12 мая 2011

Дело № 1-141/2011

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

г. Серпухов Московской области 12 мая 2011 года

Серпуховский городской суд Московской области в составе:

председательствующего - судьи Свизевой И.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора города Серпухова Московской области Толкачева Н.В.,

подсудимых Колбас А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е.,

защитников:

- адвоката адвокатского кабинета <номер> Адвокатской палаты Московской области Тырина А.В., имеющего регистрационный <номер>, представившего удостоверение <номер> и ордер <номер> от <дата>;

- адвоката Серпуховского филиала Московской областной коллегии адвокатов Яковлева А.О., имеющего регистрационный <номер>, представившего удостоверение <номер> и ордер <номер> от <дата>;

- адвоката адвокатского кабинета <номер> Адвокатской палаты Московской области Зендрикова Н.Е., имеющего регистрационный <номер>, представившего удостоверение <номер> и ордер <номер> от <дата>;

- адвоката адвокатского кабинета <номер> Адвокатской палаты Московской области Казачка Д.В., имеющего регистрационный <номер>, представившего удостоверение <номер> и ордер <номер> от <дата>;

- адвоката адвокатского кабинета <номер> Адвокатской палаты Московской области Обориной Н.В., имеющей регистрационный <номер>, представившей удостоверение <номер> и ордер <номер> от <дата>,

потерпевшего А.,

при секретаре Бриняк Е.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

- Колбас А.Н., <дата> рождения, уроженца <данные изъяты>., гражданина /.../, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, со средним специальным образованием, /семейное положение/, имеющего на иждивении двоих несовершеннолетних детей, не работающего, военнообязанного, ранее судимого 19 ноября 2009г. приговором Чеховского городского суда Московской обл. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 ук РФ кв. XXX (одному) году 6 (шести) месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ – условно, с испытательным сроком на 2 (два) года; содержащегося под стражей по настоящему уголовному делу с 03 ноября 2010г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 157, Ч. 2 ст. 162 УК РФ,

- Кузнецова А.Н., <дата> рождения, уроженца <данные изъяты>., гражданина /.../, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, со средним специальным образованием, /семейное положение/, иждивенцев не имеющего, не работающего, военнообязанного, ранее судимого 19 февраля 2010г. приговором Серпуховского городского суда Московской области по п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166, Ч. 1 ст. 158 УК РФ кв. XXX (двум) годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ – условно, с испытательным сроком на 2 (два) года; содержащегося под стражей по настоящему уголовному делу с 03 ноября 2010г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ,

- Морозова Е.Н., <дата> рождения, уроженца <данные изъяты> гражданина /.../, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, со средним специальным образованием, /семейное положение/, иждивенцев не имеющего, работающего /должность/ военнообязанного, ранее не судимого; под стражей по настоящему уголовному делу не содержавшегося, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ,

- Пушкалова Д.Е., <дата> рождения, уроженца <данные изъяты>., гражданина /.../, зарегистрированного по адресу: <адрес>, фактически проживающего по адресу: <адрес>, со средним специальным образованием, /семейное положение/, иждивенцев не имеющего, работающего /должность/ военнообязанного, ранее не судимого; содержащегося под стражей по настоящему уголовному делу с 04 ноября 2010г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ,

- Самородова Е.Ю., <дата> рождения, уроженца <данные изъяты>., гражданина /.../, зарегистрированного по адресу: <адрес>, фактически проживающего по адресу: <адрес>, со средним образованием, /семейное положение/, иждивенцев не имеющего, работающего /должность/ военнообязанного, ранее не судимого; под стражей по настоящему уголовному делу не содержавшегося, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ,

установил:

Подсудимые Колбас А.Н., Кузнецов А.Н., Самородов Е.Ю., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е. совершили разбой – нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Подсудимый Колбас А.Н. также злостно уклонялся от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Колбас А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., КузнецовА.Н. 30 октября 2010г. около 14 час. 00 мин. следовали по Симферопольскому шоссе в направлении дер. Старые Кузьменки Серпуховского района Московской обл. на автомашине марки /.../ государственного регистрационного номера <номер> под управлением Колбаса А.Н. Проезжая по указанной автодороге, на автобусной остановке «Деревня Кузьменки» Колбас А.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н. и Морозов Е.Н. заметили голосовавшего ранее им незнакомого А.

Заметив А., Колбас А.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н., Морозов Е.Н. вступили в предварительный преступный сговор, направленный на совершение разбойного нападения в отношении А., с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, во исполнение которого Пушкалов Д.Е. вышел из автомашины и предложил А. под предлогом подвезти его до города Серпухова Московской обл. сесть в салон автомашины, на что А., не догадываясь об их истинных преступных намерениях, ответил согласием.

После этого на указанном выше транспортном средстве Колбас A.Н. Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н. и А. прибыли в садоводческое товарищество «Дружба», расположенное вблизи дер. Старые Кузьменки Серпуховского района Московской обл., где Колбас А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н., А. вышли из автомашины. Находясь на территории садоводческого товарищества, Кузнецов A.M. и Пушкалов Д.Е. во исполнение их единого преступного умысла с целью подавить волю А. к сопротивлению подвергли последнего избиению, нанеся А. не менее десяти ударов кулаками по телу и голове, являющейся жизненно важным органом, после чего потребовали от А., чтобы он сел в автомашину, на что потерпевший ответил отказом. Затем Колбас А.Н. во исполнение их единого преступного умысла нанес А. один удар неустановленным предметом по ноге последнего и нанес А. удар кулаком в плечо. Морозов Е.Н. дважды толкнул А. руками. Затем Колбас А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е. и Кузнецов А.Н., взяв за руки и за ноги А., затащили его в салон автомашины.

После этого к ним подошел ранее им знакомый Самородов Е.Ю., которого Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н. посвятили в свой преступный умысел, направленный па совершение разбойного нападения в отношении А. В результате этого Самородов Е.Ю. вступил с Колбасом А.Н., Морозовым Е.Н., Пушкаловым Д.Е. и Кузнецовым А.Н. в предварительный преступный сговор, направленный на совершение разбойного нападения в отношении А., с применением к последнему насилия, опасного для жизни и здоровья.

Затем на указанной выше автомашине Колбас А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.П., Самородов Е.Ю. и А., под управлением Колбаса А.Н. выехали с территории садоводческого товарищества и проследовали в направлении лесного массива, расположенного возле автодороги дер. Старые Кузьменки - дер. Съяново-2 Серпуховского района Московской обл.

По пути следования Морозов Е.Н. согласно единому преступному умыслу потребовал от А. передать Колбасу А.Н., Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е., Кузнецову А.П., Самородову Е.Ю. находившийся при А. мобильный телефон. А., воля к сопротивлению которого была подавлена в результате вышеуказанных преступных действий, передал Морозову Е.Н. мобильный телефон марки «Нокиа 1200» стоимостью 200 рублей, с сим-картой стоимостью 200 рублей, на счету которого находились денежные средства в размере 50 рублей.

После этого Колбас А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н. и Самородов Е.Ю. потребовали от А. передать им денежные средства, при этом Кузнецов А.Н. и Пушкалов Д.Е., находясь в салоне автомашины, нанесли А. не менее трех ударов руками по различным частям тела, в том числе по голове, являющейся жизненно важным органом человека.

Морозов Е.Н., увидев торчащую из кармана куртки А. записную книжку, материальной ценности не представляющую, с находящимися в ней денежными средствами в размере 1500 рублей, во исполнение их единого преступного умысла открыто похитил ее у А. вместе с находившимися в ней денежными средствами.

Воспользовавшись беспомощным состоянием А. и невозможностью для него противостоять совместным преступным действиям Самородова Е.Ю., Пушкалова Д.Е., Кузнецова А.Н., Колбаса A.Н. и Морозова Е.Н., последние осознавая, что преступный характер их действий понятен потерпевшему, игнорируя данное обстоятельство, открыто похитили имущество, принадлежащее А.: студенческий билет, материальной ценности не представляющий; паспорт на имя А., материальной ценности не представляющий; связку из трех ключей и брелка общей стоимостью 830 рублей.

Затем Колбас А.П. совместно с Пушкаловым Д.Е., Кузнецовым А.Н., Самородовым Е.Ю., Морозовым Е.Н. и А. прибыли в лесной массив, расположенный в километре от автодороги дер. Старые Кузьменки - дер. Съяново-2 Серпуховского района Московской обл., где Кузнецов А.Н. и Пушкалов Д.Е. потребовали от А. выйти из автомашины, что последний и сделал.

Пушкалов Д.Е. действуя группой лиц по предварительному сговору, удерживая в руках неустановленный предмет в виде секатора, демонстрируя данный предмет А., высказал А. требования о передаче им денежных средств и имущества. Затем Колбас А.Н., Самородов Е.Ю., Пушкалов Д.Е., Кузнецов А.Н. и Морозов Е.Н. совместно потребовали от А. передачи им имущества и денежных средств, после чего подвергли избиению А., в ходе чего Пушкалов Д.Е. нанес А. не менее двух ударов кулаком по голове, являющейся жизненно важным органом человека, а также Пушкалов Д.Е. нанес А. не менее двух ударов неустановленным предметом в виде резинового шланга по телу последнего. Кузнецов А.Н. нанес А. не менее двух ударов кулаком по голове, являющейся жизненно важным органом человека. Самородов Е.Ю. нанес А. один удар ногой по голове, являющейся жизненно важным органом человека, а Колбас А.Н. нанес А. один удар неустановленным предметом по ноге.

Воспользовавшись беспомощным состоянием А., не способного противостоять совместным преступным действиям Самородова Е.Ю., Пушкалова Д.Е., Кузнецова А.Н., Колбаса А.Н. и Морозова Е.Н., последние, осознавая, что преступный характер их действий понятен потерпевшему, игнорируя это обстоятельство, открыто похитили принадлежащее А. имущество: куртку-пуховик стоимостью 2000 рублей; джинсы стоимостью 200 рублей; часы марки «Касио» стоимостью 500 рублей.

В результате совместных преступных действий Колбаса А.Н., Пушкалова Д.Е., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова E.Н. потерпевшему А. были причинены побои и физическая боль, а также последнему было причинено телесное повреждение - ссадина подбородочной области, не повлекшая кратковременного расстройства здоровья, не причинившая вреда здоровью А.

Завладев перечисленным выше имуществом, принадлежащим А., на общую сумму 5480 рублей, Колбас А.Н. совместно с Пушкаловым Д.П., Кузнецовым А.Н., Самородовым Е.Ю. и Морозовым Е.Н. с места совершения преступления скрылись, обратив похищенное в свою пользу и распорядившись им по своему усмотрению.

Колбас А.Н., зарегистрированный по адресу: <адрес> на основании судебного приказа <номер> от <дата>, вынесенного мировым судьей 266 судебного участка Чеховского судебного района Московской области, был обязан к уплате алиментов в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно в пользу К., зарегистрированной по адресу: <адрес>, на содержание дочерей - В., <дата> года рождения, И., <дата> года рождения, начиная с <дата> и продолжая выплаты до совершеннолетия детей.

Однако Колбас А.Н., зная об обязанности выплачивать алименты, являясь трудоспособным, длительное время злостно и умышленно уклонялся от уплаты алиментов. При этом Колбас А.Н., будучи предупрежден судебным приставом-исполнителем о наступлении уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ за злостное уклонение от уплаты алиментов <дата> и <дата>, каких-либо мер для уплаты алиментов и погашения задолженности не принял, в центр занятости заселения не обращался, добровольной помощи на содержание детей не оказывал, ценных подарков не дарил, в результате чего допустил задолженность по уплате алиментов на содержание дочери В. с <данные изъяты>., что в денежном выражении составляет /.../ руб. /.../ коп.; а на содержание дочери И. за период времени с <данные изъяты>., что в денежном выражении составляет /.../ руб. /.../ коп., а всего допустил задолженность по уплате алиментов на содержание дочерей В. и И. в денежном выражении в сумме /.../ руб. /.../ коп., длительное время по неуважительным причинам злостно не уплачивая алименты, допустил задолженность по их уплате в вышеуказанном размере.

