 2010 года по март 2011 года. Согласно представленной карточке-справке за указанный период истцу начислена заработная плата в 2011 году: июнь - 11.957 руб. 70 коп. (22 дня), июль -30.815 руб. 40 коп. (22 дня), август -9.657 руб. 70 коп. (22 дня), сентябрь - 14.486 руб. 55 коп. (22 дня), октябрь - 19.486 руб. 83 коп. (6 дней), ноябрь -2.759 руб. 33 коп. (6 дней), декабрь- 9.657 руб. 70 коп. В 2011 году начислено: январь -9.657 руб. 70 коп. (17 дней), февраль - 9.657 руб. 70 коп. (19 дней), март - 4.828 руб. 85 коп. (11 дней).

Всего начислено 122.965 руб. 46 коп. за 170 рабочих дней, среднедневной заработок составляет 723 руб. 33 коп.

Период вынужденного прогула с 30 марта по 03 августа 2011 года составляет 87 дней: 723 руб. 33 коп. х 87 = 62.929 руб. 71 коп.

При увольнении с Згогуриным Д.А. произведен окончательный расчет, при этом истцу выплачены суммы выходного пособия, компенсация за неиспользованный отпуск, которые подлежат исключению из суммы оплаты за время вынужденного прогула: 62.929 руб. 71 коп. - 12.684 руб. 63 коп. - 6.033 руб. 22 коп. - 12.684 руб. 63 коп. - 12.684 руб. 63 коп.) = 18.842 руб. 60 коп.

Размер оплаты за время вынужденного прогула составляет 18.842 руб. 60 коп.

Истцом также заявлено требование о компенсации морального вреда в размере 40.000 рублей.

Положения статьи 237 ТК РФ предусматривают, что во всех случаях неправомерных действий (бездействия) работодателя работник имеет право потребовать возмещения морального вреда, если их следствием стали физические или нравственные страдания работника.

Судебная коллегия полагает, что поскольку установлены неправомерные действия ответчика при увольнении истца, то на работодателя должна быть возложена обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размера компенсации морального вреда, суд кассационной инстанции, применяя принцип разумности и справедливости, приходит к выводу, что соразмерной компенсацией перенесенных истцом нравственных страданий является сумма в размере 5.000 рублей.

В силу ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Чусовского городского суда Пермского края от 10.05.2011 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым:

Приказ МОУДОД ЦДОД «***» № 37 кв. XXX.03.2011 года об увольнении Згогурина Д.А. на основании ч.1 п.2 ст.81 ТК РФ отменить.

Восстановить Згогурина Д.А. в должности ** структурным подразделением муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей Центр дополнительного образования детей «***» с 30 марта 2011 года.

Решение в части восстановления на работе привести к немедленному исполнению.

Взыскать с муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей Центр дополнительного образования детей «***» в пользу Згогурина Д.А. оплату за время вынужденного прогула за период с 30 марта 2011 года по 03 августа 2011 года в размере 18.842 рубля 60 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 5.000 рублей.

Взыскать с муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей Центр дополнительного образования детей «***» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 753 рубля 70 копеек. Председательствующий Судьи:

Оригинал документа


Трудовые споры (независимо от форм собственности работодателя):
Наверх