В судебном заседании подсудимый Колбас А.Н. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, признал полностью; вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, не признал. Подсудимые Кузнецов А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Самородов Е.Ю. в судебном заседании вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, признали частично.

Подсудимый Колбас А.Н. показал в судебном заседании, что 30 октября 2010г., находясь в нетрезвом виде, он, Кузнецов А.Н., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е., Ф. поехали на дачу. Они заехали на автозаправочную станцию и заправили автомашину. Автомашину вел Колбас А.Н., принадлежит автомашина его матери.

Около автобусной остановки стоял потерпевший. Увидев потерпевшего, Пушкалов попросил Колбаса остановиться, что Колбас и сделал. Пушкалов вышел из автомашины, поговорил с потерпевшим, после чего потерпевший и Пушкалов сели в автомашину, Пушкалов сказал, что потерпевшего надо отвезти в гор. Серпухов. Колбас ответил, что он не такси и в Серпухов потерпевшего не повезёт. Тогда Пушкалов попросил довезти потерпевшего до поворота. Но когда они доехали до поворота, потерпевший почему-то из машины не вышел. Они приехали на дачу. Там все вышли из машины. Кто начал первый избивать потерпевшего, Колбас не видел. Но он увидел, что потерпевший, у которого шла кровь, вцепился в его автомашину. Чтобы потерпевший машину не испачкал, Колбас сказал ему, чтобы отошел от машины. Потерпевший от машины не отходил. Тогда Колбас ударил его.

Затем Колбас предложил отвезти потерпевшего туда же, где они посадили потерпевшего в машину. Потерпевший в машину садиться не хотел, упирался, поэтому они стали втаскивать его в машину.

Пришел Самородов Е.Ю., которого Колбас А.Н. пообещал отвезти в г. Чехов. Затащив потерпевшего в машину, они поехали в сторону Чехова, но по дороге кто-то предложил Колбасу свернуть с трассы, что он и сделал. Они приехали в лесной массив. В лесу потерпевший был уже у трусах, кто его раздевал и как это произошло, Колбас не видел. Затем они все поехали на заправку, а потерпевший остался в лесу. Деньги на заправку автомашину Кузнецову давал Морозов, откуда взялись эти деньги, Колбас не знает. Ему Морозов предлагал телефон потерпевшего, но Колбас телефон не взял. Как был отобран телефон у потерпевшего, он не видел. О совершении разбоя в отношении потерпевшего договоренности между ними не было. Сам Колбас ничего у потерпевшего не отбирал, кто это делал, он не видел. О том, что у потерпевшего отобрали вещи, Колбасу кто-то сказал в тот момент, когда они уже подъезжали к заправке.

Сам Колбас А.Н. ударил потерпевшего рукой, оттолкнул его от машины, ударил его по ногам металлическим предметом. Он видел, что потерпевшего 1 раз ударил по груди Кузнецов, 1 или 2 раза его ударил по груди Пушкалов. Колбас не требовал у потерпевшего ни вещи, ни деньги, чтобы это делал кто-то другой, он не слышал. Никакими предметами никто из них потерпевшему не угрожал, но, возможно, металлический предмет и был, точно об этом Колбас не помнит, так как был в нетрезвом виде. Секатор держал в руках Пушкалов, но он секатором потерпевшему не угрожал, никаких требований в это время потерпевшему не предъявлял.

Куртку потерпевшего сжег Морозов из хулиганства. Ведро на голову потерпевшему Колбас А.Н. не одевал, кто это сделал, он не видел.

Приносит извинения потерпевшему за причиненные последнему обои, с заявленным по уголовному делу гражданским иском А. полностью согласен. Ранее он с потерпевшим знаком не был, оснований для оговора Колбас в совершении преступления потерпевший не имеет. Вопрос о доверии - недоверии показаниям потерпевшего оставляет на разрешение по усмотрению суда, объяснить показания потерпевшего никак не может. После того, как ему стало известно, что его разыскивает милиции по факту совершения преступления в отношении потерпевшего, он добровольно пришел в отделение милиции и рассказал о случившемся, но явка с повинной от него отобрана не была, это было оформлено объяснением. В содеянном раскаивается, приносит потерпевшему извинение за происшедшее, с заявленным по уголовному делу гражданским иском согласен полностью.

По решению суда Колбас А.Н. обязан к уплате алиментов в пользу бывшей жены К. на содержание двоих дочерей: В., <дата> рождения, и И., <дата> рождения. Так как он не работал, то алименты на содержание детей не выплачивал, но покупал им подарки. Также старшая дочь с его матерью в <дата>. ездила отдыхать на море, при этом он давал деньги своей матери, чтобы она поехала отдыхать с его дочерью. Всего он передал матери около /.../ руб. Он в 2009г., 2010г. работал неофициально, получал заработную плату в размере /.../ руб., по /.../ руб. отдавал своей матери для дочерей. Далее подсудимый Колбас А.Н. отказался давать показания по факту уклонения от уплаты алиментов на содержание детей в пользу бывшей жены.

В связи с имевшимися противоречиями в показаниях подсудимого Колбаса А.Н., данными им на стадии предварительного и судебного следствия, в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя с согласия потерпевшего А., подсудимых и защитников были оглашены и исследованы показания подсудимого Колбаса А.Н., данные им при допросе в качестве подозреваемого с участием защитника 03 ноября 2010г. (т. 1 л.д. 228-233), из которых видно, что 30 октября 2010г. Колбас А.Н. находился на даче у Х. вместе с Кузнецовым, Самородовым, Морозовым, М.. где они употребляли спиртное. Около 13 часов Колбас, Кузнецов и Морозов решили поехать в пос. Пролетарский, на автомашине его матери - Б.. В пос. Пролетарский они встретили Ф. и Пушкалова, которые сели в его автомашину и поехали с ними на дачу. При этом с ними была его собака породы «питбуль». После этого они заехали на автозаправочную станцию, расположенную недалеко от автобусной остановки «Кузьменки». За рулем сидел Колбас, на переднем пассажирском сиденье сидел Кузнецов, на заднем сиденье сидели Морозов, Пушкалов, Ф. и собака. Заехав на заправку, они залили два литра бензина, больше у них денег не было, после чего поехали в сторону дер. Старые Кузьменки обратно на дачу Х.. На повороте со старой Московской дороги, проезжая мимо автобусной остановки, Пушкалов увидел голосующего человека – потерпевшего А.. Пушкалов сказал Колбасу, чтобы он остановился у остановки и взял А.. Колбас остановил автомашину. Пушкалов вышел к А.. После этого Пушкалов и А. сели в салон машины на заднее сиденье. Пушкалов сказал Колбасу, чтобы он ехал в г. Серпухов, на что Колбас ответил, что он не таксист и бензина до г. Серпухова не хватит, поэтому он поехал на дачу. А. из автомашины не вышел, он сидел на заднем сиденье. Управляя автомашиной, Колбас назад не оглядывался, так как автомашину «шатало» по трассе. Он повернул в сторону завода «Г.» к д. Старые Кузьменки и продолжил движение. В этот момент на заднем сиденье был какой-то шум, но о чем там говорили, Колбас не понимал. Подъехав к даче, Колбас, Кузнецов и Ф. вышли из автомашины, чтобы открыть ворота. Ф. с его собакой пошла на дачу, после этого из салона вышли А. и Пушкалов, который, как показалось Колбасу, беспричинно нанес А. удары кулаками по лицу, что-то говоря А.. Затем из автомашины вышел Морозов. А. схватился руками за багажник автомашины Колбаса. Морозов и Пушкалов кричали на А. и не давали последнему что-либо сказать. У А. шла кровь, которой он испачкал автомашину Колбаса. Колбас подошел и оттолкнул А. от автомашины, но тот опять вцепился в нее. Тогда Колбас ударил А. кулаком в плечо, но А. продолжал цепляться за автомашину. Возможно, в этот момент Колбас и ударил А. по ноге каким-то металлическим предметом, который мог взять из машины или подобрать с земли, но так как он был сильно выпивши, этого не помнит.

После этого Колбас, Кузнецов, Морозов и Пушкалов затолкали А. в салон автомашины, чтобы отвезти его на остановку. Колбас сел за руль, на переднее пассажирское сиденье сел Кузнецов, на заднем сиденье находились А., Пушкалов, Морозов. После чего они подъехали к дачному дому, из которого вышел Самородов. Самородову Колбас предложил сесть в салон автомашины. Самородов сел с Кузнецовым на переднее пассажирское сиденье. Они поехали, на выезде из садоводческого товарищества на заднем сиденье кто-то сказал, чтобы Колбас повернул налево, чтобы у дер. Велемя высадить молодого человека на дороге. Проехав примерно двести метров, после поворота Колбас остановил автомашину. Все вышли из автомашины. Пушкалов вышел из автомашины с секатором и стал угрожать секатором А., обещал отрезать ему секатором ухо, при этом Пушкалов требовал от А. деньги и что-то еще. Они говорили Пушкалову, чтобы тот отпустил А., но Пушкалов их не слушал.

Колбас видел, что горит костер, но кто его разжег, он не видел. Оказалось, что Морозов сжег в костре куртку А., как она оказалась у Морозова, Колбас не знает. После этого Колбас увидел, что А. раздет, он был в одних трусах и сидел на корточках. Рядом горел костер. Они, включая Морозова, говорили Пушкалову, чтобы вернул вещи молодого человека, на что Пушкалов ответил, что бросит эти вещи рядом.

Рядом валялось белое пластмассовое ведро, которое Пушкалов одел на голову А., чтобы тот не видел номеров автомашины. Далее они все, кроме А., сели в автомашину и поехали на дачу Х., по дороге кто-то из сидящих на заднем сиденье: Пушкалов, Кузнецов, или Морозов выбросил вещи А.. Как эти вещи оказались в автомашине, Колбас не знает, кто-то их видимо взял.

Когда они подъезжали к даче, кто-то сказал, что есть деньги, чтобы Колбас поехал на автозаправочную станцию. Находясь на даче, Колбас видел, что Морозов выложил из кармана мобильный телефон «Нокиа» и предложил Колбасу взять этот телефон себе, но Колбас от этого отказался. После он узнал, что данный телефон Морозов отнял у А.. Сговора на совершение разбоя не было. Изначально потерпевшего избили в машине, кто именно его бил, Колбас не знает. Находясь на даче, он оттолкнул потерпевшего от своей машины, чтобы тот не запачкал её кровью. Никакими предметами он А. не бил, в машину не затаскивал, требований потерпевшему не высказывал. Более его Колбас бил, он ничего у потерпевшего не забирал. В милицию он явился добровольно.

В судебном заседании подсудимый Колбас А.Н. показал, что показания, данные им на стадии предварительного следствия, неверные. Они были даны им под давлением сотрудников уголовного розыска. При допросе Колбаса адвоката не было, он лишь подписал протокол допроса. Эти доводы подсудимого, приведенные им в судебном заседании, являются неубедительными, не нашли своего подтверждения в судебном заседании, опровергаются протоколом допроса последнего следователем, из которого видно, что оперуполномоченные при допросе Колбаса А.Н. не присутствовали, а допрос последнего был произведен с участием адвоката Добья Е.А., в связи с чем у суда не имеется оснований не доверять вышеуказанным показаниям подсудимого Колбаса А.Н. о том, что последний видел, как Пушкалов, угрожая потерпевшему А. секатором, требовал у последнего деньги и что-то ещё; что Колбас знал, что куртку А. сжег Морозов; что он видел, как на голову потерпевшему Пушкалов одел пластмассовое ведро в лесу, где потерпевший находился в одних трусах. По дороге из леса, когда Колбас управлял автомашиной, кто-то из сидевших на заднем сиденье автомашины: Пушкалов, Кузнецов или Морозов, выбросил вещи потерпевшего А.. Также Морозов предлагал Колбасу взять мобильный телефон, который был отобран у потерпевшего, от чего Колбас отказался. Впервые потерпевшего избили в машине, причины этого избиения Колбас назвать не смог. На даче Колбас видел, как Пушкалов, по его мнению беспричинно, нанес А. удары кулаками по лицу, что-то при этом говоря А.. Затем Морозов и Пушкалов вместе кричали на А., не давали последнему что-либо сказать. При этом у А. шла кровь, которой он испачкал автомашину Колбаса. Сам Колбас сначала оттолкнул А. от автомашины, а когда потерпевший вновь вцепился а машину, ударил А. кулаком в плечо, возможно, что ударил его и металлическим предметом по ноге. После избиения потерпевшего и отобрания у него вещей кто-то из подсудимых сказал Колбасу А.Н., что деньги есть, чтобы Колбас заехал на автозаправочную станцию и заправил автомашину. Так как ранее имевшихся у подсудимых денежных средств хватило лишь на то, чтобы заправить автомашину двумя литрами бензина, подсудимый Колбас А.Н. понимал, что вновь появившиеся у подсудимых денежные средства добыты в ходе разбойного нападения на потерпевшего. Последний совместно с остальными подсудимыми использовал эти денежные средства в личных целях – для заправки автомашины.

Отрицание подсудимым Колбасом А.Н. вины в совершении разбоя в отношении А. суд расценивает как избранный подсудимым Колбасом А.Н. способ защиты с намерением избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, не доверяя показаниям последнего о том, что Колбас А.Н. не совершал разбоя в отношении потерпевшего по предварительному сговору в группе лиц с остальными подсудимыми и не договаривался об этом ни с кем из них заранее.

В ходе совершения разбоя и распоряжения похищенными при этом денежными средствами у потерпевшего Колбас А.Н. действовал по предварительному сговору с остальными подсудимыми, достигнутому между ними (кроме Самородова), когда они увидели потерпевшего на автотрассе, пытавшегося остановить автомашину, чтобы доехать до г. Серпухова. В ходе вышеуказанных событий Колбас А.Н. действовал совместно и согласованно с подсудимыми Кузнецовым А.Н., Самородовым Е.Ю., Морозовым Е.Н., Пушкаловым Д.Е., а затес и с мСамородовым Е.Ю., не предпринимая никаких действий для предотвращения противоправных действий, совершаемых вышеуказанными лицами в отношении потерпевшего А. в присутствии Колбаса, одобряя их действия, имея единый преступный умысел с последними, направленный на открытое завладение имуществом последнего путем разбоя, по предварительному сговору группой лиц, с применением к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, путем населения ему множества ударов по телу и голове, являющейся жизненно важных органом человека.

В связи с этим доводы подсудимого Колбаса А.Н. и его защитника – адвоката Зендрикова Н.Е., об отсутствии у Колбаса А.Н. умысла на совершение разбоя в отношении потерпевшего А., отсутствии предварительного сговора о совершении разбоя группой лиц между Колбасом А.Н. и остальными подсудимыми, - являются неубедительными, опровергаются как показаниями Колбаса А.Н., приведенными выше, данными на стадии предварительного следствия, так и подробными показаниями потерпевшего А. о совместных и согласованных действиях всех подсудимых в ходе совершения в отношении А. разбоя. В связи с этим оснований для переквалификации действий подсудимого Колбаса А.Н. со ст. 162 Ч. 2 УК РФ на ст. 116 Ч. 1 УК РФ, как об этом просили в судебном заседании подсудимый Колбас А.Н. и его защитник – адвокат Зендриков Н.Е., - у суда не имеется.

Подсудимый Кузнецов A.Н. в судебном заседании показал, что 30 октября 2010г. он вместе с Колбасом А.Н., Пушкаловым Д.Е., Морозовым Е.Н. на автомашине под управлением Колбаса А.Н. поехал на дачу. Никакого сговора о совершении разбоя между ними не было. По дороге они увидели потерпевшего, пытавшегося остановить автомашину. Они остановились, Пушкалов вышел из машины и о чем-то поговорил с потерпевшим. Потерпевший и Пушкалов сели в машину и они поехали дальше. Приехав к дачам, Кузнецов и Колбас вышли из машины. Открыли ворота, затем они заехали на дачу. Там в автомашину сел Самородов Е.Ю. Затем они повезли потерпевшего назад, хотя он об этом и не просил. По дороге они повернули в лесной массив. Там автомашина застряла. Кузнецов и Самородов помогли вытолкнуть автомашину. Затем он добровольно пришел в милицию, где рассказал о том, как всё произошло. Просит это учесть.

Более подробно происшедшие по делу события Кузнецов А.Н. не помнит, так как в тот день находился в нетрезвом виде. Не отрицает, что он ударил потерпевшего кулаком около 5 раз, сколько именно нанес ударов потерпевшему, назвать не может. Кузнецов вещи у потерпевшего не изымал, но видел, как Морозов из куртки потерпевшего вытащил паспорт и ключи. Остановить Морозова он не пытался. В содеянном раскаивается, приносит потерпевшему извинение за случившееся, с заявленным по уголовному делу гражданским иском согласен полностью.

О совершении в отношении потерпевшего разбоя Кузнецов ни с кем не договаривался, предлагал ли кто-либо из подсудимых потерпевшему выйти из машины, Кузнецов не помнит. Чтобы Пушкалов забирал у потерпевшего вещи, он не видел, вещей потерпевшего ни у Колбаса, ни у Пушкалова он не видел.

Кузнецов нанес удары потерпевшему на даче, чтобы отцепить потерпевшего А. от машины Колбаса, чтобы потерпевший её не испачкал кровью. Избивали потерпевшего Пушкалов и Морозов, за что именно, Кузнецов не знает.

Затем они затащили потерпевшего в машину, чтобы отвезти его обратно, зачем нужно было это делать, объяснить не может. В лесу Кузнецов потерпевшего не избивал, как потерпевший оказался раздет и почему он разделся, Кузнецов не знает.

В лесу Самородов ударил потерпевшего в область головы, по какой причине, - Кузнецов не знает. Чтобы кто-либо угрожал потерпевшему каким-то предметами, он не видел. Ведро на голову потерпевшему он не одевал, кто одет потерпевшему на голову ведро, не знает. Секатор был у Пушкалова, который держал секатор в руках, находясь метрах в двух от потерпевшего, стоя лицом к нему. Считает, что всеми подсудимыми в отношении потерпевшего было совершено хулиганство.

Почему Кузнецов не предпринял никаких попыток к тому, чтобы остановить противоправные действия остальных подсудимых в отношении потерпевшего, пояснить не может. Затем он узнал, что Морозов похитил у потерпевшего телефон, когда именно это произошло, Кузнецов не знает. Как потерпевшего раздевали и кто это делал, он не видел. Ранее он с потерпевшим знаком не был, никаких конфликтов с последним не имел, оснований для оговора Кузнецова в совершении преступления у потерпевшего нет.

Кузнецов видел, что возле дачи Колбас ударил потерпевшего 2 раза, также его ударили Пушкалов и Морозов по 2 раза кулаками.

Отрицание подсудимым Кузнецовым А.Н. факта совершения разбоя в отношении потерпевшего А. по предварительному сговору в группе с остальными подсудимыми суд расценивает как избранный Кузнецовым А.Н. способ защиты с намерением избежать уголовной ответственности за совершенное тяжкое преступление, не доверяя показаниям Кузнецова А.Н., а также приведенным им и его адвокатом доводам о том, что ни с кем из подсудимых Кузнецов о совершении разбоя не договаривался и разбойного нападения последний не совершал, как опровергнутым показаниями потерпевшего А. о совместных и согласованных действиях подсудимых в ходе совершения разбойного нападения на А., не доверять которым оснований у суда не имеется, так как ранее ни с кем из подсудимых потерпевший знаком не был и оснований для оговора подсудимых в совершении преступления потерпевший А. не имеет.

Подсудимый Морозова Е.Н. показал в судебном заседании, что 30 октября 2011г. он, Колбас, Пушкалов и женщина ехали с заправки на дачу. Потерпевший стоял на остановке. Пушкалов предложил его довезти. Они остановились, Пушкалов вышел из машины, о чем-то поговорил с потерпевшим. Затем Пушкалов сказал, что потерпевший просил довезти его до Серпухова за 50 руб. Колбас отказался везти потерпевшего в Серпухов. Но затем потерпевший вместе с Пушкаловым все же сел в автомашину. Они приехали на дачу. Там женщина ушла. Потерпевший вышел из машины.

На дачу его все спонтанно стали избивать, но уйти у потерпевшего возможность была. У него Пушкалов спрашивал деньги, телефон. У потерпевшего потребовали отдать телефон. Телефон он отдал Морозову. А Морозов его передал Колбасу, но Колбас сказал, что ему телефон не нужен, не взял его. Морозов взял деньги потерпевшего и отдал их Кузнецову. Потерпевший вцепился в автомашину. Угроз в адрес потерпевшего Морозов не высказывал. Затем Колбас, Пушкалов, Морозов и Кузнецов стали запихивать потерпевшего в автомашину. Они втолкнули потерпевшего в автомашину. Морозов 2 раза ударил потерпевшего и отошел от него.

Потерпевшего втолкнули в автомашину. Избивал ли его после этого кто-либо, Морозов не видел. Бил ли потерпевшего Колбас железным прутом, он не видел. На даче к ним подошел Самородов. Вместе с потерпевшим от дач они поехали в Чехов, но свернули с дороги, кто предложил это сделать, Морозов не знает.

Они приехали в лес. В лесу Пушкалов угрожал потерпевшему секатором. В лесу Морозову Пушкалов отдал куртку потерпевшего. Каким образом в костре оказались очки потерпевшего, Морозов пояснить не может. Часы у потерпевшего он не снимал, на поляне он потерпевшего не избивал. На лице у потерпевшего Морозов видел кровь. Как Колбас наносил потерпевшему удары резиновым шлангом, он не видел. Самородова ранее он не знал, с потерпевшим Морозов ранее знаком не был. Считает, что потерпевший говорит правду. Зачем он избил потерпевшего и требовал у него вещи, пояснить не может. Пушкалов одел на голову потерпевшему ведро. Куртка потерпевшего валялась на земле, её Морозов сжег. В тот день он был в нетрезвом виде. В содеянном Морозов Е.Н. раскаивается, приносит потерпевшему извинение за случившееся, с заявленным по уголовному делу гражданским иском полностью согласен.

В связи с имевшимися противоречиями в показаниях подсудимого Морозова Е.Н., данными на стадиях предварительного и судебного следствия, в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя с согласия на это участников процесса были оглашены и исследованы судом показания подсудимого Морозова Е.Н., данные им на стадии предварительного следствия при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника 16 ноября 2010г. (т.2 л.д. 82-85), из которых видно, что 30 октября 2010г. около 14 часов Морозов, Колбас, Пушкалов, Кузнецов и Ф. ехали с автозаправки, расположенной возле дер. Кузьменки в пос. Пролетарский. На автобусной остановке «Кузьменки» голосовал молодой человек – это был потерпевший А.. Пушкалов предложил Колбасу, который был за рулем, остановиться, чтобы довезти А. и взять за это с него денег, так как денег у них не было.

Колбас остановился. Пушкалов, выйдя из машины, подошел к А. и стал с ним о чем-то разговаривать; о чем они разговаривали - из машины не было слышно. Затем Пушкалов подошел к ним и сказал, что А. просит за 50 рублей отвезти его в г. Серпухов. Все сказали, что за 50 рублей не надо его везти и предложили поехать дальше, но Пушкалов сказал, что спросит у него, чтобы А. дал больше денег. Пушкалов с А., поговорив между собой, подошли к машине и сели в нее.

Колбас сидел за рулем, на пассажирском переднем сиденье сидел Кузнецов, Морозов сидел за Кузнецовым, рядом с ним сидел Пушкалов, Ф. и А.. Они отъехали от остановки, и Пушкалов сказал А.: «Давай больше денег». По дороге Пушкалов один или два раза ударил А., но при этом ему ничего не говорил. Морозов сказал: «Давайте высадим пассажира», но реакции на его слова ни от кого не последовало.

Подъехав к даче Х., все вышли из машины. Колбас и Пушкалов сказали А., чтобы тот сел в машину, но А. сказал, что не сядет в машину и попросил отпустить его. Колбас и Пушкалов стали толкать А. в машину. А. руками оперся о машину и упирался. Колбас и Пушкалов сказали ему и Кузнецову: «Давайте помогайте». Он подошел к ним и два раза руками толкнул А., пытаясь посадить его на заднее сиденье машины, но у Морозова это не получилось и он отошел в сторону. Ребятам он сказал, что больше засовывать потерпевшего в машину он не будет.

К этому времени с дачи Х. вышел Самородов. Колбас, Пушкалов, Кузнецов и Самородов стали наносить А. удары руками по лицу. Каждый из них нанес по одному удару, при этом они говорили А.: «Залезай по хорошему, а то увезем в лес, убьем». У А. потекла кровь. Морозов взял из салона машины тряпку и вытер А. кровь с лица. Морозов был рядом, но не понял, как А. все же запихнули в машину на заднее сидение. После этого Колбас сразу сел за руль, Морозов сел рядом с Колбасом на переднее сиденье, а Кузнецов, Самородов и Пушкалов сели на заднее сидение таким образом, что А. сидел между Пушкаловым и Кузнецовым.

Колбас сказал всем: «Все, поехали к лесу». Они двинулись дальше по дороге вдоль дач. По дороге кто-то из них сказал: «По любому у него есть телефон». Он спросил у А.: «У тебя есть телефон», на что А. сразу передал ему мобильный телефон, который Морозов тут же передал Колбасу. Пушкалов, Колбас и Кузнецов стали требовать от А. отдать им деньги. С заднего сиденья при этом слышалась возня, видимо, Пушкалов и Кузнецов били А.. Морозов обернулся на заднее сиденье и увидел, что из кармана куртки А. торчит записная книжка, которую он вытащил из кармана. Колбас, увидев у него эту книжку, сказал, чтобы Морозов посмотрел, что в ней. Морозов раскрыл записную книжку и увидев в ней деньги 1400 рублей. Деньги он вытащил и отдал их назад Кузнецову.

Подъехав к лесу и свернув в лес с дороги, они остановились. Все вышли из машины. Пушкалов и Кузнецов сказали А., чтобы вылез из машины, что А. и сделал. Пушкалов и Кузнецов сняли с А. его куртку и бросив ее Морозову, сказали, чтобы он посмотрел: есть ли в куртке еще деньги, а сами чуть отошли от машины. Морозов просмотрел куртку, но ничего в ней не нашел.

В это время Пушкалов и Колбас раздели до трусов А., рядом с ними стояли Кузнецов и Самородов. Кузнецов обшарил штаны А. и вытащил из них паспорт А.. Колбас и Пушкалов предложили сжечь вещи А.. Морозов своей зажигалкой поджег куртку А.. В это время Пушкалов, в одной руке у которого были какие-то карточки А., а в другой руке был секатор, стал угрожать А., что отрежет ему уши. Морозов положил горящую куртку на землю и не смотрел в их сторону. Дождавшись когда куртка догорит, он сел в машину и увидел, что потерпевший сидит с ведром на голове.

Затем в машину сели все остальные, кроме А., который остался в лесу с ведром на голове. Они уехали из леса и поехали опять на заправку возле дер. Кузьменки, где часть денег А. потратили на бензин, а на остальные деньги Кузнецов в доме в Кузьменках купил большую бутылку самогона, после чего они вернулись на дачу к Х.. Заранее они ни о чем между собой не договаривались, все получилось спонтанно.

В судебном заседании подсудимый Морозов Е.Н. показал, что свои первые показания подтверждает, тогда он помнил лучше, чем в судебном заседании, о происшедших по уголовному делу событиях.

Из вышеуказанных показаний подсудимого Морозова Е.Н., данных на стадии предварительного следствия, следует, что между всеми подсудимыми по уголовному делу был предварительный сговор на совершение разбойного нападения в отношении потерпевшего. Перед тем, как требовать у потерпевшего выдачи вещей и денег, каждый из подсудимых нанес потерпевшему удары. В дальнейшем в ходе совершения разбоя в отношении А. как на даче, так и в лесу действия всех подсудимых, предварительно согласованные, носили совместный характер. Имуществом потерпевшего последние незаконно завладели путем разбоя. При этом отобранные у потерпевшего вещи и деньги подсудимые передавали друг другу, таким образом дополняя действия друг друга в ходе совершения разбоя. Не доверять вышеуказанным показаниям подсудимого Морозова Е.Н., данным им на стадии предварительного следствия, о совершении разбойного нападения всеми подсудимыми по предварительному сговору между собой разбоя в отношении потерпевшего, у суда не имеется, оснований для оговора остальных подсудимых подсудимый Морозов Е.Н. не имеет, ни с кем из подсудимых у него конфликтов не было.

Изменение показаний последним в судебном заседании суд расценивает как избранный Морозовым Е.Н. способ защиты с намерением смягчить тяжесть совершенного им преступления, доверяя при этом показаниям подсудимого Морозова А.Н. о том, что при допросе на стадии предварительного следствия последний лучше помнил, чем на момент проведения по уголовному делу судебного заседания, как всё произошло.

Этими показаниями Морозова Е.Н. опровергаются доводы остальных подсудимых и защитников всех подсудимых о том, что никто из подсудимых, кроме Морозова, вещи у потерпевшего не брал и ни с кем об этом из числа других подсудимых не договаривался.

Подсудимый Пушкалов Д.Е. в судебном заседании показал, что 30 октября 2010г. он, Колбас, Кузнецов, Морозов и Ф. поехали на дачу. На дороге они увидели потерпевшего, решили его довезти до поворота. Однако на повороте потерпевший из машины почему-то не вышел. Они поехали на дачу, где Пушкалов ударил потерпевшего по лицу. Кто-то также ударил потерпевшего, у которого текла по лицу кровь. Потерпевший стал цепляться за машину. Колбас его оттащил от машины, чтобы потерпевший не испачкал машину кровью. Затем они стали вталкивать потерпевшего в машину. Втолкнув его в машину, они поехали в лес. Там Пушкалов угрожал потерпевшему закрытым секатором, находясь близко от потерпевшего. Пушкалов раздел потерпевшего и забрал у него вещи, не имея цели их хищения, сказав потерпевшему, где оставит его вещи. Раздел потерпевшего он для того, чтобы потерпевший А. не сразу вышел из леса. Себе из вещей потерпевшего Пушкалов ничего не брал. Пушкалов спрашивал у потерпевшего – есть ли у него деньги, имея ввиду оплату потерпевшим проезда в автомашине. Пушкалову деньги потерпевшего нужны не были, он лишь хотел, чтобы потерпевший расплатился за проезд.

Затем они решили отвезти потерпевшего с дачи назад, так как сам он дорогу бы не нашел, а они не хотели, чтобы потерпевший оставался вместе с ними на даче. У Морозова Пушкалов видел телефон потерпевшего, но как телефон попал к Морозову, сказать не может. В содеянном раскаивается, приносит потерпевшему извинение за случившееся, с заявленным по уголовному делу гражданским иском согласен полностью.

Возможно, что он ударил потерпевшего резинкой по спине, точно об этом не помнит, так как был в нетрезвом виде. В автомашину затаскивали потерпевшего Колбас, Пушкалов, Морозов. Пушкалов избил потерпевшего, за что-то разозлившись на него, точную причину этого назвать не помнит. О совершении разбойного нападения Пушкалов ни с кем из числа других подсудимых по делу не договаривался. Когда потерпевшего оттаскивали от машины, Пушкалов ударил его 1 раз. Также потерпевшего 1 раз ударил ногой Кузнецов, 1 раз его ударил Морозов. Чтобы кто-либо говорил Пушкалову: «Не переусердствуй!» в тот момент, когда он угрожал потерпевшему секатором, Пушкалов не слышал. Наносить потерпевшему удары секатором он не собирался. Деньги у потерпевшего просили сначала на остановке за проезд, а затем – на даче и в лесу. Кто сжег куртку потерпевшего, Пушкалов не видел, но костер в лесу был. Куртку кто-то снял с потерпевшего в лесу, кто именно это сделал, пояснить не может, но Пушкалов этого не делал. В тот день он находился в нетрезвом виде. Ранее он с потерпевшим знаком не был, объяснить показания потерпевшего о совместных и согласованных действиях подсудимых в ходе совершения разбоя в отношении потерпевшего не может, этого не было. Признает свою вину в том, что избил потерпевшего и забрал у него вещи, но не имея умысла на разбой.

Подсудимый Самородов Е.Ю. в судебном заседании показал, что 30 октября 2010г. он вместе с Колбас, Кузнецовым, Пушкаловым, Морозовым отдыхал на даче. Они употребляли в ходе этого спиртное. Самородов уснул. Проснулся от шума. Он вышел на улицу и увидел, что потерпевший находится в автомашине, он сидел на заднем сиденье. Самородов вместе с Кузнецовым сел на переднее сиденье, Колбас вел автомашину. Колбас повез Самородова домой, но затем они свернули с дороги и приехали в лес. В лесу все вышли из машины. Пушкалов стал угрожать потерпевшему секатором.

Самородов 1 раз ударил потерпевшего ногой, по какой причине сделал это, объяснить не может. Что делал в это время Колбас, Самородов не видел, он отошел в сторону. Машина Колбаса застряла. Когда её вытолкнули, они уехали без потерпевшего, который стался в лесу. Самородов говорил другим подсудимым, чтобы не переборщили. В лесу потерпевший был в одних трусах, почему он оказался раздетым, пояснить Самородов не может. В тот день он был немного выпивши. Затем его опять отвезли на дачу, на деньги Морозова они заправили автомашину. В дальнейшем Самородов, Колбас и Кузнецов, узнав, что их разыскивает милиция, сами пришли в милицию, где рассказали, как всё произошло.

Признаёт свою вину в том, что 1 раз ударил потерпевшего, вину в совершении разбоя не признаёт. Считает, что показаниям потерпевшего можно верить. Самородов подробно о происшедших по уголовному делу событиях уже не помнит. В сговор с другими подсудимыми, направленный на совершении разбоя, он не вступал. Разговор других подсудимых о том, что они намерены делать, не слышал. Находясь в лесу, Пушкалов говорил потерпевшему, что отрежет ему ухо, при этом Пушкалов держал в руках секатор. Потерпевший испугался. Он вцепился в машину, при этом был в крови. Чтобы потерпевший не испачкал машину кровью, его Самородов ударил ногой. В это время все подсудимые были радом с машиной. Толкали машину. когда она застряла, Кузнецов и Самородов. Почему потерпевший не ушел от них, пояснить не может. Кто потерпевшего раздел, Самородов не видел. За рулем автомашины был всё время Колбас. В лесу костер разжигал, видимо, Морозов. До этих событий с потерпевшим Самородов знаком не был, потерпевший о действиях Самородова в судебном заседании рассказал правду, так всё и было в действительности.

Часы у потерпевшего в лесу забрал Морозов. Эти часы потерпевший или сам отдал Морозову, или Морозов снял у него с руки часы. Остановить совершение Морозовым этих действий Самородов не пытался. Деньги и документы у потерпевшего взял Морозов. Их Самородов увидел, когда все подсудимые уже находились около заправки. Почему они не вернули потерпевшему деньги и вещи, объяснить не может. Вину в совершении разбоя не признает, признает вину в том, что ударил ногой в голову потерпевшего. Кто одевал потерпевшему на голову ведро, Самородов не видел. Заявленный по уголовному делу гражданский иск признаёт полностью, приносит потерпевшему извинение за происшедшее.

Суд, исследовав и оценив в совокупности собранные по уголовному делу доказательства, находит вину подсудимых Колбаса А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. в совершении разбоя в отношении А. полностью доказанной показаниями потерпевшего, свидетелей, письменными материалами уголовного дела.

Потерпевший А. показал, что до происшедших по уголовному делу событий ни с кем из подсудимых знаком не был и ссор с ними не имел. 30 октября 2010г. он находился на повороте дер. Старые Кузьменки, ждал автобус, чтобы доехать до дачи своих родителей. Подъехала автомашина, в которой было несколько человек. С Пушкаловым он договорился, что за 50 руб. его довезут до Серпухова. А. сел в машину, но она свернула на проселочную дорогу, Колбас сказал, что он не таксист и в Серпухов не поедет.

Находившиеся в машине лица стали смеяться над речью А., говорили, что отвезут его туда, где есть хорошие учителя, спрашивали – есть ли у А. что-либо ценное, на что он ответил, что ничего ценного у него нет. В основном об этом спрашивал у А. Пушкалов.

Когда они приехали на дачу, А. отдал за проезд 50 руб. и хотел уйти от подсудимых. Пушкалов ему сначала сказал, чтобы А. уходил, но Колбас сказал, что не даром возил А.. Затем все остальные подсудимые, кроме Самородова, которого в то время ещё не было, стали что-то требовать от А., который не мог понять, что от него подсудимые хотят. Его стали насильно сажать обратно в машину, при этом наносили удары. В тот момент ему показалось, что если сядет в машину, его избивать перестанут. Избивали его в это время все подсудимые, кроме Самородова, которого ещё не было. Били по голове руками, кулаком. Больше всех его избивал Колбас, который бил А. но ногам непонятным железным предметом, который Колбас достал из багажника машины. Удары Колбас наносил ему сзади по ногам.

После угроз в его адрес со стороны Пушкалова секатором подсудимым удалось посадить А. в машину. Пушкалов угрожал ему отрезать уши и пальцы, приставляя к телу А. секатор. А. взяли за руки и за ноги и затолкали на заднее сиденье машины. Его положили лицом к заднему стеклу и вытащили из карманов всё, что было, а именно: телефон «Нокия», в котором была карта, а также ключи с брелком, записную книжку, деньги в сумме коло 1500 руб., паспорт, студенческий билет. Кто конкретно вытащил у него вещи и деньги, пояснить не может, так как этого он не видел, лежал вниз лицом. В машине его ударили 1 раз по затылку, скорее всего, это сделал Пушкалов.

С дачи они приехали на опушку леса. Там Пушкалов, угрожая А. секатором, который привез с собой, потребовал, чтобы А. снял куртку, что он и сделал. Также Пушкалов требовал у него телефон и деньги. А. ответил, что не может отдать телефон, так как его ищут родителя. Пушкалов его ударил, после этого Колбас и Пушкалов потребовали от А. раздеться. Колбас ударил его под коленки и сказал, чтобы А. сел. После этого Самородов, который в это время уже был, ударил А. ногой по голове. А. сказали, что одежду он найдёт на дороге, его кроссовки бросили туда же, на голову ему надели ведро и сказали сидеть 10 минут. Просидев около 10 минут, он поднялся, на поляне уже никого не было. А. забрал свою одежду, смыл кровь и пошел на дорогу, чтобы доехать к родителям. Ему удалось поймать машину, на которой его довезли до автобуса, водитель машины дал ему 100 руб., на автобусе он доехал до Чехова.

На опушке леса А. сначала был в очках, затем он очки снял. Когда он в лесу находился в сидячем положении, Самородов его ударил ногой в голову. Часы на опушке у А. отобрал Колбас, а Морозов сказал, что они пригодятся. Телефон у А. забрал Кузнецов, когда А. заталкивали в машину. В это время кто-то, возможно, Кузнецов, выдвигал требования А.. Считает, что действия подсудимых были согласованными.

Пушкалов нанес А. по голове кулаком около 5 ударов, наносил ему удары на даче, а также в лесу нанес ему 1-2 удара. При этом Пушкалов угрожал ему секатором в раскрытом виде, приставив секатор к уху А., угрожая его отрезать, а также угрожая отрезать А. пальцы. А. понимал, что Пушкалов этого сделать не хочет, но боялся, что Пушкалов применит секатор. Остальные подсудимые эти действия Пушкалова видели, остановить его не пытались. А. также нанесли 2 удара по спине резиновой лентой в лесу. Это сделал Пушкалов, все остальные подсудимые это видели, но никакой реакции на это у них не было. Другие подсудимые сами тоже били в это время А. Колбас ему наносил удары по ногам, пытаясь сбить А. с ног.

Когда Морозов забрал у А. часы, это видели все подсудимые, Самородов в это время уже был. Кузнецов нанес А. кулаком 3-4 удара в то время, когда А. заталкивали в машину. Эти действия Кузнецова другие подсудимые видели. Как у А. Кузнецов забрал телефон, все подсудимые видели, никак на это не реагировали. Когда Самородов нанес удар А. по голове ногой, остальные подсудимые поддерживали Самородова, говорили, чтобы тот не упал, что он хорошо бьёт. Никто из подсудимых не пытался остановить других подсудимых. Убежать от подсудимых потерпевший не пытался, считая, что в этом не было смысла. Он не смог бы убежать от пятерых подсудимых в незнакомой местности.

Все подсудимые принесли потерпевшему А. извинения за случившееся. Просит более строго наказать Колбаса А.Н., больше всего избивавшего А., конкретно вопрос о назначении подсудимым наказания оставляет на разрешение суда. В возмещение причиненного материального и морального вреда от совершения преступления ему Морозовым и Пушкаловым было возмещено по 20.000 руб., а Колбасом А.Н. – 5000 руб. В оставшейся части заявленный им гражданский по уголовному делу просит удовлетворить, взыскать в его пользу в возмещение материального вреда от совершения преступления с Колбаса 746 руб., с Кузнецова и Самородова – по 996 руб. В возмещение морального вреда от нанесения ему телесных повреждений просит взыскать в его пользу с Колбаса А.Н. 14154 руб., с Кузнецова А.Н. и Самородова Е.Ю. – по 18904 руб. – с каждого из них.

Свидетель Р. показала, что является матерью потерпевшего А. 30 октября 2010г. она приехала к себе на дачу, там был её сын А., который был избит. У него были разбиты губы, нос, были синяки под глазами, на спине, на ногах. Со слов сына ей известно, что когда сын ожидал автобуса, ему предложили подвезти на автомашине за 50 руб., на что сын согласился. Но затем автомашина свернула с трассы на проселочную дорогу. Там сына избили, отобрали у него все вещи, у него укради часы. Со слов сына его избивали 5 человек. О происшедшем она и сын сообщили в милицию, также сын обращался ко врачу. После этого сын сильно переживал, боялся ехать в Серпухов.

Из показаний свидетеля Ф., данных на стадии предварительного следствия, исследованных судом в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, так как последней в суд невозможна, местонахождение Ф.. на момент рассмотрения дела Судом установлено не было, видно, что 30.10.2009г. около 12 часов (в действительности это было 30 октября 201г., Суд считает, что Ф. добросовестно перепутала год происшедших по делу событий) Ф. вышла из дома и пошла искать своего сожителя М. По дороге встретила Колбас Н., который попросил ее забрать у него дома собаку и забрать с собой молодого человека по имени Д. который спал у него дома. Она зашла домой к Колбасу, забрала собаку и вместе с Д. вышла на улицу, после чего за ними на автомашине приехал Колбас А.Н., с которым были Морозов, Самородов и Кузнецов. После этого они поехали на дачу к Х. По дороге на дачу они увидели стоявшего на остановке голосовавшего молодого человека, которого ребята решили подвезти до г. Серпухова. По дороге ребята смеялись над молодым человеком, спрашивали, сколько он готов заплатить за поездку. Приехав на дачу, она вышла из машины и прошла в дом, где сказала полному молодому человеку, что за ним приехали и он вышел на улицу. Позже ей стало известно, что Колбас, Кузнецов, Морозов и Д. издевались над молодым человеком и оставили его где-то по дороге (т. 1 л.д. 124-125).

Свидетель О. показал, что является /должность/, обслуживает пос. Пролетарский Серпуховского района. В октябре 2010г. на его участке было совершено преступление. В ходе проверки было установлено, что к этому причастны Пушкалов, Самородов, Морозов. Затем О. позвонил Колбас и сказал, что хочет придти в милицию и рассказать о происшедшем. После этого в отделение милиции пришли Колбас, Кузнецов и Самородов, которые рассказали, что совершили разбой. На вопрос – где остальные участники преступления, последние ответили, что Пушкалов и Морозов отказались идти в милицию и намерены прятаться, пока всё не нормализуется. Через некоторое время после этого были задержаны Морозов и Пушкалов. Показания Колбаса, Кузнецова и Самородова были оформлены как объяснения, как явки с повинными эти объяснения не оформлялись. Со слов последних мотива на совершение преступления у них не было, все произошло потому, что они находились в состоянии алкогольного опьянения.

Свидетель Е. показала, что подсудимый Пушкалов Д.Е. доводится ей племянником. У него есть ребенок в возрасте /.../ лет. Пушкалов ребенка признавал, помогал его содержать. Спиртными напитками он не злоупотребляет. Указан ли Пушкалов отцом в свидетельстве о рождении ребенка, она не знает. Проживал Пушкалов отдельно от Е., о происшедших по уголовному делу событиях ей он не рассказывал. Считает, что если бы Пушкалов совершил преступление, он в этот признался бы.

Свидетель Т. показала в судебном заседании, что подсудимый Пушкалов является её сыном. У сына есть внебрачный ребенок, о котором сын заботился. Где сын находился 30 октября 2010г., Т. неизвестно. В тот момент она была на лечении в больнице. А после выписки её из больницы сын уже был арестован. О происшедшем по данному уголовному делу она с сыном не разговаривала.

Вина всех подсудимых в совершении разбоя подтверждается также письменными материалами уголовного дела:

- заявлением А. от 31 октября 2010г. о привлечении к уголовной ответственности неизвестных ему лиц, которые 30 октября 2010г. около 14 часов, находясь возле дер. Старые Кузьменки Серпуховского района Московской области, подвергли его избиению и открыто похитили принадлежащее ему имущество, причинив ему материальный ущерб на сумму не менее 4000 рублей (т.1 л.д.63-64);

- протоколом осмотра места происшествия от 31 октября 2010г. об осмотре автомашины марки <данные изъяты> государственного регистрационного номера <номер>, темно-зеленого цвела, находившейся возле дома без номера садоводческого товарищества «Дружба», расположенного вблизи дер. Старые Кузьменки Серпуховского района Московской области дом (т.1 л.д.65-68);

- протоколом осмотра места происшествия от 03 ноября 2010г. и фототаблицей к нему об осмотре вышеуказанной автомашины, припаркованной возле д. XXX в дер. Городня Серпуховского района Московской обл. В ходе осмотра в салоне автомашины на чехле водительского сидения, на задней левой двери, на обшивке крыши, а также в багажном отделении были обнаружены следы вещества бурого цвета, смывы которых были изъяты. Также в ходе осмотра была изъята куртка, пассатижи, чехол с водительского сидения, которые впоследствии были осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (т.1 л.д.81-85);

- протоколом осмотра места происшествия от 03 ноября 2010г., схемой и фототаблицей к нему об осмотре участка местности, расположенного в лесном массиве в одном километре от автодороги дер. Старые Кузьменки – дер. Съяново-2 Серпуховского района Московской области. В ходе осмотра на указанном участке были обнаружены следы костра, обнаружены и изъяты ведро пластмассовое белого цвета без ручки, на котором имелись следы веществе бурого цвета; наручные часы марки «Касио» в металлическом корпусе белого цвета с металлическим ремешком белого цвета; очки без одной линзы. Указанные предметы впоследствии были осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (т.1 л.д.86-90);

- заключением судебно-медицинской экспертизы <номер> от <дата>, из которого видно, что у А. имелось телесное повреждение - ссадина подбородочной области. Данное телесное повреждение причинено А. воздействием тупого твердого предмета, конструктивные особенности которого в повреждении не отобразились, могло быть причинено 30 октября 2010г., расстройством здоровья не сопровождалось, квалифицируется как не причинившее вреда здоровью (т.1 л.д.148-150);

- протоколом от 03 ноября 2010г. опознания потерпевшим А.. Колбаса А.Н. как водителя автомашины /.../,в которую потерпевший сел 30 октября 2010г., чтобы доехать до Серпухова. Этот человек избивал А. по ногам железным предметом, когда они приехали к дачному дому и в дальнейшем, но вещи у А. не требовал. Этот человек вместе с другими запихивал А. в автомашину. От избиения у А. пошла кровь и он кровью испачкал салон и кузов автомашины. (т.1 л.д.170-171);

- протоколом от 03 ноября 2010г. опознания потерпевшим А. Кузнецова А.Н. как мужчины, который 30 октября 2010г. вместе с другими мужчинами избивал А., когда его на автомашине привезли к дачному дому, отобрал у А. сначала сотовый телефон, а потом - наручные часы (т. 1 л. д. XXX-173);

- протоколом от 03 ноября 2010г. опознания потерпевшим А. подсудимого Самородова Е.Ю. как мужчины, который 30 октября 2010г. вместе с другими подверг А. избиению, находясь в лесу, нанес ему удар ногой по голове. Требований к А. о передаче ему вещей данный мужчина не выдвигал (т.1 л.д. 174-175);

- протоколом от 04 ноября 2010г. опознания потерпевшим А. подсудимого Пушкалова Д.Е., как молодого человека, который 30 октября 2010г. вместе с другими людьми подверг А. избиению, угрожал ему секатором, обещая отрезать уши и пальцы, заставил раздеться и одел на голову ведро (т.2 л.д. 112-113)

- заключением судебно-биологической эксперта <номер> от <дата>, из которого видно, что на смыве с декоративной панели ремня безопасности, с внутренней поверхности ведра, чехла автомашины, представленных на исследование, обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего А. не исключается. (т.3 л.д.43-46).

Вина подсудимого Колбас А.Н. в совершении злостного уклонения от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей полностью доказана показаниями потерпевшей, свидетеля, письменными материалами уголовного дела.

Потерпевшая К. показала в судебном заседании, что подсудимый Колбас А.Н. – её бывший муж. В браке они состояли с <дата> по <дата>, имеют двоих детей, на которых по решению Чеховского городского суда с Колбас А.Н. в её пользу взысканы алименты. Однако алименты Колбас ей не выплачивал. Когда у него была возможность, Колбас А.Н. дарил детям подарки, покупал куклы, конфеты. Деньги он на содержание детей ей не давал, детский сад не оплачивал. С одним из детей мама Колбаса ездила отдыхать на море, кто давал на это денежные средства, К. не знает. Неуплату алиментов на содержание детей Колбас А.Н. объяснял тем, что не работает, из-за условного срока наказания не может найти работу. То, что он приносил детям подарки, эта помощь детям была несущественная. Но при начислении алиментного долга следует учесть, что одного ребенка семья Колбаса А.Н. возила на море, поэтому неуплату алиментов Колбасом на этого ребенка за <дата>. нужно исключить из долга по алиментов.

Свидетель Б. показала в судебном заседании, что подсудимый Колбас А.Н. – её сын. В июле 2010г. она со старшей дочерью сына В. ездила отдыхать на море. На это деньги она постепенно накопила, ей сын перед этим давал для отдыха ребенка различные денежные суммы. Всего ей сын на отдых ребенка передал /.../ руб., всё эти денежные средства ею были потрачены на отдых девочки на море. С младшей дочерью сына она отдыхать никуда не ездила, этого ребенка ей бывшая жена сына не даёт. Сын работал иногда неофициально, официально он алименты детям не платил, хотя обязан это делать. Но подарки детям он покупал, в том числе ботинки для дочери. Конкретную стоимость данных подарков, купленных сыном для детей, назвать не может. Она тоже покупала детям подарки, но никаких документов об этом не имеется.

Свидетель С. показала, что она является /должность/ В отношении Колбаса А.Н. имеется судебный приказ Чеховского городского суда от 17 июня 2009г. Колбас неоднократно предупреждался об уголовной ответственности за неисполнение данного решения суда, он длительное время не работал, алименты не платил. По её подсчетам, задолженность по уплате последним алиментов составляет /.../ руб., по <дата> включительно. Но в ходе рассмотрения уголовного дела судом ей стало известно, что один месяц задолженности по уплате последним алиментов взыскатель Колбас просит исключить. О том, что Колбас А.Н. приносил детям подарки, /должность/ взыскатель ничего не сообщала. Помощь в виде конфет и подарков детям, по её мнению об этом, является несущественной.

Вина подсудимого Колбас А.Н. в совершении данного преступления подтверждается также письменными материалами уголовного дела:

- заявлением К. от 14 сентября 2010г о привлечении к уголовной ответственности Колбаса А.Н., который злостно уклоняется от уплаты алиментов на содержание их несовершеннолетних детей (т.1 л.д.34);

-копиями свидетельств о рождении детей, из которых видно, что В. родилась <дата>. Её отцом является Колбас А.Н., матерью – К.; И. родилась <дата>, её отцом является Колбас А.Н., матерью – К. (т. 1, л.д. 40, 41);

- копией судебного приказа о взыскании алиментов <номер> от 10 апреля 2009г. мирового судьи 266 судебного участка Чеховского судебного района Московской обл., из которого видно, что с Колбас А.Н. взысканы в пользу К. алименты на содержание дочери В., <дата> года рождения, дочери И., <дата> года рождения, в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно, начиная с <дата> и продолжая до совершеннолетия детей (т.1 л.д.46);

- постановлением о возбуждении исполнительного производства от <дата>, из которого видно, что судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство <номер> о взыскании алиментных платежей с должника Колбас А.Н., в пользу взыскателя К. в размере 1/3 части всех видов заработка должника (т.1 л.д.47);

- предупреждением по исполнительному документу от <дата>, согласно которому на основании судебного приказа о взыскании алиментов <номер> от <дата> должнику Колбасу А.Н. был разъяснен порядок уплаты и взыскания алиментов, а также он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ (т. 1 л.д. 48);

- предупреждением по исполнительному документу от <дата>, согласно которому на основании судебного приказа о взыскании алиментов <номер> от <дата> должнику Колбас А.Н. был разъяснен порядок уплаты и взыскания алиментов, а также он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ (т. 1 л.д. 49);

- сообщением Серпуховского центра занятости населения от <дата> о том, что Колбас А.Н. в период с <данные изъяты> не зарегистрирован в центре занятости населения в качестве лица, ищущего работу, или в качестве безработного (т. 1 л.д. 58).

Анализ собранных по уголовному делу доказательств позволяет суду сделать вывод о доказанности вины Колбаса А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. в совершении инкриминируемых им преступлений.

Действия подсудимых Колбаса А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. по факту совершения разбоя в отношении А. правильно квалифицированы органами предварительного следствия по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), так как Колбас А.Н., Кузнецов А.Н., Самородов Е.Ю., Морозов Е.Н., Пушкалов Д.Е. вступив в предварительный преступный сговор между собой, 30 октября 2010г. около 14 час. 00 мин. совершили разбой – нападение на А. в целях хищения его имущества, с применением к последнему насилия, опасного для жизни и здоровья, нанеся ему множество ударов по телу и голове кулаками, ногами, являющейся жизненно-важным органом человека; а также нанеся последнему удары неустановленными предметами по телу, причинив потерпевшему ссадину подбородочной области, не повлекшую кратковременного расстройства здоровья, не причинившую вреда его здоровью, а также побои и физическую боль, открыто путем разбоя завладев его имуществом на общую сумму 5480 рублей, доведя разбой до конца. С похищенным у последнего имуществом подсудимые скрылись с места происшествия, обратив похищенное в свою пользу и распорядившись им по своему усмотрению. Тот факт, что часть вещей потерпевшего затем последними была уничтожена, а часть разбросана в лесном массиве, не свидетельствует об отсутствии у подсудимых умысла на совершение разбоя и доведение этого преступления до конца, так как состав этого преступления является формальным, разбой был окончен с момента нападения на потерпевшего подсудимых.

В ходе этого все подсудимые действовали по предварительному сговору в группе между собой. Предварительный сговор между подсудимыми Колбасом А.Н., Кузнецовым А.Н., Морозовым Е.Н., Пушкаловым Д.Е. был достигнут в момент, когда последние увидели потерпевшего, ожидавшего автобус, решив под предлогом довезти последнего в нужное ему место совершить в отношении А. разбой. В дальнейшем в этот предварительный сговор с последними вступил подсудимый Самородов, которому остальные подсудимые на даче рассказали о своих преступных намерениях. После этого Самородов стал действовать по предварительному сговору с остальными подсудимыми, участвуя в совершении разбоя вместе с ними.

Из приведенных выше показаний потерпевшего А.. которые последовательны, логичны, ничем не опровергнуты, не доверять им оснований у суда не имеется, так как до происшедших по уголовному делу событий потерпевший ни с кем из подсудимых знаком не был, ссор с подсудимыми не имел, оснований для оговора всех подсудимых в совершении преступления не имеет, видно, что все действия подсудимых были согласованными. Когда один из них совершал конкретные действия в отношении потерпевшего: наносил ему удары, требовал у последнего вещи, деньги, остальные подсудимые находились рядом, никаких действий для предотвращения противоправных действий в отношении потерпевшего не предпринимали, а порой поддерживали друг друга, давая советы о совершении преступных действий в отношении потерпевшего - дав совет Пушкалову Д.Е., угрожавшему А. секатором, чтобы тот не переусердствовал; одобрив действий Самородова, нанесшего удар ногой по голове потерпевшему, сказав, что Самородов хорошо бьёт потерпевшего.

В момент изъятия вещей у потерпевшего все подсудимые находились рядом. Когда Морозов снимал часы с руки у А., Колбас держал руку потерпевшего. С целью увезти потерпевшего в лесной массив от дач, не дав возможности потерпевшему уй ти от них, подсудимые, действуя согласованно, требовали от потерпевшего деньги и ценные вещи, угрожая ему в последнем случае физической расправой, что следует из показаний потерпевшего, а также показаний подсудимого Морозова Е.Н., данных последним на стадии предварительного следствия, подтвержденных им в судебном заседании.

Когда у потерпевшего был отобран мобильный телефон, происходила передача данного телефона от одного подсудимого к другому: от Морозова к Колбасу, от получения которого Колбас отказался, так как ему телефон был не нужен. При этом на денежные средства, которые были похищены у потерпевшего в ходе разбойного нападения, в присутствии всех подсудимых происходила заправка автомашины, которой управлял Колбас А.Н.

Открыто завладев одеждой потерпевшего, подсудимые, действуя согласованно и совместно между собой, распоряжались данными вещами потерпевшего, часть из них уничтожив путем сжигания в костре, часть разбросав в лесном массиве.

При таких обстоятельствах доводы всех подсудимых и их адвокатов, приведенные в судебном заседании, от отсутствии у подсудимых умысла на совершение разбоя в отношении потерпевшего, отсутствии между подсудимыми предварительного сговора о совершении разбоя группой лиц между ними, - являются необоснованными, не нашли подтверждения в судебном заседании, в связи с чем не могут быть приняты судом во внимание. Оснований для оправдания подсудимых Пушкалова Д.Е., Самородова Е.Ю., Кузнецова А.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.02011г.), - у суда не имеется. Не имеется у суда оснований и для переквалификации действий Колбаса А.Н. по ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.-2011г.) на ст. 116 Ч. 1 УК РФ, действий Морозова Е.Н. со ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.) на ст. 161 Ч. 1 УК РФ.

Отрицание подсудимыми вины в совершении разбоя в отношении потерпевшего А. суд расценивает как избранный всеми подсудимыми способ защиты с намерением избежать уголовной ответственности за совершенное тяжкое преступление, не доверяет показаниям подсудимых о том, что они не совершали разбой в отношении указанного потерпевшего.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от предъявленного всем подсудимым обвинения в части применения последними в ходе совершения разбоя в отношении потерпевшего А. неустановленных предметов в качестве оружия и угроз в адрес последнего неустановленным предметом в виде секатора, ссылаясь на то, что в этой части предъявленное подсудимым обвинение не нашло своего подтверждения в судебном заседании.

В связи с отказом в судебном заседании государственного обвинителя от предъявленного всем подсудимым обвинения по ч. 2 ст. 162 УК РФ в указанной выше части – с применением в ходе разбоя неустановленных предметов в качестве оружия и угроз в адрес потерпевшего неустановленным предметом в виде секатора, уголовное преследование в этой части в отношении всех подсудимых: Колбаса А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. подлежит прекращению за отсутствием в их действиях квалифицированных признаков разбоя: применение в ходе разбоя предметов, используемых в качестве оружия; угроз в адрес потерпевшего неустановленным предметом в виде секатора.

Действия подсудимого Колбаса А.Н. по ч. 1 ст. 157 УК РФ органами предварительного следствия квалифицированы правильно, так как Колбас А.Н., будучи по решению суда обязан к уплате алиментов на содержание двоих несовершеннолетних детей, злостно уклонялся от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, допустив задолженность по уплате алиментов на содержание дочери В. за период с <дата> по <дата>, с <дата> по <дата>, всего за <данные изъяты>, что составляет в суммарном выражении /.../ руб. /.../ коп.; на содержание дочери И. – за период с <дата> по <дата>, всего в размере <данные изъяты>, что составляет в суммарном выражении /.../ руб. /.../ коп., не оказывая за указанный период времени никакой иной материальной помощи детям. Злостность по уклонению по уплаты алиментов на содержание детей в действиях Колбаса А.Н. состоит в длительности неуплаты без уважительных причин алиментов на содержание двоих несовершеннолетних детей.

Доводы подсудимого Колбаса А.Н. и свидетеля Б. – матери данного подсудимого, о том, что Колбас А.Н. покупал детям подарки и конфеты, - не нашли подтверждения в судебном заседании и опровергаются показаниями потерпевшей К. о том, что за указанный период времени никакой существенной материальной помощи детям Колбас А.Н. не оказывал, купленные для них конфеты и подарки являлись незначительными.

Однако в судебном заседании государственный обвинитель отказался от части предъявленного подсудимому Колбасу А.Н. обвинения по ч. 1 ст. 157 УК РФ, а именно по факту злостного уклонения Колбаса А.Н. от уплаты алиментов на содержание старшей дочери за <данные изъяты>., так как в тот месяц данный ребенок ездил отдыхать на Юг с матерью Колбаса А.Н., на что подсудимый давал денежные средства; а также из предъявленного Колбасу А.Н. обвинения государственный обвинитель просил исключить период с момента заключения Колбаса А.Н. под стражу с <дата> по <дата>, так как в этот период времени Колбас А.Н. содержался под стражей и по объективным причинам не мог выплачивать детям алименты. С учетом этого государственный обвинитель отказался от предъявленного Колбасу А.Н. обвинения по ч. 1 ст. 157 УК РФ по факту злостного уклонения Колбаса А.Н. от уплаты алиментов на содержания старшей дочери за период свыше <данные изъяты>, суммарно свыше /.../ руб. /.../ коп.; а в отношении младшей дочери – за период свыше <данные изъяты>, суммарно свыше /.../ руб. /.../ коп.

В связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного Колбасу А.Н. обвинения в вышеуказанной части из предъявленного последнему обвинения по ч. 1 ст. 157 УК РФ подлежит исключению период злостного уклонения Колбаса А.Н. от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетней дочери В. за <данные изъяты>. и за период с <дата> по <дата>, а всего за период свыше <данные изъяты>, а в сумме свыше /.../ руб. /.../ коп.; а также период злостного уклонения Колбаса А.Н. от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетней дочери И. за период с <дата> по <дата>, всего за период свыше <данные изъяты>, а суммарно – свыше /.../ руб. /.../ коп., - за отсутствием в действиях Колбаса А.Н. состава указанного преступления в этой части.

При назначении подсудимым Колбасу А.Н., Кузнецову А.Н., Самородову Е.Ю., Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных последними преступлений, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на исправление Колбаса А.Н., Кузнецова А.Н., Самородова Е.Ю., Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. и на условия жизни их семей.

Подсудимым Колбасом А.Н. совершено одно тяжкое преступление и одно преступление небольшой тяжести в период условного осуждения по предыдущему приговору суда. Колбас А.Н. на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, к административной ответственности не привлекался, в медицинском вытрезвителе не содержался, по месту жительства жалоб на его поведение не поступало, имеет на иждивении двух малолетних детей.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, в отношении подсудимого Колбаса А.Н., суд признает добровольную явку последнего в органы милиции для дачи показаний о совершении преступления, принесенные потерпевшему А. извинения по факту совершения преступления, частичное добровольное возмещение ущерба от преступления в пользу потерпевшего А., состояние здоровья Колбаса, перенесшего травму, страдающего хроническим заболеванием. На иждивении Колбаса А.Н. находятся двое несовершеннолетних детей, однако материальной помощи на их содержание Колбас А.Н. длительное время не оказывал.

Отягчающих наказаний обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении подсудимого Колбас А.Н., суд не усматривает.

С учетом степени общественной опасности совершенных Колбас А.Н. преступлений Суд считает необходимым назначить последнему наказание в виде исправительных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного, в пределах санкции ст. 157 Ч. 1 УК РФ; а также в виде лишения свободы в пределах санкции ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), считая возможным не применять к Колбас А.Н. дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы. По совокупности преступлений в соответствии с требованиями ст. 69 Ч. 3 УК РФ Суд считает необходимым назначить Колбасу А.Н. наказание путем частичного сложения назначенных ему наказаний за каждое из совершенных преступлений.

Так как преступления по настоящему уголовному делу совершены Колбасом А.Н. в период отбывания им условного наказания в виде лишения свободы по приговору Чеховского городского суда Московской области от 19.11.2009г., которым Колбас А.Н. был признан виновным по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст.158 ук РФ и осужден к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, - в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение в отношении Колбас А.Н. по приговору Чеховского городского суда Московской области от 19 ноября 2009г. подлежит отмене.

В соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к вновь назначенному Колбасу А.Н. наказанию Суд считает необходимым частично присоединить наказание, не отбытое Колбасом А.Н. по приговору Чеховского городского суда Московской обл. от 19 ноября 2009г.

В связи с тем, что Колбас А.Н., как лицо мужского пола, совершившее преступление небольшой тяжести и тяжкое преступление, впервые реально осуждается к лишению свободы, ранее в местах лишения свободы не содержался, в соответствии с требованиями ст. 58 Ч. 1 П. «Б» УК РФ для отбывания наказания Колбас А.Н. подлежит направлению в исправительную колонию общего режима.

Оснований для применения к Колбасу А.Н. ст. ст. 73, 64 УК РФ и назначения последнему за совершенные им преступления наказания в виде лишения свободы условно, либо более мягкого наказания или наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено санкциями ч. 1 ст. 157, Ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), - суд не находит.

Подсудимым Кузнецовым А.Н. по настоящему уголовному делу совершено тяжкое преступление в период условного осуждения по предыдущему приговору суда. Кузнецов А.Н. на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, к административной ответственности не привлекался, в медицинском вытрезвителе не содержался, по месту жительства жалоб на его поведение не поступало.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, в отношении подсудимого Кузнецова А.Н., суд признает добровольную явку последнего в отделение милиции для дачи показаний о совершении преступления, принесенное потерпевшему А. извинение по факту совершения преступления. Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении подсудимого Кузнецова А.Н., суд не усматривает

С учетом степени общественной опасности совершенного Кузнецовым А.Н. тяжкого преступления Суд считает необходимым назначить последнему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), считая возможным не применять к Кузнецову А.Н. дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы.

Так как преступление по настоящему уголовному делу совершено Кузнецовым А.Н. в период отбывания им условного наказания в виде лишения свободы по приговору Серпуховского городского суда Московской области от 19 февраля 2010г., которым Кузнецов А.Н. был признан виновным по п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166, Ч. 1 ст. 158 УК РФ и осужден к лишению свободы сроком на 2 года, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, - в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение в отношении Кузнецова А.Н. по приговору Серпуховского городского суда Московской области от 19.02.2010г. подлежит отмене.

В соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к вновь назначенному Кузнецову А.Н. наказанию Суд считает необходимым частично присоединить наказание, не отбытое Кузнецовым А.Н. по приговору Серпуховского городского суда Московской обл. от 19 февраля 2010г.

В связи с тем, что Кузнецов А.Н., как лицо мужского пола, совершившее тяжкое преступление, впервые осуждается к реальному лишению свободы, ранее в местах лишения свободы не содержался, в соответствии с требованиями ст. 58 Ч. 1 П. «Б» УК РФ для отбывания наказания Кузнецов А.Н. подлежит направлению в исправительную колонию общего режима.

Оснований для применения к Кузнецову А.Н. ст. ст. 73, 64 УК РФ и назначения последнему за совершенное им тяжкое преступление наказания в виде лишения свободы условно, либо более мягкого наказания или наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено санкцией ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), - суд не находит.

Подсудимым Морозовым Е.Н. по настоящему уголовному делу совершено тяжкое преступление. Морозов А.Н. на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, к административной ответственности не привлекался, в медицинском вытрезвителе не содержался, по месту жительства жалоб на его поведение не поступало, положительно характеризуется по месту прохождения службы в рядах Российской Армии.

Смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным ст. 61 УК РФ, в отношении подсудимого Морозова Е.Н., суд признает принесенное последним извинение потерпевшему А. о совершении преступления, добровольное полное возмещение ущерба от преступления в пользу указанного потерпевшего.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении подсудимого Морозова Е.Н., суд не усматривает.

С учетом степени общественной опасности совершенного Морозовым Е.Н. тяжкого преступления Суд считает необходимым назначить последнему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.02011г.), считая возможным не применять к нему дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы.

Подсудимым Пушкаловым Д.Е. по настоящему делу совершено тяжкое преступление. Пушкалов Д.Е. на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, к административной ответственности не привлекался, в медицинском вытрезвителе не содержался, по месту жительства жалоб на его поведение не поступало.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, в отношении подсудимого Пушкалова Д.Е., суд признает принесенное последним извинение потерпевшему А. о совершении преступления, полное добровольное возмещение вреда от преступления в пользу указанного потерпевшего, наличие у Пушкалова малолетнего внебрачного ребенка, о котором последний проявлял заботу.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении подсудимого Пушкалова Д.Е., суд не усматривает.

С учетом степени общественной опасности совершенного Пушкаловым Д.Е. тяжкого преступления Суд считает необходимым назначить последнему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), считая возможным не применять к нему дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы.

Подсудимым Самородовым Е.Ю. по настоящему уголовному делу совершено тяжкое преступление. Самородов Е.Ю. на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, к административной ответственности не привлекался, в медицинском вытрезвителе не содержался, по месту жительства жалоб на его поведение не поступало.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, в отношении подсудимого Самородова Е.Ю., суд признает принесенное последним извинение потерпевшему А. о совершении преступления, добровольную явку в органы милиции для дачи показаний о совершении преступления, нахождение на иждивении Самородова Е.Ю. малолетнего ребенка. Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении Самородова Е.Ю., суд не усматривает.

С учетом степени общественной опасности совершенного Самородовым Е.Ю. тяжкого преступления Суд считает необходимым назначить последнему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ст. 162 Ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), считая возможным не применять к нему дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы.

С учетом указанных выше данных о личности подсудимых Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. и Самородова Е.Ю., при наличии по уголовному делу вышеуказанных смягчающих наказание обстоятельств, суд, согласившись с доводами государственного обвинителя, приведенными в ходе прений по уголовному делу, о возможности исправления Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е. и Самородова Е.Ю., без изоляции последних от общества, считает возможным применить к Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е. и Самородову Е.Ю., ст. 73 УК РФ, считать назначенное последним наказание в виде лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы условным, с испытательным сроком, обязав осужденных в период испытательного срока систематически являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденных, без уведомления этого органа не изменять постоянное место жительства и места работы; не появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

Оснований для применения к Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е. и Самородову Е.Ю., требований ст. 64 УК РФ и назначения им наказания более мягкого, либо ниже низшего предела, чем предусмотрено санкцией ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.02011г.), суд не находит; так как по делу отсутствуют исключительные обстоятельствами, которые могут являться основаниями для этого.

Судом рассмотрен заявленный потерпевшим А. гражданский иск, уточненный им в судебном заседании. Заявленный последним гражданский иск по уголовному делу в соответствии с требованиями ст. ст. 151<паспортные данные удалены>ГК РФ, 1064 ГК РФ, - подлежит полному удовлетворению. С подсудимого Колбаса А.Н. в пользу потерпевшего А. подлежит взысканию материальный вред от преступления в размере 746 руб., моральный вред в размере 14.154 руб. С подсудимого Кузнецова А.Н. в пользу потерпевшего А. подлежит взысканию материальный вред от преступления в размере 996 руб., моральный вред в размере 18904 руб. С подсудимого Самородова Е.Ю. в пользу потерпевшего А. подлежит взысканию материальный вред от преступления в размере 996 руб., моральный вред в размере 18904 руб. Размер заявленного потерпевшим морального вреда от причиненных последнему физических страданий суд находит обоснованным, не считая его чрезмерным. Так как материальный и моральный вред подсудимыми Пушкаловым Д.Е. и Морозовым Е.Н. был полностью добровольно возмещен в ходе рассмотрения уголовного дела судом, с этих подсудимых в его пользу потерпевший просил материальный и моральный вред не взыскивать, что Суд считает возможным.

Потерпевшей К. гражданский иск по уголовному делу не заявлен.

Руководствуясь ст.ст. 307-309 УПК РФ, суд

приговорил:

Колбаса А.Н. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), за совершение которых назначить ему наказание: по ч. 1 ст. 157 УК РФ - в виде исправительных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласования с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного, сроком на 6 (шесть) месяцев, с удержанием из заработной платы Колбаса А.Н. ежемесячно 20 % (двадцати процентов) в доход государства; по ч. 2 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 69 Ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений определить Колбасу А.Н. наказание путем частичного сложения назначенных ему наказаний: по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.) - в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года без штрафа и без ограничения свободы; по ч. 1 ст. 157 УК РФ – в виде исправительных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласования с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного, сроком на 3 (три) месяца, с удержанием из заработной платы Колбаса А.Н. ежемесячно 20 % (двадцати процентов) в доход государства (что соответствует одному месяцу лишения свободы). Окончательно по совокупности преступлений определить Колбасу А.Н. наказание в лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 1 (один) месяц без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить в отношении Колбаса А.Н. условное осуждение по приговору Чеховского городского суда Московской области от 19 ноября 2009г., которым Колбас А.Н. был признан виновным по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 ук РФ и осужден к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с применением ст.73 УК РФ - условно с испытательным сроком на 2 года.

В соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному Колбасу А.Н. по настоящему приговору, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 1 (один) месяц без штрафа и без ограничения свободы, частично присоединить наказание, не отбытое Колбасом А.Н. по приговору Чеховского городского суда Московской области от 19 ноября 2009г. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 ук РФ, - в виде лишения свободы сроком на 11 (одиннадцать) месяцев.

Окончательно к отбытию определить Колбасу А.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кузнецова А.Н. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), за совершение которого назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить в отношении Кузнецова А.Н. условное осуждение по приговору Серпуховского городского суда Московской области от 19 февраля 2010г., которым Кузнецов А.Н. был признан виновным по п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166, Ч. 1 ст. 158 УК РФ и осужден к лишению свободы сроком на 2 года без штрафа и без ограничения свободы, с применением ст.73 УК РФ - условно с испытательным сроком 2 года.

В соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному Кузнецову А.Н. по настоящему приговору, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года без штрафа, без ограничения свободы, частично присоединить наказание, не отбытое Кузнецовым А.Н. по приговору Серпуховского городского суда Московской области от 19 февраля 2010г. по п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166, Ч. 1 ст.158 УК РФ, - в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) месяцев без штрафа и без ограничения свободы.

Окончательно к отбытию определить Кузнецову А.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е., Самородова Е.Ю. – каждого из них, признать виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 07.03.2011г.), за совершение которого каждому из них: Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е., Самородову Е.Ю., - назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года без штрафа и без ограничения свободы.

Применить к Морозову Е.Н., Пушкалову Д.Е., Самородову Е.Ю. ст. 73 УК РФ, назначенное им наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года без штрафа и без ограничения свободы, - считать условным, с испытательным сроком на 3 (три) года в отношении каждого из них: Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е., Самородова Е.Ю.

Обязать Морозова Е.Н., Пушкалова Д.Е., Самородова Е.Ю. в течение испытательного срока систематически – 1 (один) раз в месяц, каждый второй понедельник месяца, являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденных; без уведомления этого органа не изменять постоянное место жительства и место работы; не появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

Меру пресечения в отношении Колбаса А.Н. и Кузнецова А.Н. - заключение под стражу, не отменять до вступления приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания Колбасу А.Н. и Кузнецову А.Н. исчислять со дня заключения последних под стражу, - с 03 ноября 2010г. - каждому из них.

Меру пресечения в отношении Пушкалова Д.Е. – заключение под стражей, изменить на подписку о невыезде, освободить Пушкалова Д.Е. из под стражи из зала суда.

Меру пресечения в отношении Морозова Е.Н. и Самородова Е.Ю. – подписку о невыезде, - не отменять до вступления приговора в законную силу.

Вещественные доказательства по уголовному делу: куртку, наручные часы марки «Касио», очки, <данные изъяты>, - после вступления приговора в законную силу возвратить по принадлежности потерпевшему А. под расписку; при отказе последнего от получения вещей, - уничтожить их по акту как не представляющие материальной ценности.

Вещественные доказательства по уголовному делу: пассатижи, чехол с водительского сиденья автомашины, - после вступления приговора в законную силу возвратить по принадлежности под расписку свидетелю Б.; при отказе последней от получения вещей, - уничтожить их по акту, как не представляющие материальной ценности.

Вещественное доказательство по уголовному делу: пластмассовое ведро, - после вступления приговора в законную силу уничтожить, как не представляющее материальной ценности.

Потерпевшей К. гражданский иск по уголовному делу не заявлен.

Заявленный по уголовному делу потерпевшим А. гражданский иск о возмещении материального и морального вреда в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1099<паспортные данные удалены>гк РФ, - удовлетворить полностью.

В возмещение материального вреда от совершения разбоя взыскать с о Колбаса А.Н. в пользу А. 746 руб. 00 коп. (семьсот сорок шесть рублей 00 копеек).

В возмещение морального вреда от причиненных потерпевшему физических страданий взыскать с Колбаса А.Н. в пользу А. 14154 руб. 00 коп. (четырнадцать тысяч сто пятьдесят четыре рубля 00 копеек).

В возмещение материального вреда от совершения разбоя взыскать с Кузнецова А.Н. в пользу А. 996 руб. 00 коп. (девятьсот девяносто шесть рублей 00 копеек).

В возмещение морального вреда от причиненных потерпевшему физических страданий взыскать с Кузнецова А.Н. в пользу А. 18904 руб. 00 коп. (восемнадцать тысяч девятьсот четыре рубля 00 копеек).

В возмещение материального вреда от совершения разбоя взыскать с Самородова Е.Ю. в пользу А. 996 руб. 00 коп. (девятьсот девяносто шесть рублей 00 копеек).

В возмещение морального вреда от причиненных потерпевшему физических страданий взыскать с Самородова Е.Ю. в пользу А. 18904 руб. 00 коп. (восемнадцать тысяч девятьсот четыре рубля 00 копеек).

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда через Серпуховский городской суд Московской области в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными Колбасом А.Н. и Кузнецовым А.Н., содержащимися под стражей, - в тот же срок со дня вручения им копии приговора.

В случае подачи кассационных жалоб осужденные Пушкалов Д.Е., Самородов Е.Ю., Морозов Е.Н. в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а осужденные Колбас А.Н. и Кузнецов А.Н. в течение 10 суток со дня вручения им копий приговора, - вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а также вправе в тот же срок обратиться с аналогичным ходатайством в случае принесения кассационного представления и (или) кассационных жалоб, затрагивающих интересы осужденных, со дня вручения им копий указанных документов, а также вправе поручать осуществление своей защиты избранным осужденными защитникам либо ходатайствовать перед судом о назначении им защитников.

Председательствующий – судья

Справка

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 30.06.2011г. приговор Серпуховского городского суда Московской области от 12.05.2011г. в отношении КОЛБАСА А.Н. и КУЗНЕЦОВА А.Н. изменен.

Исключено из описательно-мотивировочной части приговора: указание об использовании осужденным Колбасом А.Н. при совершении преступления в качестве оружия неустановленного предмета; указание об использовании осужденным Пушкаловым Д.Е. при совершении преступления предметов в качестве оружия – секатора и резинового шланга.

В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Судья

Серпуховского городского суда

Московской области И. А. Свизева

Оригинал документа


Статья 162. Разбой (ФЗ от 21.07.2004 № 73-ФЗ)
Наверх